Я твой талисман

Пролог

- Айлин, бери брата и уходите, - мать торопливо собирала в небольшой мешок теплые вещи и еду, отец достал из кладовки меч, а мой маленький братик смирно лежал в колыбели, словно предчувствуя, что надвигается что-то нехорошее, - Сегодня на рассвете горела Напить. Значит и к нам вот-вот придут. Чертовы псы!

- Почему мы не можем уйти все вместе? Почему мы не можем сдаться в конце концов? – я помогала матери собирать меня и брата в дорогу, не понимая, почему мы должны уйти, оставивих.

- Они всё равно убьют половину деревни. Эти выродки ничего не боятся. С таким-то оружием, - прорычал отец, натачивая меч, который он уже вот как пару лет не держал в руках.

- Ещё пара часов… - мама как раз положила в мешок небольшую краюху хлеба, когда со стороны ворот в деревню послышался жуткий грохот.

Отец выругался сквозь зубы и вылетел на улицу, на прощание что-то сказав матери. Мама, моя любимая мамочка, в спешке завязала узел и бросилась собирать Алаэя, который даже сейчас не плакал. Послышались крики солдат.

- Айлин, одевайся. Быстро, - коротко приказала мама, пеленая брата дрожащими руками. Я очнулась от ступора и бросилась к вешалке.

Мама, укутав брата, передала его мне в руки и повела к задней двери дома.

- Сейчас выйдешь, и чуть дальше по правой стороне частокола будет лаз. Вы с Алаэем уйдете через него, - поправляя на мне одежду и мешок, говорила мама. Крики, удары и странные хлопки слышались все ближе, - Потом найдешь гномов, до гор пару часов пути, у старого водопада будет их пост, в мешке хватит камней, чтобы отплатить им за помощь. Уходите на ту сторону гор…

- Мама! – вскрикнула я. Насколько я знала, на той стороне жили эльфы, оборотни и эхары. Те, кто так не любит людей, - Они убьют нас, что толку тогда от побега.

- Они не настолько нас ненавидят, - еще раз проверив одежду брата, тихо произнесла женщина, - В любом случае, они должны знать, что тут происходит. И они не убьют вас. Они – не люди, существа куда более благородные, уж поверь, - мать криво усмехнулась. Крики все приближались. – Все, бегите. Спасай себя и брата и обязательно позаботься о нем, - Найра, моя невысокая, хрупкая, но такая отважная мама, поцеловала меня в лоб на удачу, крепко обняла и, смахнув слезу, открыла дверь, практически выталкивая меня с братом за порог, - Я люблю вас, милые.

- И мы тебя, мама… - дверь закрылась, а я едва успела договорить, когда что-то вспыхнуло и дом взлетел на воздух. Меня отбросило в сторону, я прижала брата ближе к себе. Дом горел, где-то слышались ликующие возгласы, а я еле смогла подняться. Нет, мама не могла умереть…

Я едва успела сделать шаг в сторону дома, когда на руках завозился брат. Он прав, мама хотела, чтобы мы жили. Зажмурив глаза, я повернулась спиной к дому, и, глубоко вздохнув, бросилась к лазу. Нужно было как можно быстрее спасаться, солдаты бастарда не оставляют в живых практически никого…

 

***

Мама оказалась права, драгоценных камней в мешке хватило, чтобы оплатить переход с нашей стороны гор на другую. Гномы с неохотой взяли камни, брезгливо скривив лица, когда поняли, что я и брат – люди. Но все же алчность взяла свое. Нас проводили, позволили пополнить припасы в городе гномов, хоть и взяли с нас куда больше. Но я смолчала. Главное, что провели через горы. Сейчас в любом месте мира Мириты безопаснее, чем на землях людей.

Через горы мы шли чуть больше недели. Я исхудала, потому что еду приходилось экономить, большую часть я отдавала брату. Мои волосы, некогда рыжие, словно огонь, теперь заметно поблекли. Я все думала, жива ли мама, мучила себя мыслями об отце. Дошло до того, что к концу нашего небольшого похода, даже мой сопровождающий начал меня жалеть. Уже многим позже, попав в деревню и увидев свое отражение, я поняла, что действительно больше стала напоминать полутруп, нежели дочь некогда зажиточного крестьянина.

Гном, который провел нас через недра гор, указал мне и дорогу к ближайшему поселению. Оно не принадлежало ни одной расе, город был небольшим, скорее так, крупная деревня, но там вполне можно было остановиться на ночлег.

Мы пришли в поселение поздно ночью, когда ночное светило уже украсило небо. С трудом удалось уговорить одну недоверчивую женщину-человека впустить меня с братом на ночлег. Она оказалась одинока, а потому с опаской относилась к ночным путникам. Её, в случае чего, защитить было некому.

- Я постелю вам в соседней комнате, там раньше спал мой сын, - женщина, которая представилась Нессой, поставила передо мной тарелку похлебки и, забрав у меня брата, стала его кормить. Видно было, что женщина имеет опыт. Мой полугодовалый брат смирно сидел на её коленях и понемногу пил молоко из небольшой бутылочки.

- Мы не помешаем вашему сыну?

- Он погиб пару лет назад, провалился под лед на речке, - практически безэмоцианально произнесла Несса, хотя в глазах и мелькнула застарелая боль. Как оказалось, муж женщины тоже погиб, пережив сына всего на пару месяцев.

Мы в тишине доели. Я – похлебку, а брат – молоко.

- Куда вы теперь дальше? – тихо, укачивая на руках Алаэя, спросила женщина. Я отставила пустую миску в сторону. Сама об этом думала, только вот ничего не смогла придумать.



Анна Лилей

Отредактировано: 30.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться