За зимой приходит весна

Пролог

Дом был нарядно и празднично украшен, повсюду стояли белые цветы, повязаны ленты. Однако праздничной атмосферы не чувствовалось. Задавал этому тон хозяин дома, с лица которого не сходило хмурое и озабоченное выражение. 
– Бойд, прекрати, – на ходу бросила ему жена, невысокая крепкая женщина с уложенными в красивую прическу белыми волосами. – Хватит уже хмуриться, ты, в конце концов, дочь замуж выдаешь. 
– И слава богу, что выдаю, – заворчал мужчина. Его суровое лицо помрачнело еще больше, он привычным жестом взъерошил рыжие волосы, что всегда делал от волнения. – Эту вертихвостку… 
– Ох, хватит, – остановившаяся на лестнице женщина отмахнулась от него. – Главное, что свадьба состоится. И пара они красивая. 
Бойд мрачно проворчал что-то о том, что красота эта только создает проблемы, но жена, уже не слушая его, снова махнула рукой и поднялась на второй этаж, прошла по узкому коридору и распахнула одну из дверей из светлого дерева. Она попала в гущу толкотни: в просторной светлой комнате суетились три женщины, колдуя над прической хорошенькой юной девушки, одетой в длинное белое свадебное платье. Девушка мрачно разглядывала свое отражение в большом напольном зеркале, перед которым сидела, пока проворные руки закалывали ее светлые волосы, вьющиеся мелкой волной, и вплетали в пряди маленькие белые цветы. Маленькую точеную фигурку невесты облегал белый корсет, подчеркивавший тонкую талию и высокий пышный бюст, а кружевная накидка оттеняла белую без единого пятнышка кожу. 
- Ну как? – нетерпеливо спросила вошедшая. - Скоро там? Звонил Джонатан: жених уже подъехал к церкви. 
Девушка только закатила ярко-синие глаза и ничего не ответила. 
– Айли, не дергайся, – строго приструнила ее пожилая женщина и обернулась к вошедшей. – Почти готова наша красавица. Ох, Марта, ну ты посмотри, она совсем как ты в восемнадцать! 
– Перестань, тетя, – Марта отмахнулась, но все же ностальгически вздохнула, оглядывая дочь. – Готовы? 
– Почти, – ответила тетя, вновь повернувшись к невесте и поправляя той прическу. – Можно уже потихоньку выходить. Конечно, жениху полезно постоять немного в церкви, ожидая невесту, но слишком долго ждать заставлять нельзя, а то сбежит, верно? 
– Невелика потеря! – фыркнула презрительно Айли. – Сбежит – я только рада буду! 
На секунду в комнате воцарилось изумленное молчание. 
– Айли, что за слова! – наконец строго одернула ее мать. – Как у тебя язык поворачивается, бессовестная! Сегодня же день твоей свадьбы! 
– Очень своевременной, – ехидно добавила вполголоса девушка постарше с соломенными волосами и лицом, усыпанным веснушками. – А то ведь мог быть… 
– Дейзи! – Марта едва не закатила глаза. – Ты хоть помолчи! Ты же старше и ответственнее! 
– Нет, пусть договаривает, – Айли, грозно сверкнув глазами, посмотрела на Дейзи, – что могло бы быть, милая сестричка? Скандал мог бы быть? Конечно, лучше ведь залететь, а потом выйти замуж и закрывать глаза на то, что твой муж перебывал в постели всех девок округи, не так ли? Зато вроде бы ты при муже и ребенке! Красота, не правда ли, Дейзи? Зато все пристойно! 
– Да как ты смеешь! – едва не взвизгнула Дейзи. – Чтоб у тебя язык отсох! Наговариваешь на Камерона, тогда как сама… 
– Дейзи! – строго прикрикнула мать. 
– Что Дейзи! – лицо старшей сестры раскраснелось от злости. – Вся деревня в курсе, что она ведет себя как последняя шлюха! 
– Я, может, и шлюха, зато не дура, как ты! – Айли показала сестре язык и обернулась к Марте. – Мама! Скажи им всем, хватит устраивать балаган! Не средневековье же, на кой черт мне выходить за него замуж? Все равно я с ним тут же разведусь, вы же с отцом это понимаете? Я же не такая терпила, как Дейзи. 
– Айли, не спорь! – отрезала мать. – Надо было раньше думать, прежде чем позорить отца перед его деловыми партнерами. Хоть Дейзи ведет себя прилично, не то что ты и твой брат бестолковый! – Она махнула рукой и непререкаемым тоном добавила. – Выйдешь как миленькая! Не хватало еще глаза опускать перед соседями. Через пару месяцев можешь и разводиться. Да и кто знает, может, попробуешь замужней жизни, так и думать ни о чем не будешь. А там, глядишь, и ребятишки у вас с Билли пойдут. И никакого развода не будет. 
– Ребятишки? – воскликнула Айли возмущенно, – мама, ты реально думаешь, что я планирую плодить идиотов? Дети от Билли? Да никогда в жизни! 
– А ну молчи! – пожилая женщина отвесила ей подзатыльник, – ты как с матерью разговариваешь, негодница? Да в мое время родители таких, как ты, на улицу выгоняли, а отец тебе брак устроил! Ты молиться должна и бога благодарить, а не закатывать тут нам концерты! И чтоб сейчас пошла в церковь и выглядела сияющей и счастливой, будто с пеленок мечтала за Билли выйти, поняла? А не то я все-таки уговорю Бойда выпороть тебя. Вот в мое время пороли – и дети были куда воспитаннее! 
Айли надулась, но замолчала. Пожилая женщина, удовлетворенно кивнув, водрузила на голову невесты фату. 
– Ну все, девочки, пора ехать в церковь. Бойд уже подогнал машину, Марта? 
–Уже давно, тетя Саманта, – кивнула Марта. – Ну что ж, – она критическим взглядом осмотрела хмурую невесту. – И улыбнись, Айли! Хватит делать вид, словно тебя на казнь ведут. 
– Да уж на овчарню к Билли она с другим лицом бегала, – съязвила Дейзи. 
– Девочки! – устало вздохнула мать. – Прекратите сейчас же. Сегодня большой день. И мы сейчас едем в церковь! Хоть бога побойтесь. 
– Не успокоитесь – обеим уши выкручу, – добавила тетя Саманта. – А теперь идем вниз. Нелл, остаешься тут за старшую, следи за подготовкой. 
– Слушаюсь, мисс Поллок, – кивнула полноватая женщина средних лет с красным добродушным лицом. – Не волнуйтесь, все будет в лучшем виде. 
– Могу я остаться одна на минуту? – громко и резко спросила Айли, глядя в пол. 
Женщины переглянулись. Дейзи скривилась и проворчала: 
– Ну сколько можно? Сколько ты уже пробыла одна! Пора бы и привыкнуть. 
– Да пусть посидит пару минуток, – посоветовала сердобольная Нелл. – Всякая невеста нервничает перед свадьбой, дайте девчушке с духом собраться. 
– Хорошо, – решила Марта. – Две минуты – и спускайся, Айли! 
Женщины потянулись к выходу, мать еще раз окинула невесту взглядом и укоризненно покачала головой. Потом дверь закрылась. Айли хмуро посмотрела вслед ушедшим женщинам, смачно выругалась через сжатые зубы, вскочила с места и выудила из-под кровати большой рюкзак. Скинув туфли, она натянула треккинговые ботинки, затянула шнурки, распахнула окно и осторожно, стараясь не шуметь спустила рюкзак на выступающий перед окном козырек. Невеста обернулась, со вздохом осмотрела комнату: кровать под лоскутным покрывалом, коллекцию машинок на книжной полке, постеры рок-групп на стенах, фотографию на столе в простой деревянной рамке... Она хлопнула себя по лбу, схватила фотографию и снова подбежала к окну. 
– Айли! Мы ждем тебя! – послышался снизу голос Марты. 
– Иду, иду, мамочка! – крикнула Айли, и протиснулась в окно. Она спрыгнула на козырек, убрала рамку в боковой карман рюкзака, надела его, с кошачьей грацией прокралась по карнизу к раскидистому дубу, касавшемуся ветвями окон дома, ловко уцепилась за ветку и стала спускаться. Видно было, что проделывает она это не в первый раз. Рюкзак очевидно совсем не мешал ей. Она мягко спрыгнула на землю, вытерла руки о белоснежный подол, оставляя на нем грязные разводы, и прокралась по заднему двору к невысокой изгороди. Задрав юбки, она перелезла через забор и пошла по полю, зеленевшему еще зеленой, но увядающей травой. Грязь вскоре налипла на подоле, и юбка стала оборачиваться вокруг ног девушки, мешая ей идти. Она со злостью выругалась, остановилась, рванула тонкую ткань – та с треском поддалась. Оторвав подол так, чтобы юбка едва прикрывала ее колени, она откинула его в сторону. Сорвав с головы фату и сжав ее в кулаке, она бегом припустила к небольшой роще, маячившей вдали. 
Достигнув ее, Айли замедлила шаг и пошла по узкой тропе под сенью деревьев, вслушиваясь в шорохи, пытаясь уловить, нет ли за ней погони. В притихшем прохладном воздухе эхом отдавался стук дятла. Солнце светило сквозь желтеющую листву, и зелено-золотые пятна ложились на кружево, покрывавшее плечи девушки. Вскоре роща кончилась, и Айли вновь пересекла поле, уже убранное и голое. Солнце взошло выше, и стало теплей, будто осень дарила последние ласковые деньки. Айли утирала фатой залитое потом лицо, но шагу не сбавляла. Наконец где-то вдали раздался гудок поезда. Айли улыбнулась и пошла еще быстрей. Через некоторое время впереди показались крыши небольшого городка, сонные полупустые улочки которого привели ее к маленькому железнодорожному вокзалу. Она подошла к билетным автоматам, сняла рюкзак и расправила плечи. 
Прохожие с любопытством разглядывали невесту, платье которое, бывшее когда-то белоснежным, теперь было покрыто брызгами грязи и пылью. Но Айли, встретившись с нескромным взглядом, так грозно сверкала глазами, что люди поспешно опускали головы и шли дальше по своим делам. Она выудила из кармашка кошелек, засунула купюру в автомат и взяла билет. Бросив взгляд на электронное табло, она удовлетворенно кивнула своим мыслям, достала рамку из рюкзака и, отогнув алюминиевые держатели, вынула фото. На обороте были написаны телефон и адрес. Айли зашла в телефонную будку, сняла трубку и бросила несколько монет. Аппаратом явно давно никто не пользовался, и девушка, подумав, потерла трубку об уже не слишком чистый подол, потом набрала номер. Пошли длинные гудки. 
– Давай же, давай же, – Айли кусала губы от нетерпения, но трубку так никто и не взял. Она снова набрала номер, но безуспешно. Невеста вздохнула, повесила трубку, бережно убрала фотографию, запихнула фату в боковой карман рюкзака, закинула его на плечо и направилась к поезду.



Ольга Костылева

Отредактировано: 09.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться