Заклятие роз (2-й вариант)

Глава 1

– Тебе что, девок мало? Собрал тут целый университет… благородных девиц! – насмешливо бросила Огненная ведьма Блейза.

Она стояла у окна. Солнечные лучи падали на крашеные в платиновый блондин волосы, собранные в причёску «раковину». Одета Блейза была в костюм бледно-лимонного цвета, на шее висел кулон – большой голубой сапфир каплевидной формы в изысканной оправе из белого золота. Точно такая же сапфировая капля украшала центр стилизованной мандалы, что располагалась на освещённой стене кабинета.

Серафимович вспыхнул было ненавистью, но огонь в душе быстро потух – не успев как следует разгореться. Он опустил плечи и устало сказал:

– Ты же понимаешь, меня Сумрачный колдун, хм… твой папочка не пощадит. Да и тебе, я думаю, придётся несладко.

Огненная ведьма Блейза усмехнулась, повернулась к окну спиной и присела на подоконник. Некоторое время испытующе смотрела на Серафимовича, на его усы «хэндлбар», на бородку эспаньолку и вдруг тяжело вздохнула.

– Как же я устала от всего этого! –  прошептала она. – Столько лет!..

Сердце Серафимовича сжалось от жалости. Он шагнул к Огненной ведьме Блейзе и обнял.

– Ну же, дорогая! Мы справимся! – попытался он приободрить её. – Мы столько всего преодолели, и с этим справимся.

Но Огненная ведьма Блейза резко оттолкнула Серафимовича.

– Кого ты обманываешь?! – Она прошла за свой стол и села. И сразу стала холодной и недоступной. – Или ты забыл, что наступает срок?! – голос её прозвенел ледышкой на ветру.

Ненависть снова, было, попыталась вспыхнуть в душе Серафимовича, но придавленная желанием, разродилась только на злость и обиду.

Серафимович опустился в кресло для посетителей, закинул ногу на ногу, являя берцы с толстым протектором, и, постукивая пальцами по подлокотникам, ответил в тон Огненной ведьмы Блейзы:

– Так вот, милая жёнушка! Я-то о сроке помню! И получше некоторых! Именно поэтому я построил этот университет, в котором ты теперь ректор, а я всего лишь декан… Единственного факультета, заметь! И именно поэтому я ищу по всему свету девушек, в которых есть хоть капля Древней крови! И я буду это делать до тех пор, пока не найду ту, в которой эта капля достаточно велика, чтобы противостоять твоему батюшке! Даже если я сейчас снова ошибся и эта девушка – не она!

– Три дня! У нас всего три дня! – в голосе Огненной ведьмы Блейзы прозвучало отчаяние, замаскированное презрением. – Ты не смог найти нужную девушку за столько лет и надеешься, что вот теперь, за три дня до срока нашёл – её, единственную?! А ведь её ещё научить всему надо! Ты об этом забыл? Или ты для другой цели девушек коллекционируешь?

Серафимович внезапно развернулся вместе с креслом пододвинулся к столу и облокотился, глядя на слегка напрягшуюся жену.

– Ты же знаешь, мне никто кроме тебя не нужен, – горячо прошептал он и, пристально глядя в её голубые, в цвет сапфира на шее, глаза, спросил: – Неужели ты меня ревнуешь? После стольких лет…

– Вот ещё! – фыркнула Огненная ведьма Блейза.

Серафимович медленно и демонстративно перевёл взгляд сначала на её губы, как бы страстно целуя, потом опустил взгляд ниже – к вырезу, как бы расстёгивая пуговицы костюма… Между ложбинками грудей – как бы медленно раздвигая полы… ниже… ещё ниже…

Сапфир засиял яркой звездой, выдавая чувства и желание хозяйки. Она вскочила и, бешено сверкая глазами, закричала:

– Вон из моего кабинета!

Серафимович, пряча довольную улыбку за усами не спеша поднялся, отвесил демонстративный поклон.

– Расцениваю это, как добро ректора на новую студентку нашего университета? – как бы между прочим спросил он.

Огненная ведьма Блейза скрестила руки на груди, прикрывая сапфир, и бросила:

– Хорошо! Можешь идти! – И повернулась к Серафимовичу спиной.

Он не спеша направился к двери, там обернулся, послал в спину ректору воздушный поцелуй и вышел за дверь. Постоял немного в раздумье, потом развернулся и решительно пошёл по коридору.

 

Серафимович был высок, темноволос, кареглаз, хорошо сложен, обладал подкрученными вверх усами и бородкой эспаньолкой. На нём была дорогая рубашка, брюки модного кроя и натуральный кожаный ремень в тон брюкам. На левой руке поблёскивали часы. Шёл он стремительно, уверено. На лице его было озабоченное выражение.  

Заглянув по дороге в несколько кабинетов и не найдя там того, кого искал, Серафимович отправился в спальные комнаты студенток.

Он, конечно, мог вызвать любого человека в своём университете, но после разговора с женой ему хотелось движения – ярость требовала выхода.

Он по-прежнему желал жену – так же, как тогда, когда судьба навеки соединила их. Он её желал и ненавидел. Ненавидел за свою слабость, за своё предательство. Ненавидел и желал. В её присутствии у него по спине бежали мурашки и желание вытесняло все мысли… Все, кроме мысли о том, что он предал друга и о том, что её отец – Сумрачный колдун, прежде чем уйти в Тот мир, обещал вернуться.

Да, Серафимович прекрасно понимал, что осталось три дня. И то, что девушки, которые уже учились в университете магии, мало чем могли помочь в предстоящей схватке. Нужна была особенная, та, в которой Древняя кровь сильна, но ещё не проснулась. Разбудить её нужно было здесь, под присмотром, и потом научить девушку своей силой управлять.

Но оставалось всего три дня. Через три дня будет Бельтайн, граница между мирами истончится, и Сумрачный колдун попытается проникнуть в Этот мир. И если ему это удастся, то Древнее проклятие исполнится…

Что случится, если Сумрачный колдун проникнет в Этот мир, Серафимович даже думать не хотел – это отнимало силы и гасило волю.



kikona

Отредактировано: 14.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться