Зеленоглазая печаль Мария

Глава 1.

Жила-была девочка Маша. С огромными зелёными глазами и ослепительно рыжими волосами. Роста была она среднего и среднего же телосложения. 
Прямо сейчас, прямо сию минуту на 31-ом году жизни она была беременна вторым ребёнком. Это был мальчик.
Почему-то она, Мария, была уверена, что родится ребёнок 13 июля 2016 года. Ни днём раньше, ни днём позже.
Первая дочь Таисия была у Маши крайне капризная девочка. Честно. Иногда Мария плакала над своими плохими мыслями о дочери. Ей было ужасно стыдно за то, что иногда женщина с мольбой обращалась к небесам, вопрошая: "За что ты мне послал это исчадие ада?"
И тут же начинала Маша себя ругать за плохие слова и за то, что она сама плохая мать, если "говорит" такие мысли, и что это Маша не может правильно воспитывать, а дочь тут не при чём.

На улице стоял холодный июльский день. Маша ненавидела такую погоду. Она называла её "питерской". Хотя в Санкт-Петербурге была всего лишь один раз. 
Дождь противно набивал унылую мелодия на окне скромной машиной квартиры. Дома было пусто.
Дочь забрали родители бывшего мужа. Отец нынешнего ещё не родившегося ребёнка исчез в неизвестном направлении, когда беременности Марии было всего 3 месяца. Маша конечно переживала. Долго. Мучительно. На душе было также тоскливо и уныло, как сегодня на улице.
Если бы Маша умела писать романы, она бы сочинила детективный сюжет, в котором подробно описала бы жесткое и преднамеренное убийство своего бывшего мужа, и якобы несчастный смертельный случай с эти недомерком, который как трусливая шавка сбежал от Маши и оставил ей возможность разобраться самой со своей такой тоскливой печальной жизнью.
Нет. Вовсе не всё и не всегда было плохо и тяжело у этой рыжеволосой женщины. 
Она любила часто гулять по парку, который располагался недалеко от её дома.
Ах! Красивый был парк! Попадая в него, Маша становилась совсем спокойной и сливалась с природой мысленно. Она иногда задевала травы, листья и кору деревьев, про себя здороваясь с ними, и даже почтительно слегка наклоняла голову перед ними уже в реальности.
Любила она сидеть на потрепанной скамейке у прудика. Одна была у неё лавочка самая любимая. Каждый раз, подходя к ней с книгой в руках, Маша прямо физически чувствовала, будто скамейка её рада. И вроде женщина не была уже так одинока в своём маленьком унылом мире.

В городе Носкове не было у Марии родственников и друзей. Да, и если быть честной, не было желания заводить таковых. Спокойно так: никому не надо объяснять почему не сложилось с бывшим и почему кинул последний. Зачем ковырять больное?
Исцеляла Маша себя книгами. Любила читать она сильно. Иногда ей казалось, что случайно, быть может за какие-то прошлые грехи её закинули в современность. Не вписывалась она. И имя: Мария, - было не модным. Мысли её и унылое настроение - тоже. В век современных технологий, быстрых денег и быстрых решений она выглядела большой неповоротливой грустной черепахой. Книги должны были быть о возвышенном, нравственность, честь и доверие - на первом месте.
Именно доверие к мужчинам сыграло с ней злую шутку. Она, словно наивное дитя, верила всему-всему и упрямо закрывала глаза на предупреждающие знаки Вселенной.

И вот сегодня, в дождливый, леденящий душу июльский день Маша всё пыталась понять, где же это она поступила нечестно, не по совести... и так и не нашла ничего подобного в своей личной истории.

Девочка Маша любила свою дочь Таисию невероятно. Она искренне заботилась о ней. Исправно и ответственно Мария читала книги по воспитанию, психологии и взаимоотношениям в семье. Пробовала, применяла знания. И всё же что-то шло не так.
В голове стояли вопросы, на которые невозможно было ответить.

Скоро роды. Надо подумать о мальчике. О сыне. Маша понятия не имела, как играть с ним, как его воспитывать. Мир мужчин был очень далёким для неё и очень жестоким. Мир мужчин причинил ей и её миру такую боль, нанёс такую рану, которую она никак не могла исцелить или залечить...



Мила Кристик

Отредактировано: 30.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться