Заклейменный

Пролог

Пролог

 

Тусклый свет факелов резал глаза, и они слезились. Молодой мужчина слегка покачивался, чувствуя, что вот-вот лишится сознания. Он брел по мрачному коридору подземелья, не понимая, как сюда попал, как давно находится здесь, попытался позвать на помощь, но ни слова не удалось произнести. Его голос не слушался, язык стал тяжелым, а мысли вязкими и тягучими. Сосредоточиться на чем-либо становилось все сложнее.

Юноша прислонился к сырой стене в поисках опоры и перевел дыхание. Его состояние необъяснимо ухудшалось и пугал тот факт, что сделать с ним он ничего не мог. Руки не слушались, заклинания никак не формировались, словно он их забыл или даже никогда не знал. В голове шумело и что-то стучало, вызывая пронзительную боль. Он сделал еще несколько шагов и уперся ногой в препятствие. Снова переведя дух, он присел на корточки и увидел на земле тело. Немного присмотревшись, юноша в ужасе замер, а потом приподнял голову друга.

- Филипп! Фил! – позвал он, обшаривая руками тело, чтобы понять, откуда натекло столько крови. – Филипп, очнись.

Руки юноши покрылись вязкой еще теплой кровью и его замутило.

---Филипп, пожалуйста, очнись. – Молил он, чувствуя, как по щекам уже текут горячие слезы. Где-то на окраинах подсознания, он понимал, что его лучший друг, его названный брат, мертв.

Рука молодого мужчины наткнулась на кинжал, торчащий в животе наследника королевского престола и он не подумав, вытащил его. Юноша положил голову друга себе на колени и окровавленными руками стал гладить его волосы.

- Филипп, прости. Прости меня, брат, – он сидел на земле и раскачивался, сжимая тело друга и оружие, убившее его.

- Вот он! – послышался крик в глубине коридора, но юноша уже ничего не слышал, ничего не замечал.

Он пытался сопротивляться, когда трое королевских стражей оторвали его от тела друга, но боль потери сделала его слабым, а странное состояние до случившегося, просто беспомощным. Сильный удар в висок, заставил его успокоиться, а потом и вовсе потерять сознание.

Юноша очнулся, когда на голову ему вылили ведро воды и приволокли в тронный зал, где разъяренный Джекоби Крайм, король всего Кармифола обвинил его в убийстве сына. Королева сидела на троне, ни жива, ни мертва и смотрела на него пустыми глазами.

- Как ты мог, Амир? - прогремел король. – Как мог ты так предать меня? Я принял тебя в семью, я любил тебя, как сына!

- Ваше величество…, Филипп…

- Молчать! Не смей осквернять имя моего сына! Он считал тебя братом. Во всем королевстве не было никого ближе для него, чем ты Амир. Он покрывал твои выходки с самого детства, он заботился о тебе.

Каждое слово короля вбивало в кровоточащее сердце Амира новый гвоздь. Скорбь по названному брату усугубилась болью, причиненной ненавистью в глазах короля. Амир знал, что нрав Джекоби очень крут и упрям. Этот человек тяжело сближается с другими и никогда не прощает ошибок. Но юноша всегда считал, что, несмотря на это король справедлив.

- Ваше величество, я не убивал Филиппа, – попытался оправдаться Амир.

- Не лги мне. Только ты мог так близко подобраться к моему сыну. Его магическая защита была снята, а кроме тебя Филипп никому бы этого не позволил, – король говорил уже тише, но не менее сурово. Амир понял, что Джекоби принял решение и переубедить его будет практически невозможно. – Тебя нашли возле его еще теплого тела, с кинжалом в руке и пропитанного кровью моего сына. Каждая собака при дворе знает о том, что в последнее время ваши отношения усложнились, и вы часто ссорились.

- Я могу все это объяснить…

Правитель Кармифола перевел взгляд на еще одного участника семейного суда, который держался в тени. Высокий молодой человек, лицо которого юноша хорошо знал, хранил почтенное молчание, но Амир был полностью уверен, что в этот момент он торжествует. Седрик ненавидел его и всеми силами пытался заслужить должность придворного мага.

- Меня предупреждали, что ты опасен, что твой горячий нрав однажды приведет к большой беде, – король уже не слышал того, что Амир пытался сказать ему. Он словно погрузился глубоко в свои мысли. – Зачем? – Кроль поднял свои, наполненные неприкрытым горем, глаза на молодого мужчину и в этих глазах Амир увидел всю его боль.

- Я не делал этого! – твердо повторил Амир. – Я бы ни за что не убил брата. Я любил его.

- Как смеешь ты! – снова разгневался Джекоби и юноша понял, что король уже нашел виновного и с пути своего не свернет. Правитель Кармифола взял себя в руки, укрощая неистовую ярость, и его следующие слова прозвучали практически отстраненно.– Амир аль Аммани, сегодня же тебя заклеймят, как предателя и изменника, закуют в цепи, а на третий день ты будешь казнен.



Ксения Мирошник

Отредактировано: 16.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться