Жизнь собачья

Гости из Колорадо

Лучи утреннего солнца ослепляют и заставляют щуриться. Нет желания подниматься и переползать в тенёк. Лениво даже следить за двором, да и нет никого. Домочадцы, ещё спят. Они просыпаются ближе к полудню. Бабушка, птичка ранняя, уже приходила кормила курочек. Тишина, вместе с солнечным теплом, предательски убаюкивает и притупляет бдительность. Погружаюсь в размышления.

 В силу моего молодого возраста, не всё поддается объяснению. Многие моменты из жизни остаются загадкой, хотя бы потому, что посоветоваться особо не с кем. Люди упорно отказываются меня понимать. Я даже пыталась громче к ним обращаться, всё без толку. На выходе получается только "Гав". Соседский двортерьер Тузик, так себе помощник, совсем не желает помогать разбираться в волнующих меня вопросах. Его не интересует практически ничего, кроме еды. Он привык, что всё, в этом мире, происходит по плану. День сменяет ночь. Если еда в тебя зашла, то она должна и выйти, а времена года следуют друг за другом и незачем терзать себя лишним вопросами.

- Если ты не способна повлиять на ход вещей, то зачем об этом думать! - любит повторять Тузик.

 В принципе, всё правильно, только, с чего он так уверен, что нельзя повлиять на ход вещей? Если не вникать и не разбираться, то не вникнешь, и не разберёшься!

 Никак не могла понять, для чего люди весной достают картошку из подвала, закапывают в землю, а осенью откапывают и снова в подвал. Уверена, что для городских жителей это до сих пор загадка. Я же в деревне сейчас обитаю и во всём разобралась. Дело вот в чём. Все эти заморочки для того, чтобы она не замёрзла зимой. Зимой, вон какой мороз! Её прячут в подвал. Летом жарко, поэтому картоху закапывают, чтобы не перегрелась. Когда мне жарко, я тоже копаю яму и ложусь в неё остывать.

 

Мои размышления прервал скрип нашей калитки. Бабушка Фрида, с металлической баночкой в руке, вошла во двор.

 

***

 

 У бабули странное имя. Появилась она на свет в военные годы. Территория, где мы сейчас живём, была окупирована немцами. Когда родилась бабушка, самый главный из немцев, командир или кем он там у них был, явился в дом к бабушкиной маме. 

- Ты должна назвать свою дочь, в честь меня! - приказал он на ломаном русском.

 До сих пор не ясно, какой у немца был в этом интерес.

 Выбора не осталось, сделали так, как он сказал. К слову, звали немца Зигфрид. Так и стала наша бабуля, по паспорту Зигфрида, а для своих сокращённо - Фрида.

 

***

 

  Я поднялась и побежала её встречать.

  - Донечка, здраствуй! - говорит Фрида и чешет меня за ухом, - Какая ты горячая! Прячься в тенёк, зажаришься!

 Я весело виляю хвостом и наяриваю, вокруг неё, круги.

  - Дай пройти, дурында! - бабушка толкает меня в бок, - Ну же!

  Я подчиняюсь, освобождая ей путь и следую за ней. Хоть, какая-то движуха, пойду посмотрю, что она собралась делать. Я, ведь, должна всё контролировать! Порода у меня такая, ротвейлер.

 Проходим, через двор и выходим на картофельное поле.

 Я и раньше видала, как бабушка ходит с баночкой по рядам картохи, но всегда издалека. Мне было не совсем понятно, что это она там делает, но каждый раз я была занята и не могла проверить. Сегодня же я решила разобраться в этом вопросе.

 Бабушка ходит медленно, сказываются больные суставы, поэтому я, то и дело, втыкала свой нос ей в ногу.

 Ходить по рядам бабушка запретила и я покорно уселась у ближайшей борозды. Этого мне было достаточно. Я всё видела, как в первом ряду кинотеатра.

 Бабушка, несмотря на свои суставы, ловко лавировала по рядам и собирала в баночку жуков. Тех самых колорадских.

 Иногда люди удивляют нелогичностью своих поступков. Бывает занимаются откровенной ерундой. Например, заправляют кровать утром, чтобы вечером снова расправить. А тут жуки. Зачем они Фриде? Может я ошиблась и это вовсе не жуки? Может бабушка собирает картофельные листья? Но зачем? Заваривать, как чай? Я должна срочно это выяснить!

 Уже полчаса сижу. Неугомонная Фрида, без устали, ходит взад-вперёд по полю. В её то годы! Совсем себя не бережёт! Мне уже жопа болит, а лечь не могу. Лёжа не видно ничего, из-за картофельных кустов. Я уже и скулила, и гавкала ей, чтобы она уже заканчивала и шла домой. Без толку.

  - Фрида, подойди к забору! - позвал сосед с дороги, держась за забор.

  Я так увлеклась наблюдением, что не заметила, как он подошёл. Совсем бдительность потеряла, непорядок! Местные аборигены, особенно мужского пола, редко передвигаются по деревне трезвыми. Вот и этот держится за забор, чтобы не упасть. Я знаю его, он частенько тут шастает. Зовут Гена, но чаще, обращаясь к нему, говорят Буги. Видимо Буги это кликуха.

 Я, для порядка, угрожающе погавкала, в его сторону, предупреждая о своём присутствии, но с места не сдвинулась.

 Фрида поставила баночку на землю и двинулась к дороге. Это мой шанс!

 Стараясь не шуметь, крадусь к банке. Оглянулась, на меня никто не обращает внимания. Я у цели. Суну нос в банку. Так и есть, в ней жуки. Неловким движением опрокидываю содержимое на землю. Блин, что же делать? Как теперь собрать жуков. Надо уносить ноги. Вернулась на своё место, сижу, как ни в чём не бывало.

 Фрида, пообщавшись с соседом, возвращается к своей банке.

  - Вот я дура старая, плохо банку поставила! - ругая себя, собирает расползающихся жуков.

  Я, с облегчением, выдохнула. Пронесло. Ладно, можно пока и прилечь. Дождусь, пока бабушка насобирает своих жуков. Мне же нужно понять, для чего ей они нужны.

 Спустя ещё полчаса, Фрида двинулась в сторону дома. Естественно я за ней. След в след. Иду, воздух носом втягиваю, пытаясь вынюхать, есть ли в банке, что-нибудь ещё, кроме насекомых.



Варвара Педалькина

Отредактировано: 04.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться