Заброшенная психушка. Месть призраков

Глава первая. Начнем все сначала

— Что, новую цыпочку нашел? — сквозь зубы процедила Вера и отвернулась, рассматривая фасад магазина на заправке.

— Перестань. Сколько можно, — раздраженно сказал Николай и сел за руль автомобиля. — Мне теперь вообще ни с кем не разговаривать? Она просто спросила дорогу.

Вера глубоко вздохнула и решила не продолжать, чтобы не наговорить лишнего. Так учил ее психолог: или она желает сохранить брак, или нужно разводиться. Она хотела, но прощать было трудно. Чтобы отвлечься, вспомнила о четырехлетней дочери Кате и двухлетнем шалопае Федьке, которых оставили с родителями, пока искали жилье.

Серовы хоть и были молодой парой, но уже давно в браке. Есть много мифов о кризисах на третий или пятый год, у них он оказался на шестой.

Николай, наверное, любил Веру: они стали встречаться еще во время учебы, и как-то незаметно появилась у них Катя и кольца на руках.

Они учились на разных факультетах, так сложилась, что его медицинский институт, желая больше заработать, открыл экономическое отделение.

Вера была непохожа на всех тех, с кем он раньше проводил время: не подпускала к себе близко ни после первого, ни после второго свидания. На все уговоры ускользала как рыба, и ему никак не удавалась заманить ее в сети, чем сильнее только его будоражила.

Коля был первым, и робость, с которой она отдавалась, и слезы после так возбудили Николая, что он был не против брака.

В 32 года у него была специальность, любящая жена и два карапуза. Огорчало совместное проживание с родителями Веры. Они постоянно вдалбливали клин в их пару: указывали, что на зарплату врача в местной больнице невозможно прокормить семью, и что их дочь вышла замуж за неудачника.

Наверное, поэтому он и стал реже появляться дома и, ну что греха таить, погуливать. Николай — парень рослый, хорошо сбит, смазлив лицом и какой-никакой, но имел опыт за плечами — подката к дамам.

Она же была его антиподом. Вера просто отличная хозяйка: он всегда ходил в наглаженном и чистом, сыт и доволен и, главное, был уверен, что она — на нее можно положиться.

Правда, у нее были свои тараканы, и Николая это просто приводило в бешенство: она интеллектуальная девушка с высшим образованием, которая читает Шопенгауэра в оригинале, была фанаткой Дома-2. Как, она и эта передача? Вера знала всех героев, чем они живут, кто там с кем поссорился или подрался. Кучу времени тратила, залипая на форумах фанатов и о чем-то споря. Потом делилась с ним. Он, как мог, сдерживался. Поначалу больше в шутку, потом в голос. Как это можно смотреть? Ему было непонятно. Если бы он знал ее недостаток сначала, не факт, что все бы вылилось в семью.

Тесть оказался страшным подкаблучником и сразу стал на сторону тещи, предав мужскую солидарность. Мать пилила Веру, доказывая, что неудачник обнаглел — мало того, что живет на всем готовом, так еще и изменять удумал. Вера плакала, соглашалась, но в итоге, поговорив с мужем, дала ему второй шанс.

Они решили все начать сначала, буквально все — новая жизнь вдали от родственников в другом регионе.

Выбор пал на Кубань: тепло, развитый регион с большими перспективами. Причем Николаю там предложили место. Она была неплохим бухгалтером и как фрилансер всегда могла заработать свою копеечку. Главным для Веры было семейное счастье.

Она долго подыскивала варианты покупки недорого жилья и наткнулась на сайт застройщика — «Мафэб-Инвест-Девелопмент» или коротко «МИД недвижимости». Компания предлагала таунхаусы в пригороде Краснодара в живописном районе: закрытый поселок находился на перемычке между водохранилищем и рекой Кубань.

Коля одобрил ее выбор, он мечтал жить в своем доме, да еще и в закрытом поселке, словно элита.

Как только добрались до столицы юга России, позвонили застройщику: им не терпелось посмотреть предполагаемое будущее жилье. Парочка сразу условилась — не показывать свои чувства, держать мимику и искать минусы, чтобы сбить цену, если получится.

Представитель застройщика встретил их на развилке шоссе в поселок со смешным названием. Пересел в их машину, указал на дорогу и стал расписывать прелести будущего проживания.

— Место великолепное для жизни, — начал застройщик, — от трассы буквально в десяти минутах езды. Поселок расположен за хутором в зеленой зоне. Летом можете рыбачить (застройщик повернулся к мужу и подмигнул), с одной стороны река Кубань, а с другой водохранилище.

— Наверное, здесь холодно и дует, — остановила рекламацию застройщика Вера, — да и плавунов много за счет подземных вод. Дома-то не уплывают?

— Да что вы, — словно оправдываясь, затараторил застройщик Миша, — поселок удачно расположен, там база отдыха рядом и МЧС, и раньше санаторий в советское время был, причем от хутора в двух километрах, а там народ живет веками, и никого не унесло.

И верно, от хутора по прямому шоссе со странным для русского уха названием проехали немного, как показался красный забор поселка.

Вера чуть не выкрикнула: «Вау». Ограждение ровной стрелой уходило вдаль, прячась за деревьями и поворотами. Природа была великолепная, дорога — идеальный асфальт. На входе их встретил сторож, и Миша пояснил, что поселок охраняем, и сторож, как консьерж, всегда на посту.



Василий Виталиус

Отредактировано: 27.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться