Закрытая реальность (4)

Закрытая реальность (4)

«Сосед через стену»

Часть четвертая


Игорь провел два дня, бороздя просторы интернет новостей, к тому же он включил телевизор на новостном канале и непрерывно вел записи. Поначалу нужные сообщения ему удавалось уловить очень редко, но спустя двадцать семь часов они посыпались на него как из рога изобилия. Артемьев записывал заголовки в толстую тетрадь, превратившись почти в параноика, он копировал тексты и сохранял их на жесткий диск, после распечатывал на принтере и, пробежав взглядом, складывал в отдельную папку. За время поисков собралась довольно богатая коллекция. Вскоре мужчина понял, что все это может продолжаться до бесконечности и к концу второго дня отключил ноутбук, выключил телевизор и, погрузившись в полную тишину, сел с распечатками на пол в центре рабочего кабинета.

Довольно большая коллекция занимала собой часть пространства вокруг Артемьева. Он решил хоть как-то упорядочить статьи и, взяв тетрадь, стал читать вписанные в нее заголовки:
«ТЕЛЕВИДЕНИЕ СТАНЕТ БОЛЕЕ СИЛЬНЫМ СПОСОБОМ ЗОМБИРОВАНИЯ СОМНЕВАЮЩИХСЯ»;
«НЕОЖИДАННОЕ ПРОБУЖДЕНИЕ ЗАСТАВИЛО ЧЕЛОВЕКА ПОКОНЧИТЬ С СОБОЙ»;
«НЕ ВСЕ ЛЮДИ СПОСОБНЫ ПРИНЯТЬ РЕАЛЬНОСТЬ»;
«ПАТРУЛЬ ВЫЯВИЛ ГРУППУ ЭКСТРАСЕНСОВ ПРОБУЖДАЮЩИХ ЛЮДЕЙ»;
«ПРОДОЛЖАЕТСЯ СПОНСИРОВАНИЕ ПРОЕКТА «ДЕТСТВО-2030»;
«СЛУЖБЫ БЕЗОПАСНОСТИ ВНЕДРЯЮТ НОВЫЙ ПРЕПОРАТ, КОТОРЫЙ ПОЗВОЛИТ ЗАБЛАКИРОВАТЬ ГЕН, ОТВЕЧАЮЩИЙ ЗА ПАМЯТЬ ПРОШЛОГО»;
«ГОТОВИТСЯ НОВОЙ ПРОЕКТ ВОЙНЫ, КОТОРАЯ ДОЛЖНА БУДЕТ УНЕСТИ СВЫШЕ 500 ТЫСЯЧ ЛЮДЕЙ».
Артемьев разложил статьи по группам. После этого перечитал каждую из них, на что ушло почти четыре часа времени. Когда последняя статья была прочитана, он, растирая ладонями колени, поднялся на ноги. Полученная им информация, так сильно ошарашивала, что понадобилось время для ее понимания. Атака на подсознания людей, шла изо всех источников, на любом медийном канале. Игорь не сомневался в том, что если он откроет газету, то и там найдет с дюжину статей предназначенных для прочтения тем, о ком говорил ему нищий два дня назад.
Но кто они такие и как их называть?
Неужели этот мир совсем не такой, как его принято воспринимать?
Игорь, подошел к окну и, отодвинув в сторону занавеску, выглянул на улицу. Теперь, привычная жизнь мегаполиса не казалась ему такой обыденной как раньше. В каждом человеке он видел почти опасность и не знал, кому доверять. Из окна своей квартиры он не мог разглядеть людей внизу и, хотя его самого никто не видел, он все же боялся оказаться замеченным.
Глядя в ночное небо и на светящиеся окна других домов, Артемьев отчаянно пытался понять, что ему теперь делать дальше. За несколько дней он стал добровольным узником в своей квартире, и это заточение, было равно тюрьме. Находясь здесь, читая статьи, выслеживая новости, которые раньше никогда не замечал и, забыв про работу и гибель своей подруги, Артемьев чувствовал, как меняется его собственное сознание. Он все сильнее верил в реальности тех странных вещей, которые с ним происходили и поэтому, услышав ночью стук в стену, и, увидев все то, что последовало далее, уже практически ничему не удивлялся. Он словно смирился со своим положением, из которого все еще не мог найти выхода.

***
Ночью его разбудил стук. Это был удар в стену, не сильный, но вполне достаточно громкий, чтобы проснуться. Удар повторялся вновь и вновь.
Артемьев открыл глаза и сел на край дивана. Он уснул в рабочем кабинете, даже не убрав распечатки статей с пола. Теперь они валялись вокруг как бумажный ковер.
Удар вновь повторился, мужчина, обернувшись, посмотрел на стену за спиной. Он какое-то время изучал ее взглядом, а после встал на ноги и приложил к ней ладонь.
Снова раздался стук.
Бум.
Артемьев отстранился от стены и вышел из кабинета, он прошел в гостиную, где осмотрел стену с другой стороны. Тот, кто стучал, должен был быть именно здесь, но комната была пустой. Артемьев вернулся обратно в рабочий кабинет и вновь приложил ладонь к стене.
Звук повторился.
Бум.
Удар не сильный, глухой, но в ночной тишине он разлетался по рабочему кабинету гулким эхом. Игорь стоял и смотрел на стену, все еще собираясь с мыслями. После минутного ожидания он сжал кулак и ударил по стене. Удар оказался почти беззвучным, но ответ последовал моментально.
Артемьев ударил два раза подряд и звук повторился.
Бум. Бум.
«Началось».
Мысль в голове промелькнула так быстро, что он даже и не уловил ее, а просто отошел на пару шагов и спросил:
- Кто там?
В ответ донесся скребущийся звук, постепенно перерастающий в хруст, стена в какой-то момент словно содрогнулась и висящая над диваном картина, слетела вниз, упав на то место, где спал Игорь. Хруст продолжался и нарастал, наполняя собой весь рабочий кабинет. Через мгновение обои лопнули и стали расходиться в стороны, в образовывающейся щели было видно, как осыпается штукатурка, кусками отваливаясь и с глухим стуком падая на пол. Стена лопалась длинной трещиной, тянущейся почти до самого потолка. Она расходилась в обе стороны и остановилась только когда достигла в ширину пяти сантиметров. Затем все прекратилось.
Все это время Артемьев думал, а стоит ли ему вообще удивляться происходящему. За последние дни он увидел столько, что теперь даже не испытал чувства страха. В любом случае его ждал один исход, или это новое явление, которое видят только пробудившиеся, к коим он теперь мог относить и самого себя, или это погибель и она будет преследовать постоянно, пока не настигнет мужчину.

Щель зияла по всей высоте стены черной полосой на фоне светлых обоев, она поднималась от плинтуса до потолка, и в какой-то момент за ней мелькнул свет. Тусклый. Но все же - заметный.
Артемьев присмотрелся к мелькающим бликам и проговорил:
- Кто там?
Он произнес в полголоса, совершенно пересохшим ртом, и свет вновь промелькнул. Теперь он замер и стал ярче. После чего немного приблизился и частично осветил собой рабочий кабинет, затем отодвинулся в сторону и уступил место силуэту. Складывалось впечатление, что кто-то прильнул к щели с той стороны стены и теперь смотрит на Игоря.
- Меня зовут Роман. И я наконец-таки сумел выйти на тебя.
Голос приятный, принадлежит, судя по всему, молодому мужчине лет тридцати не более. Игорь ощутил, как сомнения отошли. Угроза миновала, ведь тот, кто разломал ему стену, не был врагом, но и другом еще не стал, хотя, возможно у него и были такие намерения. Все, что теперь было нужно, это наладить контакт с тем, кто вторгся в его жилище. Артемьев решил выяснить, что, в конце концов, происходит в его резко изменившейся жизни.
- Меня зовут Игорь, и ты вломился в мою квартиру, - сказал он, пытаясь сделать так, чтобы голос звучал максимально дружелюбно.
- Я давно пытаюсь достучаться до тебя, но твой сон был очень крепкий. Рад, что ты наконец-таки пробудился. Осталось еще немного, и ты увидишь другой мир, настоящий. На данный момент я могу лишь частично приоткрыть тебе его, но боюсь, в образовавшуюся щель, ты ничего не увидишь. Для начала тебе нужно суметь прорубить проход самому.
Артемьев придвинул к себе стул и сел напротив трещины, он посмотрел на лежавшие на полу распечатки, поднял первую из них, пробежал взглядом по заголовку статьи:
«ПОЛЕТ НОВОГО СПУТНИКА В КОСМОС НЕОБХОДИМ ДЛЯ ЗАКРЕПЛЕНИЯ В СОЗНАНИИ МИФА О ШАРООБРАЗНОЙ ФОРМЕ ЗЕМЛИ».
- Что значат все эти статьи? Ты в курсе?
- Все это для тех, кто контролирует людей. Своего рода отчеты о проделанной работе. Те, кто еще находится во сне, не видят их. Сознание затуманено, они воспринимают только ту информацию, которую им диктуют. Информацию, заставляющую их спать еще крепче, есть пищу разрушающую их тела, изучать лженауки которые выдаются за аксиомы.
Артемьев положил листок на диван и всмотрелся в силуэт. Он видел слабые очертания лица, его собеседник прильнул к стене почти в плотную, стараясь разглядеть комнату.
- Но кто все это делает?
- Тебе рано знать.
- Для чего они это делают?
- Позже. Ты все узнаешь, но позже и при условии, если тебя не убьют раньше.
- Убьют?
Эта мысль сильно взволновала Игоря, он понимал, что опасность присутствует, но пока не услышал о ней вот так, напрямую, всерьез не задумывался о своей смерти. Он вспомнил человека, которого арестовали в аэропорту, воображение нарисовало не очень приятные картинки того, что могло бы произойти с ним самим дальше.
- Это в лучшем случае, - продолжал голос. – Они могут промыть мозги и уже насильно погрузить тебя в такой сильный сон, из которого тебе не выбраться. Я бы предпочел смерть.
Артемьев поерзал на одном месте, у него было еще с десяток вопросов, которые он бы хотел задать таинственному незнакомцу. Но не успел он и рта открыть, как голос вновь произнес:
- К сожалению, я не могу говорить с тобой долго. За тобой уже следят, у них есть подозрения, касающиеся твоего пробуждения, хотя пока еще ты можешь сойти за убитого горем человека. Постарайся не выдавать себя. Я найду тебя.
Свет за стеной вновь промелькнул и погас, оставив Игоря одного.
Артемьев долго сидел на месте, не шевелясь. Он смотрел, не отрываясь на стену, на трещину, которая образовалась словно после сильного землетрясения. Незнакомец исчез так же неожиданно, как и появился, оставив после себя кучу вопросов и ни одного ответа. А когда Игорь вырвался из оцепенения и вновь смог шевелиться, он взял сотовый телефон, только сейчас обнаружив, насколько сильно трясутся руки, и найдя функцию фотоаппарата, сделал снимок трещины, словно опасаясь, что на утро она может исчезнуть.

***
Весь последующий день он сидел напротив лопнувшей стены. В свете дня она не выглядела такой уж зловещей. Когда Артемьев осмелился приблизиться к ней, чтобы внимательней изучить характер появившегося повреждения, кроме бетона и пустоты ничего не обнаружил. Постепенно ночной визит стал иметь все меньшее значение, превращаясь в подобие очередной галлюцинации. Игорь собрал все распечатки с пола и сложил их в верхний выдвижной ящик стола, включил телевизор и стал смотреть выпуск новостей. Все, что происходило в мире, теперь казалось ему театром абсурда. Люди протестовали против новых законов, собираясь в большие группы неподозревающих, что за ними наблюдают со стороны и каждый их шаг, полностью спланирован. В отдельных регионах шла война, в которой не будет победителей. А люди в мирных странах продолжают путь к полной деградации через средства массовой информации, еду, сломанные жизненные устои, стереотипы и искусственно созданный образ жизни.
Артемьев в действительности смотрел в совершенно другой мир. Он видел то, что не замечал раньше, и это ему уже не нравилось. Он не хотел жить там, где все покрыто сплошной ложью, где человеческая жизнь воспринимается как ресурс и не более того. Люди нужны для выполнения определенной работы, в других случаях от них избавлялись.
Ближе к вечеру он решил выйти на улицу, запасы еды заканчивались, и необходимость покинуть квартиру стала очень остро. Открыв входную дверь, он прислушался к звукам в подъезде многоэтажного дома, поскольку ему совершенно не хотелось сталкиваться ни с кем из соседей. Нужно было проскочить мимо всех, оставшись не замеченным, поэтому, войдя в лифт, он нажал на кнопку второго этажа, опасаясь, что на первом кто-нибудь будет ждать лифт.
На улице уже практически не было людей, вечер рабочего дня всегда располагал к безлюдным переулкам, разбитый автомобиль все еще был здесь, но теперь он частично исчез, словно какие-то его детали разнесли мародеры. Разглядев его, проходя мимо, Артемьев понял, никто не трогал автомобиль, он исчезал сам по себе, чему свидетельствовали некоторые детали, ставшие на половину прозрачными. Обойдя его стороной, мужчина вошел в арку и вышел на просторную улицу, где мчался большой поток машин и людей, их было так много, что идею проскочить незамеченным, пришлось забыть.
До магазина было примерно пять минут ходьбы, опустив голову так, чтобы ни с кем не встречаться взглядом, Игорь поспешил в нужную сторону.
В просторном супермаркете Артемьев закупался быстро, не думая долго над товарами, как он делал раньше. Теперь он просто бросал в корзину все самое нужное и относительно недорогое, переходя с ряда на ряд. Здесь играли рекламные ролики, звук которых доносился до всех уголков магазина, и невольно мужчина стал прислушиваться к ним. В основном это была пропаганда того, как отличить пищу предназначенную для обычных людей. В сообщениях говорилось о красных ценниках, на которых шли скидки, хотя на самом деле это отличало товары пригодные для питания от непригодных. Артемьев замер перед большой металлической сеткой заваленной овощами, на ней висел красный ценник. Он взял в руки маслянистый картофель, скорее похожий на крашенный в черный цвет кусок овального полимера, и с отвращением положил его обратно. Для куска пластика овощ был довольно тяжелый, а запах от него исходил с легким ароматом резины.
- Брать будете? - спросил голос справа. Артемьев, обернувшись, увидел женщину лет пятидесяти, она набирала в целлофановый пакет картофель с такой жадностью, словно он мог в любой момент стать дефицитом. Ее глаза были словно в тумане, такие плавающие и нечеткие зрачки человека, который проваливается в легкую дремоту.
- Нет спасибо, обойдусь сегодня без овощей, - проворил Игорь и поспешил в сторону отдела с фруктами, но там его ждало еще большее разочарование. Все здесь было таким же игрушечным, словно бутафорским и только над ящиками с коричневыми апельсинами летали мухи.
В молочный отдел Артемьев даже не решился идти и остановился только возле упаковок с сухими продуктами. Здесь были зеленые ценники и, судя по звучавшей рекламе, эти ценники обозначали продукты пригодные для употребления и не предназначающиеся для обычных людей. Мужчина взял пару пачек сухой каши, несколько бутылок воды и мучных изделий и отправился со всем этим на кассу, где занял очередь.
Люди вокруг стояли в ожидании, переминаясь с ноги на ногу, лениво обводя взглядами все вокруг, но в один момент реклама замолчала и голос в динамиках, произнёс:
«Проверить почту так же необходимо, как и приобрести продукты с красными ценниками. Не забывайте и про то, что индивидуальность познается в тенденциях моды. Ты индивидуален, когда ты такой же, как и все».
В тот же момент большинство людей в очередях опустили глаза на экраны своих телефонов и планшетов. Они так сильно увлеклись изучением почтовых ящиков в соцсетях, что не заметили, как в магазин вошли пятеро мужчин, одетых в одинаковые костюмы. Они проследовали быстрым шагом вдоль кассовых аппаратов и, не привлекая к себе особого внимания исчезли между рядами с товарами. Как только эти люди пропали из виду, многие закрыли свои телефоны и продолжили общение между собой, оглядываясь по сторонам и искренне веря, что мимо их взора ничего не проходит мимо.
Уже на кассе, выкладывая на ленту продукцию, Артемьев заметил, как в дверях появился знакомый силуэт, это был тот самый нищий старик. Он смотрел прямо на мужчину через стекло, в ожидании, когда Игорь закончит свои дела на кассе.
- Что стоишь! Давай быстрей! - раздался голос из-за спины, подталкивающий Артемьева. Обернувшись, тот лишь только чудом, сдержался от крика. Перед Игорем стоял мужчина, но только лишь с виду напоминающий человека. Скорее всего, это было кто-то надевший человеческую кожу на себя, она выглядела на нем мешковато, местами даже свалившись как растянутый свитер. Лицо было ужасно перекошено в бок, вместо глаз только дырки, за которыми бегали темно-зеленые зрачки, принадлежавшие не человеческому существу.
Артемьев отшатнулся и, повернувшись к кассиру, женщине с полузакрытыми глазами, протянул ей деньги за свой товар, даже не обратив внимания на то, как сильно тряслись у него руки.
- Ты чего, трясешься? А? - прошептало существо почти в ухо Артемьеву, и он уже готов был пуститься бежать со всех ног, когда возле выхода грохнулся стеклянный аппарат по выдаче жвачки. Цветные шарики полетели во все стороны, и кто-то закричал от неожиданности.
Воспользовавшись суетой, Артемьев схватил пакет и поспешил к выходу. Он слышал, как существо продолжало проклинать весь человеческий род, и уже на самом выходе его за запястье схватил нищий старик и прорычал ему прямо в ухо:
- Ты что, с ума сошел что ли? Какого дьявола ты тут делаешь?
Он потащил Артемьева за собой, и вскоре они оказались на улице, после направились в ближайший проулок, где старик выхватил пакет с едой и зашвырнул его в мусорную корзину.
- Что ты делаешь? - запротестовал Игорь, но старик одернул его, ответив:
- Лучше уж жрать искусственную пищу чем то, что в этих коробках. Мучное это единственное что еще можно употреблять.
Он вручил Артемьеву пакет с остатками еды, и они поспешили вглубь дворов.
- Кто это был, там в магазине? Словно и не человек вовсе, - тараторил без остановки Артемьев, постоянно оглядываясь назад, словно это существо могло преследовать их. Но старик, вновь одернул мужчину:
- Говори тише, а лучше молчи, пока не окажешься в безопасном месте.
Они завернули в темный переулок, где стояло два мусорных бака и, отодвинув один из них в сторону, старик наклонился, чтобы открыть крышку канализационного люка. Та с легкостью
поддалась, и старик жестом предложил мужчине спускаться вниз.
- Куда мы идем? - спросил Артемьев, растерянно наблюдая за действиями старика. Тот, не дождавшись, когда его спутник соизволит первым спутаться вниз, сел на край канализационной ямы и ответил:
- В безопасное место. Пора тебе увидеть, как живут те, кто уже давно проснулся.
После этого старик быстро исчез под землей, оставив Артемьева в темном переулке совершенно одного. Игорь огляделся по сторонам, суета большого города осталась за домами, там, где в огромном супермаркете происходили странные, но вполне уже привычные вещи, и если все это должно закончиться спуском в канализацию, значит, тому и быть.
Артемьев, сжав пакет с остатками еды, стал спускаться вниз, на ходу услышав голос старика.
- Не забудь закрыть люк. Нам не нужны здесь нежданные гости.
Он потянул на себя металлический диск люка и закрыл его за мгновение до того, как в переулок въехала машина.



Максим Долгов

Отредактировано: 12.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться