Желания в баночке

Желания в баночке

— Любите сладкое? — спросил подсевший дедушка.
— Угу, — буркнула я: настроение совсем не для разговоров.
— И я люблю, — он взглянул на детей, которые весело катались на качелях, и тихонько запел. — Крыла-а-атые каче-ели летят-летя-ят-летя-ят. Красивая песня, но мне от неё всегда грустно.
Я молча вздохнула: и без него тошно.

— Есть у вас большая мечта? — не унимался старичок.
Мечта. Есть, конечно. О мире на всей планете, о своём месте на Земле, о кругосветном путешествии, о настоящей любви… Да мало ли о чём!
Из затягивающего болота меня вырвал всё тот же дед.
— Уж простите мою наглость, пойду я, наверно, — он слабо улыбнулся бледными губами и поставил перед собой палку, готовясь встать со скамейки.

— Погодите, — я почувствовала, что не хочу оставаться одной. — Я сегодня немного не в духе. Не сердитесь, останьтесь, — я примиряюще улыбнулась.
— Если меня просит барышня, то, конечно, останусь. Никуда не денешься.
Мы молча послушали птиц. В парке было немного людей, ведь сегодня рабочий день. Гуляют лишь пенсионеры, мамы с малышами да целующиеся парочки.

— Позволите ещё разок быть назойливым? — я кивнула: отчего-то мне начинал нравиться этот старичок. — Почему в такой ясный день вы грустите?
— Звучит глупо, но последнее время меня мучает мысль о том, что мы можем умереть в любой момент. Это даже не страх смерти, нет, я боюсь не успеть пожить. Как сделать всё, о чём мечтаешь, если в любую секунду на голову может рухнуть… да хотя бы этот самолёт? — я показала на серебряную точку в небе.

— Может, вы просто мечтаете о чём-то нереальном? — он подмигнул.
— Да вроде о реальном. Разве что вечный мир вряд ли когда-нибудь настанет.
— Да, терзаем мы матушку-Землю… Сколько живу, а всё одно и то же, — он сильно закашлялся и прикрылся выцветшим платком. — Да не пугайтесь, это сердечный кашель. Я вот что спросить хотел. Если бы вы могли запросто исполнить свои мечты, были бы счастливы?

— Какие у вас интересные вопросы. С одной стороны, да, ведь кто не хочет, чтобы его желания сбылись? Но с другой — это слишком неинтересно. Получать что-то легко всегда скучно. Или это только у меня так?
— Как знать. Так, вы бы отказались от волшебной баночки, исполняющей мечты?
— Да разве такое бывает? Настоящих джинов и золотых рыбок нет, — дедушка, видимо, хотел развеселить меня.

— Как же, я лично их выращивал, — он серьёзно посмотрел на меня и прошептал тихо-тихо, — я волшебник.
Тут уж я не выдержала и рассмеялась. Видимо, бедняге напекло голову.
— Зря не верите. Смотрите сами, — из кармана он достал маленькую ёмкость и быстро сунул мне в руки. — Это одна из последних. Раньше, пока не было инквизиции, их было гораздо больше. Потом их запретили, и производство зачахло. Несколько экземпляров сохранилось, но они стоят больше, чем целая страна. А вам я отдаю почти бесплатно: вы уже заплатили мне этой беседой.

Мне стало немного не по себе. Сидеть рядом с полусумасшедшим не очень-то приятно. Хотя он так убедительно говорит...
— Я его везде ищу, а он тут! — к нам бодро подошёл бородатый мужчина. — Надеюсь, он вас не утомил?
— Ни капли.
— Простите, если чего наговорил. С возрастом такое бывает.
— Да нет, всё в порядке.

Незнакомец пристально посмотрел на меня, но не заметил ничего странного.
— Ну и замечательно. Пойдём домой, — он помог старичку приподняться.
— До свидания, барышня.
— До свидания, — пробормотала я, крепко сжимая бутылёк.
Когда они вышли из парка, я раскрыла ладонь. Жидкость внутри переливалась и манила к себе.



Regina

Отредактировано: 24.06.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться