Ядовитые крендельки

Ядовитые крендельки

 

        После известия о том, что Первый меч империи и племянник самого императора лорд Риан Тьер женился на обычной человечке, столицу Темной империи буквально наводнили тысячи простолюдинок. Многие из них надеялись устроить свою судьбу подобно тому, как это сделала леди Дея Тьер.  «Охотниц за счастьем» не смущали рассказы о нравах темных лордов, более того девушки стали считать за огромную удачу стать если не супругой, то хотя бы постоянной любовницей темного. 
      Моя матушка, окрыленная известиями из столицы, смогла заставить отца распродать все наше имущество и переехать. Она была уверена, что три ее дочери несомненно станут «темными леди». Доводам отца матушкам не внимала. Даже то, что в столице мы смогли приобрести лишь небольшой домик, расположенный весьма далеко от центральной части столицы, а также отсутствие влиятельных родственников или друзей не удручало матушку. 
     Она направила свою энергию на открытие пекарни, которая располагалась на первом этаже дома. А старинные рецепты выпечки, всегда свежая и ароматная сдоба вкупе с тремя очаровательными продавщицами, коими были мы с сестрами, сделали свое дело. Постепенно круг постоянных посетителей увеличивался, доходы возрастали, так что через полгода мы всей семьей смогли позволить себе переехать в более престижный район.  Пекарня по- прежнему приносила стабильный доход, но матушку огорчало отсутствие темных лордов на горизонте. Возможно поэтому,  когда отец  получил  заказ на крупную партию выпечки для одного светского приема, матушка воспряла духом. В качестве сопровождающей «ценного груза» вместе с работниками была направлена моя старшая сестра Клозетта. Матушка сделала ставку на ее красоту и кроткий нрав, способные, как она считала, привлечь хозяина богатого особняка. Но надежды матери не оправдались.
        Через несколько месяцев отец дал  благословление на  брак Клозетты с сыном владельца фирмы по организации приемов. Сестра познакомилась с этим замечательным юношей как раз на том памятном вечере.
       Следует отметить, что Клозетте крупно повезло. Они с Мартином были юны и влюблены друг в друга. Супруг сестры сразу настоял на том, что будет самостоятельно работать, а ее обязанностью станет поддержание домашнего очага.   Наш отец и родители парня вскладчину приобрели новобрачный прекрасный дом.  А чтобы Клозетте было не в тягость, Мартин нанял помощницу по хозяйству. 
         Что касается матушки, она долго лелеяла в себе обиду на сестру, но переменила свое отношение, когда у молодых появился первенец. Матушка полностью увлеклась заботами о малыше и наставлениями Клозетты. Но оказалось, что не оставила мыслей о зяте - темном лорде. 
         Однажды  в пекарню вошел представительный мужчина. Высокий и широкоплечий,  с заостренными чертами лица, выдававшего в нем «темное происхождение».  Тогда  мы с отцом отправились в лавку  почтенного гнома Витроуса, чтобы  приобрести цукаты и орехи для нового вида  булочек, поэтому в пекарне оставались мама и  сестрица Кристаллия.  Как только матушка своим наметанным орлиным взором определила в вошедшем посетителе темного лорда, то сразу же переложила почетную обязанность по обслуживанию клиента на мою молоденькую семнадцатилетнюю сестру. Криста была очарована  обходительными манерами лорда и его улыбкой. И совсем было не важно, что сиятельный темный зашел в пекарню скуки ради, поскольку устал ждать свою тогдашнюю  «даму сердца».  
           С подачи матушки сестрица не только достаточно долго беседовала с лордом, но и приняла его  приглашение на  первое свидание без какого-либо промедления. Окончательно сестра пала к ногам темного лорда на третьи сутки знакомства, когда он сумел соблазнить ее в отдельном кабинете дорогой ресторации…
          Матушка была в экстазе  и вместо того, чтобы отругать и наказать дочь за распутство, она строго-настрого запретила нам рассказывать обо всем отцу в надежде на то, что у Кристы уж точно получится выйти замуж.  Как показало время, лорд осыпал сестрицу подарками, дорогими украшениями и нарядами,  но вовсе не спешил переводить ее из статуса «новой любовницы» в статус «достопочтенной  темной леди – супруги». С каждым днем Криста все больше и больше влюблялась в темного, позабыв о наказах  Клозетты, которая при каждой встрече пыталась образумить  девушку на правах старшей замужней сестры. Меня, пятнадцатилетнюю соплячку, Криста и вовсе не воспринимала всерьез. 
            Напротив, она любила  похвалиться  перед нами тем, какой искусной в любовных утехах  стала  благодаря своему любимому. Что ради минут блаженства, проведенных в объятиях мужчины,  готова терпеть «унизительный статус любовницы».  Матушка в отличие от нас подначивала Кристу  продолжать отношения с темным лордом и отмахивалась от предостережений Клозетты.
           Когда через пару месяцев Криста забеременела, темный лорд показал свое истинное лицо: он впал в настоящее бешенство. Поначалу лорд достаточно долго отрицал сам факт того, что сестра могла понести от него, обвиняя ее  в предательстве. После рождения сына, который был практически зеркальным отражением своего отца, темный появился лишь раз, бросив сестре прощальный подарок – кошель с деньгами.  Признать, как он выразился «незаконорожденного ублюдка»,   своим сыном и наследником  темный наотрез отказался. 
             Рыдания Кристы, ее апатия и  меланхолия, которые  продолжались много дней, не могли остановить причитания матушки, винившей себя в «подобном несчастии», ни достижения подрастающего сына, ни долгие и бесплодные попытки отца добиться справедливости. Папа хотел подавать прошение самому Тьеру, который был известен  как скорый и справедливый судья, но, к нашему общему сожалению, племянник императора отправился в долгое и продолжительное путешествие  вместе с супругой и детьми.
         В итоге отец махнул рукой, заявив всем нам, что обожает внука и будет продолжать заботиться о нем вне зависимости от того, признает его родной отец или нет.
       Годы шли, Валериан, мой племянник подрастал,  даря нашему дому радость. Матушка клялась, что не допустит того, чтобы  я спуталась с темным лордом подобно Кристе,  и  активно присматривала мне женихов из зажиточных семей соседей в округе. Однако против ее планов на  мое скорое замужество выступил отец, который настоял на моем обучении в Имперской академии. Он считал, что, по крайней мере, одна из его дочерей  должна получить образование.   К тому времени, как я получила свой диплом, папа сумел расширить дело и открыть в столице еще три пекарни, приносящие семье хороший доход.  
     Попытки матери «пристроить» Кристу, у которой на руках был ребенок-маг, и репутация бывшей любовницы темного, всякий раз терпели  неудачу. Претенденты либо охотились за приличным приданым, которое обещал за сестру отец, или же сбегали после «проверок», устраиваемых несносным Валерианом. Мальчуган рос смышленым не по годам и был в прямом смысле несносным. Никто из нас не мог противостоять ему, когда он начинал «упражняться» в магии. Безусловно, это были детские  шалости, которые не несли угрозу жизни кому-то из семьи или работников пекарни.  Отец довольно быстро смекнул, что лучшим способом  сократить подобные «магические эксперименты » было заставить мальчика убирать последствия своих действий без помощи магии, будь то рассыпанные цукаты и пряности или же мытье пола на кухне. Помимо этого удалось найти достойного мага, который согласился стать наставником для племянника, чтобы  научить его  контролировать собственную силу.  В будущем планировалось отправить Валериана в школу, когда мальчик достигнет определенного возраста, где он сможет наравне с другими детьми темных получить необходимое образование. Отец в секрете от нашей матери открыл банковский счет на имя Валериана для этой цели, чтобы за несколько лет собрать приличную сумму. 
Что касается лорда Ваодмира  Тарона, бросившего Кристу, то наша семья не слышала о нем на протяжении нескольких лет.  Отец запретил сестре писать ему, что она делала поначалу после разрыва, и установил в доме правило: никто из домочадцев не станет узнавать о жизни презренного темного лорда.       
          Несчастье Кристы стало для меня постоянным напоминанием того, что темным лордам нельзя доверять. Именно примером сестры я пугала своих недалеких сокурсниц в Академии, которые попадались на удочку этих господ.  И сама всегда старалась держать дистанцию в общении с темными, если они оказывались нашими клиентами.  По этой причине я, а не Криста, всегда  помогала отцу с  крупными  заказами лордов и отвозила с работниками выпечку  на светские приемы и торжества. 
             Не иначе, как по велению Бездны, я впервые столкнулась с лордом Кассианом  Реем  именно на одном из подобных мероприятий. В тот вечер мы с работниками почти закончили  перекладывать свежеиспеченные ароматные булочки,  а также рулеты  с ягодами и  пироги с мясной начинкой  из огромных плетеных  корзин  на изящные  серебряные блюда, предоставленные нам слугами богатого особняка, когда на кухню в сопровождении ночных стражей стремительно вошел темный лорд. На короткий  миг я невольно залюбовалась профилем его красивого лица, обратив особое внимание на пронзительные голубые глаза, прямой нос и губы, которые не сжимались в тонкую полоску,  когда он разговаривал с прислугой.  Лорд был одет не в соответствии с дворцовой модой, из-за чего я предположила,  что он не относится к приближенным нашего императора. Его  белокурые волосы были  собраны  в  небрежный  хвост на затылке, и несколько прядей свободно падали на лицо и шею темного.  Манера поведения лорда, его мимика,  а также то, как он вел себя с прислугой дома и стражниками, поразила меня. В нем не было холодной надменности и стремлении поставить себя выше других, равно как и лживых улыбок, а также  неприкрытого стремления расположить к себе окружающих. 
         Оказалось, что лорд Рей  возглавляет Дневную стражу столицы, но из-за ранения своего коллеги, главы Ночной стражи, лорда Морлона,  он был вынужден прибыть  сюда с остальными из-за вызова хозяйки особняка, которая накануне приема обнаружила пропажу большей части своих драгоценностей.  Дом был оцеплен стражниками, а все люди, находившиеся в нем, были вынуждены пройти процедуру допроса и обыска личных вещей.  К счастью   меня и других работников пекарни  глава Дневной стражи  отпустил достаточно быстро.  Лорд  изучил документы, которые находились при мне:  копии договора  на поставку выпечки в этот вечер, банковское  платежное поручение, врученное мне поверенным заказчика; кроме того с помощью магии проверил содержимое на блюдах  на предмет наличия запрещенных ингредиентов. Ни разу милорд не позволил себе обвинительные или оскорбительные замечание в адрес работников пекарни или слуг дома, хотя некоторые стражники (как я узнала позже)  пытались надавить, чтобы быстрее найти драгоценности. Со мной и другими девушками на кухне  лорд вел себя достаточно учтиво, но в тоже время, не переходя за грань профессиональных интересов. 
         Естественно дома, пересказывая произошедшее родным, я ни словом ни обмолвилась о том впечатлении, которое оставил в моей душе лорд Рей. И попыталась прогнать невольные мысли о темном, сосредоточившись на работе.
          Но Бездна вновь решила испытать меня, подстроив нежданную встречу с лордом. В тот день мне выпала почетная честь забрать племянника  после занятий у его наставника. Мальчик так обрадовался первому снегу, выпавшему  поутру, что постоянно останавливался по пути домой и по-детски  норовил зачерпнуть обе ладошки в белоснежные сугробы, чтобы после поднести снежок ко рту и слизнуть кусочек «лакомства».  Валериан упорно доказывал мне, что в состоянии согреть себя, и заболеть он не сможет. Я не верила, припоминая, как в прошлом году племянник слег с тяжелейшей простудой после того, как поел ледяных сосулек. И если поначалу я делала замечания и пыталась отвлечь племянника от подобного занятия, то под конец нашего пути моей основной угрозой  стало лишение сладкого на несколько дней. Валериан злился, грозился пожаловаться матери, которая всегда баловала его, но я настаивала на своем.  На подходе к пекарне мальчуган умудрился-таки  зачерпнуть приличную горсть снега и кинуть в меня. Холодная масса полностью залепила лицо, и я сбилась с шага, попутно врезавшись в кого-то. Пробормотав извинения, руками вытерла лицо, поморщившись от того, как ледяные струйки быстро потекли вниз, пропитывая верхнюю одежду. И не сдержала изумленного возгласа, когда разлепив веки, увидела перед собой темного лорда.
- Темных Вам, - странно, мой  голос почему-то стал сиплым и тихим.
- Темных! – сдержано кивнув, ответил лорд Рей, после чего извлек из недр своей темной мантии черный платок, с вышитыми на нем инициалами и протянул его мне. – Возьмите, он Вам пригодится.
          Я не успела подумать о том, почему темный находится вблизи моего дома, и даже не успела придумать достойную причину, чтобы отказаться от его любезного жеста в мой адрес. В голове мелькнула мысль, что вид у меня донельзя жалкий и непривлекательный, чтобы я могла заинтересовать  лорда. Глава Дневной стражи вряд ли догадывался о моих рассуждениях, поскольку  обратил все свое внимание на моего племянника. Темный настолько выразительно посмотрел на Валериана,  переминающегося с одной ноги на другую неподалеку от нас, что мне стало не по себе.
- Ваше имя? – обратился он к племяннику.
Мальчуган напустил на себя донельзя виноватый вид и пробурчал, смотря исключительно на свои сапоги: 
- Валериан Ампари, милорд.
- Что ж,  извольте извиниться перед дамой, молодой человек, - холодно произнес лорд Рей, - и пообещать, что более не опорочите свое имя столь недостойным поведением.
В секунду темный оказался рядом с мальчиком и, схватив того за подбородок, заставил посмотреть в свои глаза:
- Нам дана сила не для того, чтобы мы обижали тех, кто заведомо слабее нас. Тем более, когда речь идет о даме,  будь то Ваша матушка или няня. 
- Но тетя грозила оставить меня без сладкого, - племянник осмелел и попытался оправдаться в глазах темного.
      Лорд, повернувшись в мою сторону и смерив  долгим изучающим взглядом, вновь обратил свое внимание на Валериана. 
- Не думаю, что это является оправданием Вашего поступка. А теперь живо, -по-военному скомандовал темный, - просить прощение. 
       Племянник, видимо понимая, что с этим лордом шутки плохи, понуро поплелся в моем направлении. Темный терпеливо ожидал, когда  Валериан наберется смелости, чтобы буркнуть мне  свои извинения и обещание, что более никогда не посмеет кидать в меня снежки. Я кивнула  племяннику в ответ, но оставила в силе запрет на сладкое, после чего посмотрела в сторону лорда Рея, не зная, что сказать. Искренне недоумевая, по какой причине он вмешался в подобную ситуацию. Ранее никто из темных лордов не пытался  мне помочь, и я не знала, что мне делать. Вспомнив о платке, который до сих пор сжимала в руке, собиралась произнести слова благодарности и вернуть вещь своему хозяину, но не успела. Темный нахмурился и…исчез в адовом пламени. Валериан радостно захлопал в ладоши, подбежал к тому месту, где только что стоял лорд и весело заявил мне, что когда-нибудь он обязательно научится так делать.
            Дома племянник первым рассказал родным о встрече с темным, несмотря на то, что  господин отчитал его за недостойное поведение. Когда я заметила, что лорд- глава Дневной стражи, отец высказал мнение, что и среди темных лордов все-таки есть достойные личности. Кроме того на правах главы семьи, батюшка вновь напомнил Валериану о правилах поведения и после, когда мальчуган был отправлен спать, долго беседовал с Кристой с глазу на глаз в своем кабинете. 
           Сестра вопреки своему характеру, так и не сказала матери и мне, о чем шел разговор, но с того дня старалась вести себя с сыном построже. 
             А я… после того, как черный платок был выстиран множество раз, накрахмален,  разглажен и отправлен в самый дальний угол бельевого шкафа в моей комнате, старалась более не думать  о столкновении с темным  и тем более не вспоминать, что в эту нашу встречу его белокурые волосы были распущены по широким  плечам.
            Да, не скрою, я много раз размышляла над тем, чтобы пойти к  Главе Дневной стражи, дабы поблагодарить  и вернуть ему платок. Но каждый раз осаждала себя, понимая, что тогда стану выглядеть в его глазах очередной человечкой, стремящейся привлечь внимание темного лорда. Тогда я начинала вспоминать судьбу Кристы и корить саму себя за то, что так реагирую на темного. Ведь он не пытался очаровать меня, пригласить на свидание, нет…Так почему же я не могла забыть тех внимательных изучающих глаз лорда?
             Возможно, матушка была права в том, что мне следует думать о замужестве с порядочным человеком вроде Питера,  сына наших соседей, а не заниматься с утра до ночи делами пекарни отца. Что бухгалтерия вовсе не достойное занятие для девушки моих лет, которой в пору с кавалерами встречаться, присматривая среди них подходящего жениха. И в секундном порыве я согласилась с мнением матери, когда она в очередной раз завела свою любимую песню про мою уходящую молодость.
           Следующие несколько недель я стойко переносила все «случайные» встречи с кандидатами на роль  мужа, которые подстраивала моя маман со своими подругами. Большая часть претендентов на мою руку, сердце и приданое как раз состояла из сыновей достопочтимых подружек моей матушки. Но,  увы, ни  простодушный Питер, ни работяга Сэм… вообще никто из молодых людей  не смог увлечь мое воображение настолько, чтобы я дала возможность завязаться каким-то отношениям.
           Тем временем отцу поступило несколько крупных заказов, из-за чего времени у меня становилось все меньше, так что пришлось отложить устройство своей личной жизни на неопределенный срок. 
         Беда нагрянула неожиданно, когда отец возвращался из Императорского банка. Он  в тот день обналичил чек за один из заказов, чтобы выплатить работникам пекарни дополнительное вознаграждение. В те дни на кухне с утра и до самой ночи,  не переставая, ставилось сдобное тесто, готовились пироги и рулеты с различными начинками, выпекались сладкие крендельки и пирожные. Отец всегда по-доброму относился к тем, кто работает на него, и считал, что просто обязан вознаградить людей за подобный темп работы. 
          Малыш Клозетты снова  заболел, поэтому Мартин не смог отвезти нашего отца в банк, а  батюшка не посчитал нужным взять с собой кого-то из мужчин.  
        Когда он не вернулся к ужину, мы забеспокоились и отправили на его поиски Томаса и Джека, работников пекарни, но они  не смогли найти отца. Опросив работников банка, узнали, что батюшка действительно успел побывать там, но куда он отправился позже, никто не видел. Матушка запричитала и закричала, требуя, чтобы мы обратились к Ночным стражам. К тому же перевалило за полночь, и тревожное нехорошее предчувствие не покидало всех нас. 
        Лорд Адриан Марлон, глава Ночной стражи  несколько отличался от лорда Рея. Темноволосый и кучерявый, он был немного ниже ростом, но так же отлично сложен, как и его коллега. Глава прибыл к нам сразу же после того, как к нему были отправлен за помощью Томас. Он держался  достаточно сдержанно, слушая причитания матушки, возомнившей себя вдовой, и пообещал, что, несомненно, отыщет почтенного отца семейства. Взгляд лорда несколько раз  задерживался на Кристе, которая, как и я, пыталась успокоить матушку, отправив ту спать. И на прощание, господин немного дольше, чем требовали приличия, держал в своей руке ладонь сестры. Криста была слишком расстроена, чтобы обратить свое внимание на подобный жест, но от меня не ускользнул тот явный интерес, мелькнувший в глазах темного.
         Лорд Марлон действительно сдержал свое обещание: под утро стражники сумели разыскать избитого  и раненного отца в какой-то подворотне. Денег и ценных вещей при нем обнаружено не было, поэтому следователь, прибывший следом за стражами, подтвердил, что отец стал жертвой нападения грабителей. 
        Появление лордов Марлона и Рея, едва забрезжил рассвет, не стало для меня сюрпризом. Мы все находились в шоковом состоянии из-за отца,  у постели которого дежурили попеременно я или Криста после того, как батюшку  осмотрел вызванный ранее лекарь. Матушке пришлось подлить в  травяной отвар капли со зверобоем и мелиссой, поскольку успокаивать ее ежеминутную истерику было невыносимо. Она причитала о том, что останется вдовой, пекарня разорится, а мы с Кристой останемся на улице, из-за того, что не слушали ее советов. Когда матушка наконец-таки уснула,  мы вздохнули с облегчением.  И к появлению темных у нас с сестрой практически не осталось сил. 
           Лорды надолго задерживаться не стали, убедив нас, что должны были лично проверить версию следователя и стражей, нашедших отца. Отказались от предложенного чая, но Криста все равно умудрилась всучить лорду Марлону огромный пакет с ароматной выпечкой в знак благодарности. Я же совершенно забыла о черном платке, который так и не вернула лорду Рею в прошлый раз, и вспомнила об этом лишь тогда, когда после ухода темных  оказалось, что я  держу в руке другой платок того же цвета с инициалами «К.Р.».
             Отцу потребовалось несколько дней, чтобы придти в норму, но этого времени вполне хватило для того, чтобы часть клиентов отказалась от своих заказов. Многие из них полагали, что молоденькая девушка - управляющая, коей стала я, не внушает  должного доверия. Я потеряла покой, изо всех сил пытаясь доказать  всем и каждому, что смогу удержать на плаву семейное дело.      
           Отец принял решение временно приостановить работу одной из пекарен до лучших времен, полагая, что скоро все войдет в привычное русло.  Но неожиданное предательство управляющего другой пекарни вызвало у отца сердечный приступ. Оказалось, что негодяй сумел подсунуть батюшке во время его болезни на подпись документы о передаче всех прав на пекарню давнему конкуренту отца, гному Тимберту, владельцу нескольких кондитерских в столице. 
           Услышав эти новости, отец слег окончательно, а за ним и мать. Полное разорение нам, благодаря бережливости главы семейства не грозило. Расходы пришлось урезать, поскольку только одна пекарня теперь  приносила доход, а судебная тяжба с адвокатами Тимберта и обучение Валериана  значительно сокращали  семейный бюджет. 
                   Пришлось уволить продавщиц, вместо которых теперь попеременно работали Криста и матушка, чья хандра, хвала Бездне, прошла значительно быстрее отцовской. Я же была завалена кучей документации, счетами, рецептами новых булочек  и  просто огромным количеством текущих дел, что не сразу обратила внимание на ту частоту, с которой наше заведение стал посещать лорды  Рей и Марлон. Первый любил зайти  рано утром, чтобы,  набрав огромный пакет пирожков с мясом и грибами, стремительно исчезнуть в адовом пламени, вызвав непрестанное восхищение в глазах племянника. Глава же Ночной стражи стал приходить два, а то и три раза на дню, обосновывая свои визиты тем, что ему приходится делиться лакомыми кусочками со всеми следователями. Кроме того темному доставляло истинное удовольствие беседовать с  Валерианом, выспрашивая о его успехах  в магии или просто интересуясь самочувствием нашего отца. О том, что между делом господин узнавал об увлечениях Кристы, мы с сестрой совершенно не догадывались до тех пор, пока темный не попытался вручить Кристе букет черных роз, перевитых алой лентой. Дело было вечером  перед самым закрытием пекарни, когда я, отпустив кухонных рабочих и прихватив с собой поднос с ужином, направлялась к Кристе.  Сестра обычно сама запирала входную дверь и вместе с ней мы отправлялись наверх, где нас уже ожидали остальные члены семьи.
                          Я, находясь в полнейшем   изумлении, и едва не выронив тяжеленный поднос, наблюдала, как  Криста,  которая когда-то  обожала принимать подарки  от  своего бывшего возлюбленного и  хвасталась перед нами дорогими тканями для платьев и роскошными каменьями в золотых изделиях…  Так вот Криста сейчас более походила на разъяренную бешенную фурию, чей гнев был направлен на лорда Марлона и его букет. Сестра достаточно доступно объяснила господину, что однажды, по молодости и неопытности,  имела честь побывать любовницей темного лорда и даже понести от того ребенка. Но данный факт  вовсе не дает права думать, что она вновь наступит на те же грабли, позволив другому темному завладеть ее сердцем. Она прекрасно помнила о том, что лорд помог нашему отцу, но не считает, что должна расплачиваться за это собственным телом и остатками своей репутации. 
                            Лорд Марлон пытался возражать, доказывая, что был понят превратно и пуская в ход обаятельную улыбку. Но сестра прекрасно помнила, каким обворожительным и галантным  мог быть  отец Валериана, когда хотел уложить ее в постель. Поэтому огромный букет колючих роз полетел прямо в лицо ошеломленному лорду, а грохот разбитой посуды (поскольку поднос я все-таки удержать не сумела)  стал музыкой, сопровождающей уход темного. 
                          Сестра весь вечер была не в своей тарелке, и попросила меня не рассказывать матушке о произошедшем. Я прекрасно ее понимала, поскольку подобно Кристе  испытывала разочарование, что глава Ночной стражи оказался таким же, как и все  остальные темные лорды.
 Ночью я долго не могла сомкнуть глаз, размышляя над тем, что, скорее всего лорд Рей перестанет заходить к нам после того, как моя сестра в достаточно резкой форме отказала его другу. Мысль о том, что я больше его не увижу, оказалась болезненной, и это испугало меня. Со всей четкостью и ясностью я осознала, что испытываю некие чувства к темному:  интерес, симпатию, восхищение. Бездна, да если бы лорд стал проявлять интерес к моей скромной персоне, смогла бы я дать отпор, подобно Кристе? Или же, напротив,  поддалась  соблазну,  забыв о собственном предубеждении против темных? Утомленная собственными долгими и спутанными размышлениями, я, наконец, смогла заснуть только под утро, уверовав и убедив саму себя в том, что будет намного лучше, если господин Рей более не появится в нашей пекарне…
                         Но лорд появился. В обычное время, в которое он приходил всегда. Темный достаточно учтиво поприветствовал нас с Кристой и попросил добавить к своему традиционному заказу несколько мясных пирогов,  пару рулетов  с курицей,  ветчиной и грибами и целую коробку сладких пирожков.  Кроме того он попросил передать нашим пекарям, что они готовят намного лучше, чем в тавернах Хаоса, где господин изволил пробыть  минувшую ночь.  Прощаясь с нами, он мимолетно скользнул своим взглядом небесно-голубых глаз по измученной  Кристе с огромными темными кругами под глазами, а после уделил все свое внимание мне. Я потерялась под этими внимательными проницательными глазами и, чтобы не выдать собственное волнение, поспешила попрощаться с господином, поблагодарив его за покупку, и убежала в кабинет отца, где несколько минут восстанавливала свое дыхание и пыталась не думать о том, что сегодня лорд выглядел неважно, словно он беспробудно пил всю ночь. 
                         К слову, лорд Марлон выглядел намного хуже своего друга, когда он посетил  нашу пекарню вечером того же дня. У меня даже мелькнула мысль, что они вместе напивались в тавернах Хаоса, вот только,  неужели темного так сильно задел отказ сестры? В любом случае господин вел себя немного странно, поэтому я украдкой наблюдала за происходящим  из-за неприметной для покупателей  ниши, чтобы не выдать темному своего присутствия. Складывалось ощущение, что лорд готов скупить всю выпечку, которая оставалась к тому времени в пекарне, лишь бы подольше задержаться подле Кристы. Сестра  разговаривала с ним весьма сдержанно и прохладно, словно делая вид, что вчерашние события привиделись им обоим.  А темный… его выдержки хватило ровно до того момента, пока Криста складывала содержимое прилавка в бумажные коробки. Когда сестра  передавала ему последнюю коробку с крендельками, он резко схватил ее за руку и заставил посмотреть на него.
                    - Госпожа  Ампари, прошу Вас простить меня, если я своим вчерашним поступком оскорбил Вас. Поверьте, в моих мыслях не было подобного, я, - темный замялся, словно пытаясь подобрать нужные слова. – С того самого момента, как я увидел Вас, не смог забыть. Вы восхитительная, очаровательная, прекрасная женщина, и мне бы хотелось…
Криста вырвалась из захвата лорда  и продолжила его речь вместо него:
               - Вы считаете, что своими пламенными  красноречивыми словами и лестью сможете переубедить меня, вызвав ответные чувства к Вам, милорд? Или тем, что решили проявить великодушие к скромной продавщице, приобретя всю выпечку? 
     - Дослушайте меня, наконец! – Терпение темного явно было на исходе, и я собиралась обозначить свое присутствие, дабы избежать беды.
-  Это Вы не хотите меня услышать, милорд! – Вскричала сестра. – Никогда я не буду Вашей любовницей, даже если Вы скупите мне все драгоценности, которые есть в Темной империи, и бросите  к моим ногам. Так что будет лучше, если  более  Вы не станете появляться в доме моего отца или в пекарне!  Темных Вам! 
        С нажимом произнесла Криста, давая  господину понять, что разговор окончен. 
         Лорд был вне себя от того, что ему указывают на дверь, не позволяя договорить, поэтому, выступив из ниши, я попросила господина покинуть пекарню в виду того, что мы закрываемся.
         Взметнулось адово пламя, поглощая в себя темного со всеми многочисленными покупками. Мгновение, и в пекарне не осталось следа от господина Марлона. И только после этого сестра позволила себе разреветься. 
          В ту ночь мы легли спать вместе, как в далеком детстве на одной кровати, поскольку одной из нас нужно было выговориться, а второй, то есть мне, утешать и успокаивать первую.  Криста говорила до самого утра, не переставая,  обо всем. Об отце Валериана, после которого так долго не могла успокоить и собрать воедино разбитое сердце;  о  беспокойстве, что не сможет воспитать сына достойным мужчиной. Шепотом призналась в том, как  сильно ей нравился лорд Марлон. В ее душе не было той беззаветной преданности и влюбленности, как в случае с бывшим любимым. Она прекрасно отдавала себе отчет в том, что в новом объекте ее симпатии есть как хорошие, так и темные стороны. Но очень сильно боялась влюбиться в  темного лорда настолько, чтобы потерять голову. Криста постоянно напоминала себе о долге перед сыном и родной семьей и по этой причине старалась всячески оттолкнуть главу Ночной стражи.  
               Я же, глядя  на спящую сестру, вспоминала образ лорда Рея. И  снова твердила самой себе, что если сестра смогла отвергнуть явные ухаживания темного, который ей нравился, то я тем более должна выкинуть из своей головы все мысли о лорде Рее.
               Господин-постоянный- первый клиент, которого мне пришлось обслуживать вместо Кристы, почему-то именно в это утро  высказал озабоченность по поводу моего состояния и даже посоветовал обратиться к лекарю, если я чувствую недомогание. Пришлось заверить лорда Рея, что улучшить мое самочувствие может лишь долгий крепкий сон. Господин в ответ выразил  свое восхищение тем, как я самоотверженно стараюсь вести дела отца, но все же посоветовал мне  беречь собственное  здоровье.  
              Его слова я неоднократно вспомнила, когда тем же утром разлила чай на важные документы, лежащие на  рабочем столе,  а после забыла о встрече с адвокатом, отстаивающем наши интересы в судебном разбирательстве против конкурента. Но хуже всего было то, что недосып и угрызения совести из-за того, что я позволила себе увлечься тем, кто даже не смотрел в мою сторону, привели к фатальной ошибке. 
Вечером на пороге нашей пекарни появился не отвергнутый  глава Ночной стражи, чего так сильно опасалась сестра, а тот, возвращение которого не ожидали совсем. Лорд Ваодмир Тарон, которого годы сделали лишь еще привлекательнее, переступил порог заведения, которое когда-то покинул с огромным скандалом, уверяя Кристу, что никогда более не вернется. Сестра, увидев отца своего ребенка, побледнела и едва не лишилась чувств. Матушка же, напротив, смогла взять себя в руки и учтиво поинтересоваться у темного,  что привело его в нашу пекарню. Блеск в глазах выдавал мать, и я, которая стала свидетельницей данной сцены по чистой случайности, так и слышала громкие радостные крики родительницы. Скорее всего в своих мыслях  матушка пришла к выводу, что милорд одумался и решил,  если не жениться на Кристе, то хотя бы признать Валериана своим наследником.  Но надежды  матери с треском разбились, когда темный пожелал переговорить с отцом относительно заказа для званого ужина, который планировал дать в своем особняке, чтобы отпраздновать собственное возвращение в столицу. Узнав, что всеми делами заведую я, он несколько удивился, но, окинув меня оценивающим взглядом, все же решил не отказываться от собственных планов. 
              В этот момент шок у Кристы окончательно прошел, поскольку в достопочтенного милорда полетели сначала пирожки, а после металлические блюда, на которых эти самые пирожки лежали. Темный, взвизгнув словно поросенок,  в тот момент видимо забыл о том, что является отпрыском уважаемой семьи и владеет навыками магии. Он пытался прикрывать свое красивое лицо руками, одновременно с этим уверяя Кристу, что годы сделали ее еще более страстной, чем он помнил. Матушка отчаянно пыталась воззвать к сестре и требовала от меня, чтобы я остановила сие позорное представление. И я остановила Кристу, но лишь тогда, когда в помещение вбежали все работники кухни.  И не стала выражать сиятельному лорду свои извинения по поводу действий собственной сестры. 
            На следующий день мы потеряли более половины своих заказов. Через несколько дней ситуация повторилась,  а после некоторые лавки, которые ранее принимали нашу продукцию, сослались на  кучу причин и расторгли заключенные ранее договора.  Я оказалась в трудном положении, поскольку приблизительная прибыль на текущий месяц, рассчитанная мной, не могла покрыть расходы на жалование работникам пекарни, а также обучение племянника. Буквально за несколько дней до этого адвокат уведомил меня о том, что оплата его услуг возрастает на двадцать процентов из-за того, что судебный процесс затягивается. Времени на то, чтобы найти другого, не было совершенно, поскольку переживания за нашу дальнейшую судьбу захватили меня. Я  опасалась беспокоить отца и скрыла от него текущее состояние дел, уверяя, что справляюсь со всем. Поделилась лишь с Кристой, и  сестра придумала выход:  продать драгоценности, оставшиеся от лорда Таорона, чтобы оплатить обучение сына. Я воспротивилась, поскольку считала, что  эти драгоценности пригодятся Валериану потом, и едва отговорила Кристу не идти к ростовщикам. 
Появление на пороге моего кабинета лорда Ваодмира Тарона стало полной неожиданностью. Лорд был учтив и мил, постоянно улыбался и делал комплименты по поводу того, как сильно я изменилась и повзрослела, превратившись в прекрасный цветок. Он делал вид, что не видит моих попыток прекратить подобные рассуждения,  но все же раскрыл цель своего визита. Оказывается, милорд желал сделать крупный заказ на поставку выпечки, несмотря на  «недоразумение с моей сестрой». Также он заверил меня, что действительно хочет исправить свои прошлые ошибки и наладить отношения с собственным сыном. Когда я прямо спросила его, почему он не хочет дать Валериану свое имя, лорд замялся. И в этот момент в кабинет с предложением выпить  чашечку чая вплыла моя мать.  Я была уверена, что она стояла с готовым подносом у двери с тех пор, как темный зашел в кабинет, и вмешалась в наш разговор, чтобы я не выгнала  лорда. Именно благодаря стараниям матушки, которую Тарон  вновь смог очаровать за считанные минуты, заказ лорда был мною принят.  
              Далее на следующий  день,  когда договор с Тароном был скреплен официально, темный дождался возвращения племянника, несмотря на все мои протесты и предостережения,  и родительница смогла их познакомить. Естественно  от Валериана скрыли, что господин – его родной отец. Но матушка после ухода лорда прибывала в том же восторге, в каком она находилась  после признания Кристы, что та потеряла невинность с темным. 



Ольга Сандул

Отредактировано: 16.01.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться