Зеркало

1. Зачем посещать мистера Квилдза.

— Заключенный! Стоять! Больше ни шагу назад! — пять длинных дул направлены прямо в спину быстро убегавшему мужчине лет двадцати по узкому коридору.
Он бежал на столько быстро, на сколько хватало сил. Мужчина остановился. Быстро развернулся и уставился на трехметрового робота, направившего на него оружия.
— Заключенный! Немедленно выйдите из зоны прицела!
Мужчина смотрел на робота, понимая, что у него нет шансов бежать. Остается только одно — подчиниться, просто лечь на пол и дожидаться пока придет за ним охрана, и наденет снова на него электронные наручники, которые с таким трудом с него сняла Лира, взломав.
Он смотрел прямо впереди себя, дрожа от страха. Медленно опустился на колени и лег на пол.
— Миссия завершена. Миссия завершена. — начал повторять робот, медленно подходя к лежавшему на полу человеку.
Но вдруг раздался сильный крик позади робота.
— Миссия завершена, железяка! — откуда не возьмись появилась худенькая девушка, в одной руке она держала странный металлический шест, который светился таинственным свечением. Она с размаху нанесла сильный удар по макушке робота. Из металлической трубки, которую держала девушка в руках, вылетело пламя, и робот с шумом грохнулся на пол.
Она вскочила на поверженного робота, перемахнув груду железа и подскочила к парню, схватив его за руку.
— Подъем, Чейз!
Парень медленно встал на ноги.
— Я уж подумал, что сейчас меня это чудовище настигнет, и мне кранты.
— Чейз, хватит причитать! — усмехнулась девушка. — Ты забыл, кто герой Галактики?

Нет, Эрика не забыла. Билл — герой Галактики. Билл герой фантастических романов Гарри Гаррисона, которого она обожает читать. А Чейз, отчаянно сражавшийся только что с каким-то роботом в далекой Галактике, всего лишь плод ее воспаленного воображения. Эрике снятся такие странные сны, почти каждую ночь.
Но сейчас то была вовсе не ночь, а урок математики миссис Гулдвин.
Эрика помотала головой, зевнув и как только открыла глаза, вздрогнула, понимая, что на нее уставился весь класс, включая противную толстуху, с прыщавым лицом.
Именно этой толстухой и была миссис Гулдвин.
— И так, как понимать вот это, маленькая леди? — Миссис Гулдвин склонилась над девочкой, которая протирала глаза с испугом заклипала глазами, понимая, что она заснула только что прямо во время контрольной!
Миссис Гулдвин нервно заходила по классу и строгим голосом продолжала:
— Я, как вижу, вы продолжаете спать на моих уроках. И беседы с родителями не имеют над вами силы Эрика Ланцетт. Не так ли?
— Нет, я. — попыталась оправдываться Эрика, но миссис Гулдвин так пристально вытаращилась на нее, что девочка проглотила язык.
— Не нужно оправдываться, Эрика Ланцетт. — Мисс Гулдвин всегда начинала говорить так противно, когда хотела акцентировать на плохом поведении учащегося, — До конца контрольной осталось ровно пять минут, я не думаю, что в этом семестре вы получите выше низкой оценке в школе по моему замечательному и лучшему предмету в школе. 
Эрика молча опустила глаза на лист, где должна была быть ее контрольная. Лист полностью чист. И как она умудрилась заснуть? Такой ответственный момент — контрольная работа за весь семестр перед самим зачетом.
По классу пронеслись смешки, но после еще одного взгляда, которым одарила миссис Ланцет весь класс замолчав, притаившись, как мыши.
— Желаю вам успешно сдать контрольную, — напоследок съязвила миссис Гулдвин, продолжала смотреть на Эрику она, и села за учительский стол.
Эрика повернулась к Кевину, который быстро что-то строчил.
— Эй, пссс, — тихо позвала Эрика мальчика, — почему ты не разбудил меня? Ты что не заметил, что я заснула?
Кевин, откинув каштановые волосы назад пожал плечами.
— Нет, я не заметил, что ты опять заснула. Просто это очень важная контрольная, а я не очень хорошо подготовился, — продолжал оправдываться Кевин. — Извини, Рики, я не нарочно.
«Ну, конечно, плохо подготовился, вот сколько уже успел накатать, а у меня ни одного решенного задания. — усмехнулась про себя Эрика. — Еще одна контрольная, по которой мне грозит неуд. Проклятые сны, почему они не дают покоя?!»

Ее двоюродные дядя Гульп и тетушка Вульп, имена которых были по смешному созвучны, решили, что у их племянницы поехала крыша, когда они узнали, о том, что Эрика засыпает прямо на уроках, сразу вручили ее психологу, мистеру Квилдзу.
Противная физиономия Квилдза, похожего на бульдога в больших очках с большими губами на все лицо, и маленькими глазами, которые изучающе уставились на Эрику липким взглядом сразу не понравились девочке. Но как Квилдз не кривлялся, задавая всякие вопросы Эрике, ничего толкового из этих посещений не выходило.
И чего только не снилось Эрике в этих сумасшедших снах!
В последнее время, Эрика сама уже начала верить, что она сумасшедшая.

Эрике действительно снились сумасшедшие сны.
Все дело было в том, что ей снился уже один и тот же сон на протяжении целого года. Как только она засыпала ей продолжал сниться сон, который снился ей на протяжении целого года, словно она каждую ночь ложилась посмотреть очередную серию кинофильма. Засыпая, Эрика словно погружалась в параллельную реальность, где все существовало по каким-то странным законам.
И вот сегодня, в который раз прямо на уроке по математике Эрика заснула вновь, а это означало только одно — сегодня известят ее родителей, и она должна будет после школы, как только придет домой отправляться через два квартала к противному Квилдзу на сеанс психотерапии, что Эрику совершенно не радовало.



Наталья Олейник

Отредактировано: 19.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться