Жемчужина темного дракона

Размер шрифта: - +

Первая глава

Виктория Скляр

 

Жемчужина темного дракона

 

Любовь – это единственное, чем она еще не болела.

Амели.

 

Первая глава

 

Порывистый ветер развевал мои распущенные волосы, отчего пряди хлестко били по лицу, но я не обращала на это внимание. Вздохнув полной грудью чуть морозный, свежий воздух, почувствовала, как боль и тоска железными тисками сдавили сердце, не позволяя дышать.

– Ты в порядке, милая? – тихим голосом спросил мой кузен Эрик, положив руку мне на плечо и чуть сжимая. Его голос доносился до меня, словно из далекой пещеры, чуть приглушенным эхо, отраженный от тысячи стен.

– Да, все нормально, – кратко кивнула, сжимая в пальцах небольшой, красивый букет полевых цветов.  – Я рада, что ты здесь со мной, – я благодарно улыбнулась парню, удостоившись в ответ кривой ухмылки, которая была обязательной для его тонких губ.

– А где еще мне быть, Коралина? – нахмурился кузен, теряя всю веселость, которая у него имелась.

Сегодня была десятая годовщина со дня смерти моих родителей и еще сорока двух жителей нашей усадьбы. Вздрогнув от воспоминаний, промелькнувших в голове чередой кровавых, скорбных моментов, я с силой зажмурила глаза и потрясла головой.

Каждый год я приезжала в свой родной дом, иногда с дядей, но чаще именно с Эриком, потому что он стал моей единственной опорой и поддержкой после тех ужасающих, трагичных событий, унесших столько жизней и позволивших выжить лишь мне одной. Десять лет назад наша усадьба была уничтожена магической хворью, которая не щадила никого – ни живых, ни полуживых, ни взрослых, ни детей, ни даже животных. Все они стали жертвами этих событий, которые наша история именовала не иначе как: «Черная неделя».

От моего дома не осталось ничего, кроме пепла и углей. И теперь, приходя на могилы своих близких, я задавалась лишь одним вопросом: «Почему выжила именно я?».

После гибели родителей, хворь оставила мне вечное напоминание об этих событиях – уродливый  шрам в виде месяца на левой стороне лица, прямо рядом с глазом. И медальон, подаренный мамой в день моего двенадцатого дня рождения.

Мы с Эриком по уже привычной традиции направились вдоль поляны, по вымощенной крупными булыжниками тропе, неся с собой обычные уже угощения мертвецам – рисовые пирожки, фасолевый пирог и бутылку эльфийского вина.

Оправив свое синее, в пол простое платье, я подошла к сорока четырем надгробным плитам, что выросли на небольшой полянке, словно грибы после дождя.

Глаза увлажнились от набежавших слез скорби и тоски, сердце сбилось со своего ритма, и ком встал в горле, заставляя судорожно всхлипнуть и упасть на колени перед могилами своих родителей. Прикоснувшись дрожащими пальцами к бетонным плитам, с выгравированными на них именами, я возложила цветы, а Эрик поставил угощения, выкладывая их из плетенной корзинки.

– Мне вас так не хватает, – судорожно прошептала я, чувствуя, как предал меня голос. Вытирая слезы тыльной стороной ладони, устало прислонилась лбом к холодной плите, пытаясь сделать вдох, чтобы вытеснить железный, тугой обруч, стиснувшим грудную клетку. Сжимая в пальцах мамин медальон с изображением летящего дракона, я зажмурилась и качнула головой, чувствуя как длинные пряди прилипли к мокрым щекам, а колени начали болеть от холодной земли и твердых камней. Но мне было плевать на это.

– Вставай, простудишься же. На дворе осень в полном праве, – Эрик осторожно помог мне подняться, поддерживая своими сильными руками за плечи.

Запрокинув голову, я пыталась остановить глупые слезы, которые, словно издеваясь, змеились по щекам, увлажняя кожу.

– Я рядом, Коралина, ты не одна, – обнял меня Эрик, а я доверчиво прижалась к его горячему боку и удивленно распахнула свои карие глаза, и глупо уставившись на синее, безоблачное небо. – Там дракон… Настоящий… – выдохнула я пораженно, неприлично тыча пальцем вверх и дергая кузена за рукав камзола. – Эрик, там дракон!  – воскликнула удивленно, а парень неожиданно нахмурился и поджал губы.

– Судя размаху крыльев и окрасу, то это кто-то из императорского патруля. Смотри, у него на хвосте блестит золотое кольцо, такое только у воинов есть, – Эрик указал на блестящую точку, которую я с трудом могла разглядеть. – Идем, не хотелось бы мне пересекаться с патрулем императора. Говорят, что они последние месяцы участили проверки на границе.

– Но мы же ничего не сделали, – в моем голосе прозвучала неуверенность. Что может быть плохого в том, чтобы прийти на могилу к близким? – Мы лишь пришли почтить память своих родственников.

– Ты это им объяснить попробуй. К тому же тебе известно, что темный дракон, Расон тэх’c Луэн ищет себе невесту среди человеческой аристократии. И как раз сейчас у него очередное знакомство с потенциальной невестой.

– Бедная невеста, – хмыкнула я себе под нос.

Месяц назад по империи пронеслась молва о том, что темный дракон – брат императора – ищет себе невесту. И стоило этому произойти, как матери забились в судорогах, а отцы решительно намерились увезти своих любимых дочерей в горы или даже на болота, лишь бы избавить от встречи с пугающим, жутким ящером, именем которого пугали даже орков.



Виктория Скляр

Отредактировано: 17.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться