Я знаю её боль

Размер шрифта: - +

Глава 1

Я знаю её боль

Сквозь тяжелый сон, я услышала звук открывающейся двери. Холодок, который прошелся по моему лицу, приносящийся из коридора, заставил поморщиться, а шаги, приближающиеся к окну, настороженно прислушаться.

-Соня, подъём! – Командный тон моего брата разнёсся по моей комнате. Я завертелась в кровати и отвернулась к стене. Блин, вот надо же Антону, моему старшему братцу, покупать такой сногсшибательный парфюм?! Я даже рядом находиться не могу, рот всякий раз слюной наполняется, а потом горло судорогой схватывает, да так, что не сглотнуть.

-Уйди! – Промычала я, залезая под одеяло. Лишь бы не ощущать этот божественный запах.

-Вставай! – Одеяло неожиданно слетело с меня, обдувая прохладным воздухом и запахом Антона. Вот засранец!

-Слушай, ты чего вообще припёрся?! Да ещё в такую рань? – Я вскочила на кровати, пытаясь натянуть своё одело. Повезло, что ночью я решила переодеться в хлопковую пижаму с миньонами и Антон сейчас не кукситься, недовольно осматривая мою любимую шёлковую пижамку, которую я ношу, не снимая.

Сейчас я была защищена по всем фронтам. Кофта с длинными рукавами, длинные свободные штаны и даже носки. Ночью я безбожно мёрзла. Только волосы мои густые и бесящие, торчали в разные стороны из заботливо уложенного колоска. Сейчас о нём напоминала лишь резинка.

-Мать с отцом уже уехали, ещё вчера попросили тебя отвезти в школу. Мама говорила, что у тебя сегодня какая-то конференция по английскому языку. Сказала, что всю ночью готовилась и уснула лишь под утро, поэтому могла проспать. Вот, в принципе, по этой причине я и здесь. – Антон гордо возвысил свой подбородок и улыбнулся, поджав губы.

Ох, какой же у меня красивый старший брат! Высокий, статный, красивые глубокие синие глаза, пушистые ресницы (которые в детстве мне всегда хотелось потрогать, да что там, в детстве, я и сейчас не против), прямой нос и что всегда меня удивляло, так это его одежда. Антон в любом виде выглядел как модель из глянцевых журналов. Мама нарадоваться ему не могла! Какой мальчик, какой славненький! Брр! Раньше я даже не замечала, как все мои одноклассницы просто пищат при виде него. Кто-то даже в обморок падал, но лично я это не видела. Многие мои подружки пытались выпросить у меня его номер, а когда три года назад Антон переехал в новую, отдельную квартиру, вымогали у меня его адрес.

Антон перенял всё самое лучшее от родителей. Был эталоном красоты. Я же как-то вообще не вписывалась в родное гнездо. Мои орехово-зелёные глаза были сродни чуду. Ни у папы, ни у мамы их не было. Мама говорила, что это наследство прабабушки. Но тогда откуда эти медные волосы?! Если их не расчесать, то получится фраза: я летела с самосвала, тормозила, чем попало! Только после тщательного внимания к ним, мои длинные волосы ложились приятной волной и были моей гордостью. Вообще, я нравилась сама себе. Во всяком случае, сейчас. Но лет семь назад, когда мне было десять лет, я сильно поправилась, хотя, чего греха таить, я до того времени всегда была пышечкой! Но родители и Антон всегда любили меня, и никто не подумал, что мне давно пора худеть. Пока я не пришла из школы с красными, зареванными глазами. Одноклассник – Марат Викторов, которого я до сих пор не переношу – заявил мне, что я неповоротливая бочка. Антона это взбесило так, что мне казалось, он свернёт шею Марату, когда пришёл встречать меня на следующий день. В первую очередь, Тоша отдал меня в секцию каратэ. В прошлом году, на соревнованиях, я наконец-то заменила коричневый пояс с золотой полоской, на черный! Это была грандиозная победа! В школе каратэ нет никого сильнее меня. Мои фото висят при входе, в списках лучших учеников за прошедшие тридцать лет. Каратэ сильно меня изменило. Из сопливой девчонки, которая при колкости одноклассников ударялась в слезы, я могла дать отпор. Однако когда у тебя черный пояс, ты получаешь мудрость своих учителей, которые не устают повторять, что каратэ лишь для защиты, а не для нападения. Только новичок полезет драться и в итоге лишь себя подставит.

Мама долго ругалась, что её старший сын сделал из единственной дочери ещё одного пацана. И ведь действительно, я была единственная на курсе каратэ девочка и поэтому как-то само собой переняла мальчишеские приемы общения. Тоше это тоже перестало нравиться – и вуаля, - в 13 лет я оказалась в академии танцев. Совмещать вместе несовместимые вещи поначалу было невыносимо. Мне не нравились танцы! Однако преподаватель что-то увидел во мне и вместо вальса (коим обычно «балуются» все приходящие), отправил меня в секцию танго и стрип-пластики. И это в 13-то лет! Я танцую бальные танцы, но просто это действительно не моё. Но когда я выступаю на стрип или пилоне, вот это уже другое дело. В теле семнадцатилетней мне просыпается кто-то другой, и она мне очень нравится.

Кубки по завоеванию различных мест в танцах у меня занимают все верхушки немногочисленных шкафов, два шкафа – один под обычную, повседневную одежду девочки-подростка, которой через три месяца исполнится восемнадцать лет, и второй шкаф – для платьев в стиле танго, одежды для стрип-пластики и кимоно для каратэ. Вид моего спорта - Киокушинкай каратэ - считается одним из самых трудных и жёстких стилей каратэ. Я столько раз ломала руки и ребра, что и не сосчитать. Но это было лишь вначале.

Потихоньку я беру уроки пения, а моё электронное пианино всегда открыто и питается, ведь я люблю сочинять не только стрип-танцы для новых конкурсов, но и музыку.

Вот такая разносторонняя личность Жданова Мария Алексеевна. И да, это я! Единственной проблемой в моей жизни был Тоша. Не подумайте, что мы с ним как кошка с собакой, нет, мы всегда хорошо ладили.



Anna Ritter

Отредактировано: 10.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться