Жемчужина темного дракона

Пролог

Яркие всполохи магии пестрили то с одной стороны столицы, то с другой, очаровывая своим сиянием многочисленную толпу. Драконы всех возрастов с умилением и неподдельным, несколько даже детским восторгом наблюдали за разноцветными фейерверками волшебства, очарованно взирая на темное небо. 
Казалось, что все в мире, не только в самой столице были счастливы и ожидали заключения долгожданного мира и союза двух сердец, позволивший драконам и магам жить в спокойствие и защите. 
Но принцессе Шалфее было не до радости и веселья. Сидя в своей огромной спальне, заваленной всеми возможными подарками, она думала лишь о том, что ей предстояло. Внутри нее скручивалась спираль волнения и злости, не позволяющая связно мыслить и здраво рассуждать. 
Свадьба. 
С темным колдуном, который еще несколько месяцев назад жестоко убивал драконов, теперь станет их будущим правителем. 
Для большинства девушек свадьба это прекрасное, долгожданное событие, которое знаменует любовь и долгую жизнь в гармонии с кучей детей. Но для Шалфеи все было иначе. Она знала, что ни любви, ни тем более гармонии в ее браке не будет. Это невозможно, если ты выходишь замуж за того, кого презираешь и жаждешь прикончить тупым топором в кровати. 
– Ненавижу все это, – яростный шепот сорвался с пухлых губ принцессы. Девушка с остервенением вцепилась трансформировавшимися пальцами в покрывало и жестоко располосовала то. – Как же я ненавижу весь этот фарс! – одинокая слеза медленно скатилась по бледной щеке девушки и была безжалостно стерта, словно ее и не было вовсе. 
– Ваше высочество, – в дверях появилась юная, тонкокостная фрейлина в нарядном, сине-зеленом платье в пол. Высокая прическа подчеркивала длинную шею девушки, а цвет ткани прекрасно сочетался с глазами драконницы. – Пора отправляться на церемонию.
У Шалфеи свело ноги от предстоящего ужаса. 
– Я… я не смогу жить с этим чудовищем, Агира, – губы принцессы дрожали, а в глазах застыли хрусталики непролитых слез. 
– Сможете, ваше высочество, – строго и безапелляционно заявила Агира, зайдя в покои своей госпожи и садясь рядом с той на кровать. Обняв принцессу за плечи, фрейлина заявила: – Вы справитесь со свадьбой и всем, что выпадет на вашу долю, Шалфея, потому что вы сильная и несгибаемая драконница, а не какая-то там темная колдунья. Вы подчините Эгана своей воле, и сделаете из него послушную собачонку, которая будет валяться у вас в ногах. 
– Он – Ночной ужас, как его вообще можно приручить. 
– Любого можно сломать, ваше высочество, и в союзе подобном вашему, нужно лишь сделать это первой. 
– Я не… не смогу… 
– Сможете, – приказала Агира и достала из небольшого карманчика на своем сапоге полупрозрачный флакон с блестящей жидкостью. 
– Что это? – Шалфея не была дурой и прекрасно понимала, что зелье, которое ей предлагала фрейлина было не только под запретом, но также и являлось сильнейшим в своем роде. И оно было достаточно действенным, чтобы спасти девушку и ее детей в будущем. 
– Вы знаете, что это, ваше высочество, – нахмурилась Агира. Девушка взяла принцессу за руку и положила флакончик, размером с указательный палец на ладонь своей госпожи. – Вам нужно решить – готовы ли вы подвергнуть опасности не только себя, но и своих наследников, будущих правителей Шеноры, или же вы достаточно сильны, чтобы действовать на опережение злобным планам Эгана. 
Сомнения раздирали принцессу на части. Мысли путались, а сердце гулко билось в груди. Она понимала, что Агира была права. Эган даже собственным детям не позволит быть сильнее себя и уж тем более не даст Шалфее растить их по драконьим законам и традициям. Он будет безжалостен и требователен. 
Но подобное зелье… Оно не просто дает защиту, оно делает с обидчиком ужасные вещи, извращает саму суть души и открывает потаенные желания. Что если Эган станет настолько опасным, что его придется убить, тем самым разрушив мирный договор? 
Но ее будущие дети. 
Шалфея понимала, что не сможет стоять в стороне и наблюдать за тем, как ее мир рушится. 
– Примите решение, ваше высочество. Сделайте правильный выбор, пока у вас еще есть возможность все изменить, – настаивала Агира. Девушка обожала свою госпожу и понимала, что если зелье подействует, то ее могут запросто казнить и даже не посмотрят на ее статус. Но она просто не могла оставить свою подопечную без защиты и барьера против Эгана Ночного. – Идемте, если опоздаем, то колдуны снова начнут нервничать, а мы только их усмирили.
На дрожащих ногах Шалфея поднялась на с кровати и прошла к зеркалу, чтобы убедится в том, чтоЮ не смотря на все невзгоды и проблемы, которые обрушились на ее хрупкие плечи, на своей свадьбе она будет выглядеть потрясающе. 
Заключая мирный договор с темными колдунами, что разоряли драконьи деревни и всеми силами пытались подчинить себе летающих магов, нашелся лишь один вариант, чтобы справиться с потерями и прекратить кровопролитие. Нужен был союз наследников, который был ознаменовал рождение сильных воинов и позволил бы всем остаться в выигрыше. 
Вот только никому не было известно о том, что Ночной ужас – страх не только драконов, но и колдунов невозможно успокоить. Эган Ночной был именно тем, кто получал истинное наслаждение от боли не только драконов, но и собственного народа. Он был кошмаров, от которого пытались попросту избавиться, переложив обязанности и защиту от него на плечи драконов. 
Шалфея была единственным ребенком императора Шеноры – пристанища драконов, и именно ей предстояло пройти через все мучения и страдания, дабы облегчить муки собственного народа и защитить тот от нападений. 
И если Эган, входя в церемониальный зал, думал лишь о том, что получит возможность породить на свет полукровных, могущественных воинов, что станут ему опорой и поддержкой, то у Шалфеи были други6е планы. Она была готова на все, чтобы защитить своих детей от того, кто бы стал ломать их и изменять по своему подобию. 
Но никто не знал, что зелье, которое девушка выпила в первую брачную ночь, не только сделает ее детей сильнее, но и также подействует на ее супруга, сделав того по истине сумасшедшим палачом целого мира. 
 



Виктория Скляр

Отредактировано: 01.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться