Защитник славы

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Я не понимаю своих героев, но я в них верю.

ЗАЩИТНИК СЛАВЫ

Монетка медная, самого низкого значения, но, меж тем, цену она имеет высокую. Для Мирославы - наивысшую. Мстислав крутит ее меж пальцев, подкидывает на широкой ладони, и спрашивает с улыбкой:

- Волк или решка? - Обычно он не тороплив и вдоволь наслаждается этой игрой. Но Стива не приходил неделю и от того возможно нетерпелив. Взбудоражен даже. Он и в помещение-то не вошел - вбежал, громко хлопнув тяжелой дверью.

- Ну? Давай же, отвечай. – Торопит. А Слава знает, что, если он не захочет – она не угадает ни за что. Как не угадала Арьяна, однажды приказавшая огреть зарвавшегося подростка плетьми, и Ники, с радостью исполнивший эту просьбу, и Натан, и Костик, и другие… Их много было этих, других. Виновных и не очень. И вот, теперь Славкина очередь пришла, не угадать… - Чего же молчишь? Говори.

- Пусть будет…

А ведь он с первой минуты как появился в их доме Славке понравился. Щуплый, с косматой светлой шевелюрой, в одежде с чужого плеча и грустными глазами. Со Славкой, по первой, пусть, Стива говорил и грубо, зло зыркая, но в просьбе никогда не отказывал. А еще он земляникой угощал. Славка за ягодой той аж трусилась, от того с каждым разом еще больше проникалась к нему теплыми чувствами. А, вот, Ярко Мстислава не любил. В глаза «деревней» называл. И вместе с друзьями и дворовыми ребятами всякие подлянки делал, смеялся после. Стива терпел, не лез с кулаками, не подставлял в ответ, хоть иногда и следовало бы. Только получив очередное наказание, губу закусывал и кулаки сжимал, словно очередную зарубку в памяти делал. Он всегда гордый был, от того и не унижался никогда. А еще умный. Его учителя всегда хвалили. В пример ставили, а Ярослав ярился. Ему наука давалась тяжелей, а за неуспеваемость отец розгами сек, в соленной воде вымоченными. Брат терпел и на Мстислава еще большую злобу таил. Думается Славке, что ревновал Ярко.

 - Что будет? Отвечай же, тезка.

Не такая уж и тезка, если разобраться. Но ей раньше нравилось так себя называть.

- Зачем тебе это? – Спрашивает мальчишка и мычит от боли, когда она неумело обрабатывает подранное ухо. И где только угораздило его?

 - Ведь мы же тезки… – закончив, отвечает она с улыбкой.

Вот, только, тезки тоже могут предать.

- Ребро… - нерешительно, едва слышно произносит Слава. И через секунду уверенно:

- Да, пусть будет ребро.  – К чему тянуть? Она ни раз и не два видела, как все происходит. Сначала он подарит надежду, а затем просто растопчет ее. Ведь Мстиславу нравится играть с чужими жизнями.

- Уверена? Загадай что-нибудь попроще. Тебе ведь может повезти. Я много не прошу – выиграешь три раза подряд, и отпущу. А нет - так не моя вина.

И правда, не его - Славина. Она ни словом, ни делом не помогла. Не упросила отца, чтобы не отсылал Стиву, не предупредила самого тезку о хитроумном замысле родителей, даже проводить не вышла. Только стояла возле окна и смотрела, как быстро удаляется возок, оставляя глубокие борозды, на белом снегу. Только лежала на кровати и плакала, уткнувшись в подушку, случайно услышав: «Мстислав нас предал». Она прокралась после в кабинет отца и прочла подписанный указ. Сотня золотых за голову мальчишки, который тогда не сделал ничего чтобы заслужить подобного отношения. Славка все собиралась Стиву предупредить, даже письмо написала, но так и не отправила.  А ведь молчание - это тоже своего рода преступление.

- Ребро, - упрямо произносит. Мирослава если что-то решала ни за что не уступала. «Хоть кол на голове теши, - вздыхая, любила говорить мама, а Слава в ответ только пожимала плечами.» Ну да, такая уродилась, упрямая. Даже если страшно до дрожи в коленях, до бешенного стука в ушах. Если бы не эта ее черта давно бы уже разревелась, умолять бы стала, чтобы простил, выпустил бы. Как Алиса или Аришка, как Натан и Авдей. А так, получается тоже гордая.

Мстислав кривится. Ему не нравится, когда играют не по его правилам. Подкидывает медный кругляш. И тот замирает на ладони. Ребром.

У Славы сердце ухает вниз. И огонек надежды начинает тлеть в душе. Думается вдруг, может все же повезет? А Мстислав вдруг произносит:

- Смотри-ка, удачливая! – И слышится ей в этих словах издевка.

Глупая-глупая Слава... повелась на фокус. Да подобных у Мстислава в избытке! Славка качает головой, стряхивает непрошеные мысли и давит улыбку. А он произносит:

- Продолжим?

- Пожалуй… - соглашается. – Ребро.

Раньше улыбка Мстиславу была к лицу. Черты лица мягче становились, взгляд – ласковей. Но ни в этот раз: он улыбается лишь губами, взгляд – серьезный, сосредоточенный какой-то. Славу он пугает, и она в попытке защититься обхватывает себя руками и теперь уже сама торопит:

- Давай же, п-продолжай.

А монета встает ребром. И еще раз.

Из Мстислава получился бы хороший фокусник.

Он хватает ошалевшую от удивления Славку за руку и вытаскивает из помещения.



Ольга Васильева

#41327 в Фэнтези

В тексте есть: оборотни

Отредактировано: 21.07.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться