Забытый чародей 2. Призрак офиса

Часть 1

- Глупый принтер!

Фарида Ибрагимова с видом заправской ведьмы яростно скалилась на старенькую офисную технику. Зелено-карие глаза метали молнии, черные кудри падали на вспотевшее от усилий лицо, руки трясли несчастный картридж, клацая по нему ярко-алыми ноготками.

- Вы не правильно делаете. Надо не вперед, а из стороны в сторону, - встряла молоденькая внештатница Алсу – блондинка с шевелюрой по пояс. Но была одарена та-а-аким безумным взглядом, что предпочла отступить бочком. Девочка обитала в редакции второй месяц. Но почти не постигала азы профессии, а выполняла роль «подай, принеси, прими факс и сбегай в магазин».

- Ненавижу! – простонала Фарида, опуская руки вместе с внутренней частью несговорчивого устройства.

На счастье моей соседки по парте (или наоборот) в кабинет вернулась дизайнер Кадрия – женщина за сорок с густой, черной, как смоль, гривой. Громко ахнула, в мгновение ока оценив ситуацию. Ещё бы, именно она являлась главным спецом по местному принтеру, ведь агрегат был подключен к её компьютеру.

- Суй назад! Суй, говорю! – живо скомандовала дизайнер. – Ибрагимова, коряга ты криворукая, картридж вчера заправили! Точно документ на печать послала?

- А то! – оскорбилась Фарида. – Раз десять! Ян, подтверди!

- Нет уж, - я постаралась не высовывать носа из-за монитора, зная, во-первых, нелюбовь Кадрии к тем, кто портит офисное имущество, а, во-вторых, о хроническом и неоперабельном техническом дебилизме Фариды.

- Наверняка не туда нажала, - продолжила уверять дизайнер. – Вот, гляди! Нет ни одного задания!

- Но как же… Ян!

Обстановку разрядил телефонный звонок.

- Э-э-э-э…. – через десять секунд промямлила Лена Ивушкина - девушка с русым конским хвостом, которой не посчастливилось сидеть сразу и у окна, и под кондиционером. – Тут из рекламного отдела звонят, - она кивнула на левую стену, стараясь сохранить на лице серьезную мину. – Интересуются, какого лешего мы десять раз распечатали текстовый документ на цветном принтере…

Я глаза к потолку возвела, пока Фарида, костеря весь свет, проносилась мимо к выходу. Кадрия покачала головой и ласково погладила видавший виды корпус обиженного зазря устройства. Она свято верила, что у любой техники есть душа, и обижать агрегаты не следует.

Когда все вернулись к работе, прерванной «выступлением» Фариды, я тоже попыталась уткнуться в монитор и сосредоточиться на тексте. Но, увы, с этим делом не желало ладиться. Так часто бывает, если рекламодатель не пришел в восторг от статьи, и нужно вылезти из кожи вон, чтобы переделать собственный брак. Особенно сложно, когда ты свое «произведение» неудачным не считаешь.

Сегодняшний день вообще не задался. Четверг выдался, как никогда, унылым. С утра шел снег с дождем. Вернее, в обратном порядке, ибо воды сверху поступало больше, чем следовало для середины февраля. Не ожидая подлости от небесной канцелярии, я пришла на работу с мокрыми ногами и в взъерошенной, как обиженная зверушка, шубе. В довершении «праздника» позвонила маман - напомнить о дне рождения Мартыновны, приходившемся на ближайшее воскресенье.

У бабушки планировалось столпотворение далеких от адекватности гостей. Включая наше безалаберное семейство. Мне было поручено купить вино и подарок от нас четверых, но сначала самой сообразить, что именно презентовать придирчивой родственнице. У мамы с близнецами идеи закончились. Я сломала всю голову, но ничего путного не придумала. Зная характер Мартыновны, предсказать реакцию было невозможно. Она могла полгода умиляться глупой безделушке и столько же времени фыркать, выражая недовольство подарком дорогим и качественным. В итоге я протянула с покупкой, хотя задача была поставлена три недели назад…

- Всем добрый вечер.

Я снова отклеилась от экрана. Реальность тоже подкинула неожиданность. Порог перешагнула уборщица тётя Тоня, которая обычно приходила драить офисную плитку рано утром или после шести вечера, когда народ расползался по домам. Вопрос читался не только на моём лице. Антонина грохнула об пол наполненным на две трети ведром и проворчала, натягивая резиновые перчатки:

- Ноги моей не будет в этом здании на ночь глядя. Хватит. Позавчера страху на годы вперед натерпелась.

- Ох, теть Тонь, не говорите, что верите в дурацкие россказни о привидении, - поддела уборщицу Лена, вальяжно откидываясь вместе со стулом назад.

- О привидении? – спросили мы в один голос с Кадриёй и Фаридой.

Последняя как раз вернулась в кабинет, наслушавшись от соседнего отдела претензий об использовании ценного цветного картриджа не по назначению. В руках она держала кипу листов с пресловутым текстом.

- Я тоже слышала о призраке! – восторженно оповестила Алсу, радуясь, что ей о чём-то известно больше штатных сотрудниц. – В столовой народ шептался. Говорят, многие в здании с ним встречались! По вечерам поздним!

- Ну вас в болото! – отмахнулась Фарида, не выносившая разговоры о нечисти. – Слушаете идиотов и повторяете за ними, как попугаи.

Щеки уборщицы заалели от обиды.

- Не знаю, кто о чем болтает. Говорю только, что сама видела.

- Что, теть Тонь? – подалась вперед Алсу. И подперла рукой подбородок, приготовившись слушать «занимательную» историю.

- Чертовщину, - выплюнула Антонина, откидывая назад русые с проседью волосы. – Часов восемь было. К этому времени в здании мало кто остается. В отличие от вашей неуемной конторы, народ старается после шести не задерживаться…

Мы дружно хмыкнули и обменялись многозначительными взглядами.

…Иду я, значит, по четвертому этажу с ведром – к крайнему кабинету в левом крыле. Там юристы обитают – вечно напыщенные. Напеваю под нос. Никого не трогаю. И вдруг слышу: вторит мне печальный голосок, не то женский, не то детский. Но ни слова не издает, просто мелодию мычит. Сначала решила – почудилось. Сама петь перестала. Да ОНА не умолкла, продолжила скулить. Я туда-сюда. А нет никого! И, главное, непонятно, откуда звук идёт! А потом меня чуть Кондратий не хватил. Как увидела в правом крыле фигуру белую! В темноте! Я с той стороны свет не включала, знаете ж, как арендодатель  не любит, если электроэнергия впустую тратится. Так вот, привидение это постояло чуток и вверх рвануло. Прямиком сквозь потолок! Сама не помню, как вниз по лестнице летела. С перепуга все на свете позабыла. Ох, как охранник потом ругался! Когда ведро пролитое в коридоре нашёл. Но ему что в лоб, что по лбу! Пока с этим чудищем сам не столкнется, не поймет. А то его брату всё шуточки.



Анна Бахтиярова

Отредактировано: 18.07.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться