Ярс из страны Веневдии

Пролог

                                    

                                                                      ПРОЛОГ

 

                                                                                            За два столетия до основных событий

         Светозару сегодня нездоровилось. С ночи еще, когда прикорнул на пару часов в походном шатре, и сразу приснилось вороньё, кружащее над полем. Еда наутро в глотку не лезла, но заставил себя сжевать горячую пресную лепешку – силы нынче понадобятся. С гораздо большей радостью глотнул сурьи[1], но и она показалась невкусной. Да что с ним такое творится?! Стареет что ли?! В былые лета перед битвой кровь кипела и руки чесались, а сейчас и княжеский жезл кажется тяжелым! Как же мечом махать?! Как вести на битву людей, для которых отчаянная храбрость всегда стояла выше жизни?!

         Или сам испугался?! Отвык от походов, корни пустил в своем тереме?! Да не бывать такому!

         - Пора, князь! - чужой голос пробился сквозь полог шатра, заставляя встрепенуться. – Люди уже в строю и ждут тебя!

   С расстеленных шкур поднялся с трудом – ноги еще крепки, а вот спину прихватило, вдруг, болью. Последствие давних драк и ночевок на голой земле. Хорошо, что молодший[2] в шатер не зайдет, лишние разговоры ни к чему. Князь – лишь первый среди равных, негоже ему быть ни больным, ни старым! С этой думой Светозар сунул ступни в короткие сапоги и нагнулся осторожно, ремни затянуть. Из шатра вышел прямым, суровым и непреклонным, как столетний дуб. Взял у молодшего кольчугу, нырнул привычно лицом в звонкую кипень.

- Что там видать? – спросил хмуро, принимая островерхий шлем. – Много ли их?

- Ох, много, великий князь! – в голосе паренька прозвучал страх пополам с восторгом. Первая в жизни битва, и сразу такая значимая!

- Всю ночь со своих ладей выгружались, да не только люди с конями, а и чудное что-то! Вроде избушек, да только на колесах и с ложками!

- Какими еще ложками?! Ладно, не томи, сам погляжу!

   На коня взмыл легко, пустил с места галопом, чтоб ветер в лицо. Чтоб выдул и унес ненужные сейчас думы. Хотя, куда от них денешься, если неведомый враг – вот он, рукой подать. Недели не прошло с тех пор, как морской виднокрай[3] усеялся точками, превратившимися в полотнища парусов, а после под парусами и ладьи стали видны. Огромные, каждая человек на сто. Перепуганный пастушок с побережья принес весть в селение, и уже вскоре на берег прибыли самые уважаемые здешние люди. Хотели задобрить пришлецов нехитрыми дарами. При том, что последнему дурню должно быть ясно – торговцы и просто гости этакими силами по морю не ходят! Назад старейшины не вернулись, а вскоре чужие воины уже хозяйничали в селении. Тащили из домов снедь, гнали малочисленную скотину и здесь же, прямо на земле задирали рубахи подвернувшимся женщинам. Мужчин и мальчиков рубили сходу, убегавших настигали стрелами. Уцелел лишь пастушок, тот самый – покрался из любопытства за старейшинами, а после спрятался в траве за околицей. Видел и слышал всё. Днем спустя, бледный и косноязычный, описал увиденное людям княжьего наместника, но к тому времени похожие вести пошли сплошным потоком. Понеслись гонцы по землям Союза княжеств, созывая князей с людьми на большую битву, забили всюду колокола, поднимая народ в ополчение.

   До вчерашнего вечера.

   Нет больше времени собираться и готовиться – слишком много чужих ладей успело пристать к берегу, и велики теперь силы, присланные врагом. Сражение всё решит. Смять охальников, опрокинуть в соленые воды, чтоб еще подсолили собственной кровью! Никаких уже переговоров, ибо пришлецам они не нужны, а хозяевам и вовсе нельзя забывать эдакую обиду.

    Поле открылось за ближайшим холмом, широкое, но не безбрежное. По сторонам ограничено рощами и оврагами, впереди упирается в серую гладь Закатного моря. Берега не видно, весь уже скрылся под ладьями и шатрами незваных гостей, а вдали еще паруса видны. Сколько же их там?! Снова предательский озноб прошел по хребту снизу вверх, шевельнул волосы под шлемом. Нахмурился Светозар, пальцы сжали поводья сквозь кольчужную рукавицу, и конь под ним встрепенулся, пошел ровно вдоль воинского строя.  

- Мир вам, други мои! – сказал князь не так уж и громко, но в тишине повсюду разнеслось. – Я ждал вас всех, и я рад каждому! Одни из вас вчера еще пахали землю, другие отроду воины и украшены славными шрамами! Неважно! Общая беда пришла в наши пределы, и вы откликнулись на призыв!



Сергей Возный

Отредактировано: 12.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться