Запрещенный обряд или встань со мной на крыло

Пролог

Пронизывающий ветер играл со светлыми, распущенными волосами юной невесты. Дева рода Гуортигирн дрожала, босые ноги леденил мокрый песок, а волны седого моря едва-едва не касались ступней. От холода у Дейдре посинели губы, хотелось сжаться в комочек, чтобы хоть немного согреться.

Но счастливая невеста продолжала стоять, терпеть пронизывающий ветер и очередное унижение – жених со свитой безбожно опаздывали. Род Гуортигирн в полном составе со свидетелями и домочадцами давно обосновался в гроте. Друид подготовил жаровню и начертил все необходимые знаки. Невеста почти теряет сознание от истощения и усталости, а жениха все нет.

Дрожащие губы юницы шептали молитву богине-заступнице, покровительнице целителей и юных дев. Она просила о страшном – чтобы жених, перебравши вина, сложил голову. Видят справедливые боги Дейдре согласна надеть черный покров и провести жизнь в одиночестве и молитвах. Лишь бы не принадлежать грубому и жестокому воину, снискавшему славу в походах, но наградой попросившего не золото, а жену древней крови. И выбор его пал на нее, Дейдре Гуортигирн, светлую целительницу видевшую свою жизнь в служении богине-заступнице Олуа.

За ратные подвиги лорд Каделл Гайнор получил титул, жену и земли, которые он сам же и завоевал. Мужчина настоял на старом обряде помолвки. Единственное, что может стать препятствием свадьбе – смерть жениха или невесты.

Чем больше проходило времени, тем сильней в сердце Дейдре разгоралась надежда – неужели сгинул? Или передумал? Она будет счастлива.

Солнце село и в сгустившихся сумерках появились огни – это двигался Гайнор Каделл со своими воинами – рода у него не было. Некому было встать по правую руку друида. Вот и тащил он своих рубак за собой.

Каделл резко осадил коня и спрыгнул на мокрый песок.

- Дела задержали меня, возлюбленная невеста,- громко возвестил он. – Но срезал я для тебя несколько славных голов.

- Смерть претит мне,- едва дыша от отвращения промолвила Дейдре.

- Глупость твоя происходит из твоего же девства,- хохотнул Гайнор,- а оно с тобой ненадолго, уж поверь.

Друзья жениха радостно загоготали, лорд Каделл подхватил под локоть свою юную невесту и потащил к гроту. Дева Гуортигирн едва успевала перебирать ногами и начала задыхаться, от этого почти бега отступил холод и в грот она ступила раскрасневшаяся, с тяжело вздымающейся грудью.

Гости расположились вдоль стен, в центре, в песчаной выемке, стояла жаровня. На ее тлеющие угли друид подбрасывал травы и сладковатый дымок стелился по песку. Дейдре поставили по левую руку от жреца, а лорда Каделла по правую.

Громким голосом друид спросил есть ли среди гостей тот, кто знает отчего этот брак не может быть свершен. Дейдре впилась глазами в отца, но тот смолчал. Не сказал, что дочь уже прошла первый круг обучения и что путь ее, путь девы-целительницы. А самой Дейдре злая магия сомкнула уста, как ни силилась девица заговорить о своем пути, все околесица выходила. А сейчас и вовсе онемела.

Друид взывал к богам, просил их соединить души так, как соединены сердца. И благословить новую семью обильным приплодом. Жених подал массивный, золотой браслет и жрец застегнул его на тонкой руке невесты.

Дейдре бессильно уронила руки вдоль тела и с поднесенного ей подноса второй брачный браслет друиду пришлось брать самостоятельно. Это вызвало недовольный ропот среди гостей. У рода Гуортигирн появились вопросы к своему предводителю, но смельчака, готового их озвучить, увы, не нашлось.

Друид сделал шаг назад, перехватил руки жениха и невесты и протянул их к жаровне. Сизый дымок кольцами обвил руки Дейдре и Гайнора, сплавил замочки их брачных браслетов. Теперь эти украшения с ними на всю жизнь.

Друид отошел, его роль в это действе была исполнена.

- А что жених, хорош ли ты,- громко спросила старшая из женщин рода Гуортигирн.

- Хорош,- громко ответила старшая из женщин привезенная соратниками Гайнора.

- Пусть покажет,- возвестила дама Гуортигирн.

И Гайнор разоблачился. Все его огромное, мускулистое тело покрывали короткие, черные волоски. Между сильных бедер волосы курчавились еще сильней. Дейдре подавила дрожь отвращения и отвела глаза – нечего лишний раз смотреть, супружеская жизнь долгая. Насмотрится.

- А что, хороша ли невеста? – Вопросил дружка Гайнора.

- Хороша,- ответила дама Гуортигирн.

- Пусть покажет.

Дейдре замерла. Она не могла, не могла показать этим жадным до зрелищ людям то, что сама богиня-заступница повелела скрывать от чужих взоров.

Лорд Каделл гневно нахмурился, сделал шаг вперед и разорвал рубашку на невесте. Силой развел ее руки и показал всем прелесть юной, налитой груди и гладкую нежность лона – не росли у древней крови волосы нигде, кроме головы.

По лицу невесты стекали крупные слезы, кругом хохотали и радовались люди – еще один брачный союз, а значит будет много вина и мяса.

Жених запретил Дейдре переодеваться:

- Наказание тебе, за строптивость. Я исполнил обряд в точности, а ты,- он отвесил ей легкую оплеуху, – подвела меня. А теперь улыбайся, сегодня твой праздник.

За ночь Дейдре устала удерживать рубаху, пальцы сводило судорогой, а похотливые взгляды мужчин причиняли почти физическую боль. Утром ее посадили в повозку и вернули в замок отца – до свадьбы оставалось полгода.



Наталья Самсонова

Отредактировано: 19.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться