Здравствуй, папочка Мороз!

Часть 1. Павел

Белая, почему-то кудрявая, искусственная борода вызывала такую чесотку, что я был готов взвыть уже через пару минут. Впившись пальцами в длинный посох и мечтая приложить им по лбу довольного посмеивающегося Мирона (моего хорошего до этого дня друга), я позволил его невесте Саше натереть мне нос и щеки красным гримом.     

Чтоб я еще раз поспорил? Да никогда!       

- Твою же мать! Я в этом дерьме и получаса не прохожу! - выругался сквозь крепко стиснутые зубы, на что тут же отреагировала воспиталка детского сада:           

- Павел Владимирович! Вообще-то вы находитесь там, где вас могут услышать дети!         

Она не понравилась мне с самого начала. Такая чопорная, престарелая. Со смешным пучком на башке и тонкими, ярко-розовыми губами. Фу.         

Кстати, почему я вообще оказался в конце декабря в детском саду в наряде, от которого весь мой офис лежал бы в лежку, если бы конечно, меня в нем увидел? Все просто. Тот самый Мирон во время последнего нашего спора (а они у нас случались часто) поставил условие - побыть Дедом Морозом на утреннике в детском саду. Лучше бы он выставил на кон свой Порш против моей Ламбы последней модели.          

- Варвара Никаноровна! Я репетирую свою речь, - беззлобно отоврался я и, повернувшись к Мирону и Саше, взглянул на них так, чтобы стало ясно: как только этот сраный утренник завершится, прикончу их обоих. Одного - за спор, вторую - за тонну грима на моей морде.            

- Да ты просто красавчик, Мельников! - хохотнула Сашка, дернув меня за бороду.       

Потом поправила шапку, весившую как минимум несколько пудов. Хлопнула меня по плечу и, чуть подтолкнув в сторону того места, где меня ожидали дети, напутствовала:        

- Иди уже. Развлекись. И постарайся не материться.         

Легко сказать! Борода так и продолжала колоться. В огромных варежках руки вспотели. В шубе - вспотело все остальное. Про валенки я даже не думал. Когда сниму - там будет совсем не Шанель номер пять.        

 

- Вот пришел к вам Дед Мороз,

С праздником поздравить! 

Он подарки вам принес, 

Бородатый парень!      

 

Мда уж. Это четверостишье я пробасил, стоило мне только переступить порог игровой комнаты, где собралась одна из групп детсада. На меня тут же воззрились все - белочки, зайчики, снежинки и прочие кикиморы.         

- Дед Мороз! - пискнула какая-то девица в костюме Мальвины.         

Вскочила, протопала ко мне, после чего обняла за ноги. Эй, мы так не договаривались!       

По правде говоря, детей я не особо любил. Они представлялись мне какими-то… существами с другой планеты. Вечно орут, гадят, требуют пожрать чего повкуснее и еще - мультиков. В общем - совсем не мой контингент.          

- Мороз, Мороз, - заверил я ее, потянув от себя за голубой бант на макушке. - Иди уже к своим, сейчас все будет.       

Мда, исконно русский Дед из меня выходил, прямо скажем, никакой. А чего стоило организовать внедрение в этот детский сад? Сколько бабла я отстегнул на благо местного спортзала, чтобы Варвара Никаноровна закрыла глаза на тот факт, что развлекать ее драгоценных деток будет совсем не профессиональный актер, а какой-то там босс не менее какой-то там фирмы!          

И вот теперь я стою перед полчищем костюмированных малявок, которые ждут от меня чуда. Ну мать же перемать!      

- А сейчас мы с вами будем отгадывать загадки! - пробасил я с места в карьер, когда тишина, установившаяся между мною и детьми стала совсем уж дурацкой.            

- Ужееее? - протянул какой-то парень, который, судя по его виду, расстроился. - А стишки? Мы приготовили… стишки!         

Стишки - это хорошо. Это прямо очень хорошо! Потому что как незаметно достать из кармана дедовой шубы айфон, чтобы вычитать на нем загадки, я себе представлял не особо.          

- Точно! Сначала ведь стишки. Молодец, мальчик. Дед ведь старый совсем. С памятью плохо, - сказал это и оглядел детей.        

На лицах некоторых проступило недоумение. Остальные смотрели на меня с жалостью. Докатился.       

- Как тебя зовут?         

- Митя!        

- Отлично, Митя! Дед Мороз жаждет услышать твои стишки!         

Произнеся эту фразу, я уселся на хлипкий табурет, так что мои колени едва не заткнули уши, и поманил к себе Митю. На кого-то он был похож. Даже странно.        

Похлопал по колену, на которое парень и забрался не без моей помощи. А потом вдруг обнял меня за шею, и тут я охренел.           

- А ты можешь все-все исполнить? - шепнул с недоверием Митя, так, что его услышал только я.         

На нас смотрели все кругом - дети, мои друзья (ну, или не очень друзья), строгая воспиталка. Но вдруг почему-то самым важным оказался взгляд самого Мити, который так и продолжал обнимать меня за шею, впиваясь пальчонками в ворот шубы.            

- Могу. Могу исполнить все-все, - заверил его в ответ.        

Это было не так уж и далеко от правды. Даже если парень сейчас запросит себе яхту, подобная покупка не станет проблемой. Но я вдруг почувствовал - он совсем о другом.         

 

- Я хотел бы пожелать, 

Чтоб папа к нам вернулся. 

Мне уже ведь целых пять! 

А я о нем мечтаю.      

 

Мда уж. Поэтический дар Митю явно миновал. Или кто там наваял ему эти стихи? И почему вдруг у меня в носу защипало? Наверняка, всему виной эта сраная борода.        

- Молодец, Митя! Вот тебе конфетка!        

Кстати, да. А где мешок с конфетами, или что там раздают Морозы на подобных мероприятиях?       

Я ссадил с колен парня, беспомощно взглянул на Мирона. Тот все понял без слов, подбежав и вручив мне мешок с подарками.        

Выудив из него какой-то шоколадный набор и новомодную машинку, я всучил все это Мите.          

- С Новым Годом, парень! С Новым счастьем! - пробасил от всей души.         



Амелия Борн

Отредактировано: 22.01.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться