Звезды в лесу

Часть 1.

Ильгар унаследовал от родителей большую ферму, благодаря чему всю сознательную жизнь жил в достатке и довольстве. Однако, это совсем не испортило его. Родовые черты вовремя взяли свое, и он еще в детстве четко и ясно осознал, что для того, чтоб много иметь, надо много работать. Кроме того, необходимо уметь принимать правильные решения, даже если это тяжело. Потому что чем больше имеешь, тем большую ответственность несешь на плечах. Замечательный отцовский пример научил его быть хорошим хозяином - умным, мудрым, ответственным, серьезным и по-настоящему, всей душой без остатка, любящим все, что ему принадлежало. Обладая такими чертами, Ильгар был просто-таки обречен на процветание. И он действительно процветал. Процветало его хозяйство: сады и поля давали огромные урожаи, благодаря чему он вскоре расширил и те, и другие; животные с удовольствием работали, давали много молока и здоровое потомство; птицы несли много яиц, по двору бегали выводки цыплят такие многочисленные, что когда кто-нибудь из них гиб в когтях кошки или под копытом лошади, никто не переживал из-за этого и никакого урона птичнику это не приносило; рыбы в специальных загороженных заводях было много и вода рябила широкими жирными спинами, когда рыба грелась под солнцем. В поселении Ильгар быстро заслужил всеобщее уважение и ему прочили кулон Головы, едва почтенный старый Голова упокоится с миром. Конечно, никто никогда, ни в коем случае, даже мимоходом, случайно или по пьяни, не сказал бы об этом вслух и, скорее всего, не признался бы в этом даже самому себе, но поселение ждало смерти старого Головы. Он не желал уступить медальон добровольно. За глаза его, улыбаясь, называли упрямым ослом, но никто бы не додумался отобрать у него медальон. Это противоречило самой природе уситов - вполне человекообразных гуманоидов планеты Усит. Любое, любое насилие было абсолютно для них невозможно. В их языке даже нельзя было составить два понятия как «усит» и «агрессия», и не сделать грубую грамматическую ошибку, а то и несколько таковых.

Однако, поселение отчаянно нуждалось в новом предприимчивом Голове, который отправился бы через лес за реку и еще дальше на север и привел бы Резника. Больше, чем в новом Голове селение нуждалось в Резнике. Все улыбались Ильгару и хмурились при виде старого Головы. Ильгар и сам не мог не улыбаться - его маленький сын рос не по дням, а по часам, уже обползал все уголки дома и обширного двора, со всеми подсобными хозяйствами, и по многу раз говорил «па Ийга», что, очевидно, означало «папа Ильгар». Бойкий предприимчивый малыш, красивый упрямый бутуз обещал вырасти похожим на отца- красивым, сильным и умным. Если б не стареющие коровы, волки и, в засушливые времена, ангелы, Ильгар был бы абсолютно счастливым хозяином.

Утром красивого солнечного дня Ильгар зашел на обширную кухню, налил себе полную чашку молока. Это оказалось молоко от рыжей коровы, чьи надои отличались особой сладостью и жирком. Жмурясь от удовольствия и по-утреннему ласкового солнца, Ильгар стоял у окна кухни, пил молоко и внимательно следил за лесом, видным из окна. Поселение стояло на возвышенности, окна дома Ильгара находились выше мощного бревенчатого забора, окружавшего дома широким кольцом. Ворот в заборе было всего двое - Южные и Северные. Южные вели на дорогу, шедшую через лес к полям и садам за лесом. Там же были и пастбища, где почти полные три сезона находились стада, охраняемые пастухами с целыми сворами собак. Оттуда каждое утро привозили по три цистерны молока - овечьего, козьего и коровьего. Бывало, что коровьего было слишком много и на возе кроме цистерны стояло еще и несколько ведер - это молоко Ильгар всегда продавал, а на вырученные деньги приглашал из соседнего поселения Резника, и тогда весь хутор неделю баловался обилием мясных блюд.

Сейчас Ильгар смотрел на лес- не взлетят ли где потревоженные птицы. Если да, значит, поблизости волки, или, об этом даже подумать было страшно, пантера. Пришлось бы брать много собак, когда он допьет молоко и поедет с работниками на поля. В селении жило огромное количество собак. Это было необходимо, потому что защищаться от хищников уситы сами не умели. Селение, где жил Ильгар, стояло на каменном плато, изъеденном каменными червями. Норы червей использовали на манер канализации, что позволяло поддерживать весьма гигиенические условия жизни не затрачивая на это слишком много сил и времени. Плато находилось в лесу. Всего через тридцать минут езды на юг лес обрывался и начинались возделанные поля и сады, принадлежавшие кому-либо из поселения, где жил Ильгар. Уситы по какому-то древнему неписанному правилу всегда селились на камне. Большой удачей было жить в таком удобном месте. Конечно, в лесу было много волков, встречались пантеры и, говорят, где-то в их краях жил дракон (его почти никто не видел, а кто и видел, утверждал, что мельком, и сплошь неуверенным тоном, так что эти слухи считались неподтвержденными). Если смотреть на север, поверх всегда закрытых Северных ворот (их открывали только когда похоронная процессия выносила мертвого в болота), видны высокие серые горы. Там, в своих каменных городах жили ангелы. Ангелы старались не пересекаться с уситами, и этот интерес был взаимным. Конечно, в голодное время, в засуху например, ангелы наглели и частенько залетали на поля или в сады уситов. Они были невелики и неопасны, однако вырастить урожай в засуху - огромный труд, и лишаться его части, даже из-за ангелов, не хотелось. Воспрепятствовать этому не было ровно никакой возможности. Ангелы владели своей природной магией (не волшебники, конечно, но все же). Собаки на них не бросались, а лезли целоваться, а если какой-нибудь Резник брал свое оружие и пытался их убить, ангелы гипнотизировали наглеца и спокойно улетали. А он приходил домой потерянный и говорил, что совсем забыл, зачем ходил туда, куда ходил. Конечно, ангелы бывали полезны. Если кто-то безнадежно заболел, или дерево ни в какую не желало расти, или что-то заразило воду в колодцах, можно было обратиться либо к волшебнику, либо к ангелу. Ангел брал плату фруктами, зерном или молоком. А волшебник деньгами. В замкнутых аграрных сообществах редко водились деньги. Здесь преобладал бартер, поэтому обращаться к ангелам было намного выгоднее. Главная трудность состояла в том, чтоб найти такового и упросить. Поэтому их соседство традиционно считалось больше вредным, чем полезным. Но Ильгар обычно мысленно окидывал взглядом широкую, полноводную, никогда по-настоящему не пересыхающую реку, густой лес, плодородную землю, и со вздохом признавал, что с многочисленным нежелательным соседством придется мириться, ибо свято место пусто не бывает.



Alice Gerber

Отредактировано: 29.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться