Жила-была девочка. Доп мат, 9 русско-яп. война 2

Автор: Лёля Фольшина / Добавлено: 20.01.20, 18:51:06

Гибель Петропавловска и сопустствующие события по материалам газет и воспоминаниям

 

Телеграмма от наместника провинции генерал-адъютанта Е.А. Алексеева: "Комендант крепости Порт-Артура доносит: около 12 час. ночи на 26-е число в море на горизонте, в лучах света наших прожекторов, замечены корпуса судов, похожих на миноносцы, по которым с батарей был открыт огонь. В 2 час. 40 мин. ночи в море вышли наши миноносцы, которые около 4 час. утра вошли в соприкосновение с неприятелем к западу от маяка Ляотешань. После нескольких выстрелов неприятель удалился к югу в направлении на Шандун, наши миноносцы возвратились в Порт-Артур. В 6 час. утра вновь были высланы миноносцы, которые через полчаса возвратились. Было получено известие о приближении неприятельской эскадры. В 8 ч. утра японцы открыли огонь по нашим крейсерам и по крепости. У неприятеля 14 судов. Вся стрельба ведется им из-за Ляотешана. О вышеизложенном всеподданнейше доношу Вашему Императорскому Величеству".

 

Телеграмма от командующего флотом вице-адмирала Макарова: "26-го февраля 6 миноносцев, из них 4 под общим начальством капитана 1-го ранга Матусевича, встретились с миноносцами неприятеля, за которыми появились крейсеры. Произошла жаркая схватка, в которой миноносец «Властный», под командой лейтенанта Карцева, миной Уайтхеда потопил неприятельский миноносец. При возвращении миноносец «Стерегущий», под командой лейтенанта Сергеева, был подбит, лишился машины и начал тонуть. В 8 часов утра пять миноносцев возвратились. Когда выяснилось критическое положение «Стерегущего», я перенес свой флаг на «Новик» и вышел с «Новиком» и «Баяном» на выручку, но у миноносца оказалось 5 неприятельских крейсеров, и приближалась броненосная эскадра. Спасти не удалось, миноносец утонул; уцелевшая часть экипажа попала в плен. На судах, принимавших участие в ночной атаке, тяжело ранен 1 офицер. Легко – 3. Убито нижних чинов – 2, ранено 18. В 9 часов собралось 14 неприятельских судов, началась бомбардировка Артура тяжелыми орудиями броненосной эскадры неприятеля с большой дистанции, продолжавшаяся до часу дня. По счету с батарей неприятель выпустил 154 12-ти дюймовых снаряда. Повреждения судов незначительны и суда вполне готовы к бою; потери на них: легко ранен 1 офицер, нижних чинов убито – 1, ранено – 4. Ночное освещение прожекторами с батарей было весьма умелое, и несколько раз отдельными выстрелами батареи отгоняли миноносцы противника. Днем с начала бомбардировки крепостные орудия отвечали на огонь неприятеля. На всех кораблях команды держали себя с замечательным спокойствием, и в нижних палубах шли урядные работы, хотя снаряды падали между судов, засыпая их осколками. Бомбардировку с такого расстояния можно считать безрезультатною. Донесено, что на крейсере «Такасаго» заметили значительные повреждения, которые за дальностью не менее 50 кабельтовых не были рассмотрены. Некоторая часть снарядов выпускалась ими с 12 верст".

 

Газета «Русь»:

Японская канонерка, тяжело поврежденная у Порт-Артура, направилась в Чифу и затонула, не достигнув порта. Люди спаслись. Вице-адмирал Комемура донес в Токио, что из пароходов, посланных запереть вход Порт-Артура, "Хонокумари" затонул близ маяка влево от входа, "Гавари" и "Бушумару" – немного далее, "Теншинмару" и "Буйомариа" – в восточной части Лаотешана, "Ясенмару", также взорванный, затонул, Весь экипаж взят контрминоносками. Блокада гавани не удалась.

 

Памятник Стерегущему

 

Телеграмма от генерал-майора В.Е. Флуга в Генеральный Штаб: «Желательно для войск края получить: белье, папиросы, табак сапоги, портянки летние, иголки, нитки, пуговицы, мыло, почтовую бумагу, конверты; в теплых вещах надобности нет».

 

Телеграмма от генерал-майора В.Е. Флуга в Генеральный Штаб: «В Порт-Артур и Инкоу все спокойно. По сведениям, полученным от очевидца, между островами близ Чемульпо лежит затонувший трехтрубный японский крейсер».

 

Газета «Русь»: «Мать мичмана Губонина, раненого на крейсере "Варяг", организует при содействии знакомых, небольшой санитарный отряд в 50 человек».

 

Газета «Московский Листок»: «В цирке Саламонского сегодня будет дано блестящее представление, весь сбор с которого г. Саламонский жертвует на усиление русского флота. Программа представления составлена интересно; участвуют все лучшие силы цирка».

 

«По донесениям генерал-лейтенанта Стесселя, около полуночи на 9-е марта в свете прожекторов показались неприятельские миноносцы, по которым открыли огонь наши сторожевые суда, а затем некоторые батареи крепости. Огонь продолжался около 20 минут. То же самое повторилось в 4 часа ночи. В 6 часов утра с юга показались 4 неприятельских судна, а затем и вся эскадра в составе 11-ти судов и 8-ми миноносцев. Наша эскадра вышла на наружный рейд для встречи неприятеля. В 9 часов неприятельские броненосцы сделали несколько выстрелов по Ляотешаню и, зайдя за этот горный массив, открыли огонь по Артуру. Дальнейших сведений не получено.(…)

 

 По дополнительным донесениям генерал-лейтенанта Стесселя, состав неприятельской эскадры, появившейся перед Порт-Артуром, определен в 6 броненосцев и 12 крейсеров. Около 9-ти часов утра эскадра эта разделилась: броненосцы и миноносцы стали между Ляотешаном и Голубиной бухтой, а крейсера в двух группах к югу и юго-востоку от Артура. В 9 часов 20 минут «Ретвизан» открыл перекидной огонь через Ляотешан по неприятельским броненосцам, которые в 9 часов 40 минут также начали стрельбу по городу. Между тем наша эскадра постепенно выходила на внешний рейд. К 11 часам утра канонада начала стихать; японская эскадра, соединившись, медленно отходила к юго-востоку и в 12 часов 30 минут дня стала удаляться.

 Во время бомбардировки на берегу убито 5 нижних чинов, ранено – 9, контужен – 1".

 

Телеграмма от наместника провинции генерал-адъютанта Е.А. Алексеева: «Сегодня 10 марта в полночь два неприятельских миноносца подходили на внешний рейд, но были открыты прожекторами с батарей и встречены огнем последних и сторожевых лодок «Бобр» и«Отважный», вследствие чего отступили. Вторая атака была в 4 часа утра. Участвовало 3 неприятельских миноносца, но были также отбиты».

 

Телеграмма от командующего флотом вице-адмирала С.О. Макарова: Всеподданнейше доношу, что 14 сего марта, в 2 часа ночи, неприятель сделал вторую попытку заблокировать вход во внутренний рейд. С этой целью им были направлены к входу 4 больших коммерческих парохода, в сопровождении 6 миноносцев. Неприятельские суда были своевременно открыты прожекторами, подверглись обстреливанию батарей и сторожевых лодок «Бобр» и «Отважный».

 Опасаясь прорыва неприятельских судов, командир сторожевого миноносца «Сильный» лейтенант Криницкий бросился в атаку и миною взорвал нос передовому из них, который повернул вправо, а за ним последовали 2 других парохода, так что все 3 выкинулись правее входа. Четвертый пароход взял влево и затонул также в стороне от фарватера.

 Миноносец «Сильный» вступил в бой с 6-ю неприятельскими миноносцами, на нем убиты старший инженер-механик Зверев и 6 нижних чинов. Командир и 12 матросов ранены.

 Утром показались японские броненосный и крейсерский отряды; с вверенным мне флотом вышел для встречи неприятеля.

 Вторая попытка японцев заградить вход в Порт-Артур, благодаря энергичному отпору морских и сухопутных сил, потерпела такую же неудачу, как и первая. Вход в порт остался совершенно свободным.»

 

Телеграмма от командующего флотом вице-адмирала С.О. Макарова 15 марта: «Всеподданнейше доношу, что неприятель отошел, а потому я возвратился с флотом в гавань. Миноносец «Сильный», ставший на камни ночью вследствие повреждения машины неприятельским снарядом, благодаря энергии команды снят и благополучно введен в гавань. Командир лейтенант Криницкий ранен в руку легко, не покидал поста. На брандерах оказались адские машины, проводники которых были перерезаны охотниками, из которых некоторые – лейтенанты Кедров 4-й, Азарьев 3-й, мичман Пильсудский, посланные мною, вступили на пароход тотчас, когда он остановился, обрезали проводники и потушили пожар, который осветил бы неприятелю вход в гавань. На рейде утром оказалась плавающая мина с адской машиной; благополучно вынута, рейд протрален. Пароходы, послужившие брандерами, по осмотре, оказались не старыми, около 2,000 тонн, были вооружены малокалиберной артиллерией, которую ставлю на батареи для усиления огня. Часть пароходов подниму для надобностей порта.»

 

В газете «Новый край» помещено стихотворение, посвященное памяти погибшего на «Сильном» инженер-механика Зверева. Автор его, капитан Линдер, был впоследствии смертельно ранен в живот.

Вчера, в бою с врагом, геройски, но нежданно

В могилу ты сошел в расцвете юных сил,

Твоя душа ушла в предел обетованный,

Как чистый фимиам от жертвенных кадил.

Мир праху твоему! С поникшей головою

Последнюю мы честь останкам отдадим,

За упокой души к Спасителю с мольбою

У гроба твоего колени преклоним.

Вдали от родины главу склонил ты долу.

Ты умер на посту, как верный часовой, —

Ты отдал жизнь свою, как присягал, Престолу!

Мы память вечную поем тебе, герой!

15 марта 1904 год

 

Газета «Русь»: «Москва. В университетских клиниках открыт госпиталь для раненых на 100 кроватей, а в Ново-Екатерининской больнице на 40. Часть содержания приняли на себя профессора университета».

 

удостоверение сестры милосердия

 

Газета «Новости дня»:«В 1891 г. генерал-адъютант Алексеев заявил о желательности замены белого цвета солдатских рубах и чехлов на фуражках, носимых в летнее время, цветом менее заметным. Посему ныне при направлении на склад Ее Величества пожертвований рубашками и материалом для изготовления оных, желательно рубашки для нижних чинов и материал для них цветом песочного или серого».

Адмирал Макаров познакомил подчиненных с инструкцией для похода и боя. Она предусматривала во время боя движение эскадренных броненосцев в кильватерной колонне. Крейсера должны были держаться на четырех основных румбах в пределах действия беспроволочного телеграфа. О появлении неприятеля с крейсеров докладывали командующему. После этого крейсера пристраивались к колонне броненосцев, чтобы принять участие в бою. Позднее им же надлежало обойти ту часть неприятельского строя, которая подвергалась нападению, и поставить ее «в два огня», то есть обстрелять сразу с двух направлений. В инструкции разбирались случаи ведения боя на контркурсах, использование минного оружия, вопросы общей атаки. Нацеливая моряков на решительные действия, инструкция говорила: «Победой можно назвать лишь уничтожение неприятеля, а потому подбитые суда надо добивать, топя их или заставляя сдаться... Побеждает тот, кто хорошо дерется, не обращая внимания на свои потери и памятуя, что у неприятеля этих потерь еще больше».

«Сегодня 18 марта отправился на Дальний Восток предварительный санитарный отряд. Отряду устроили торжественные проводы. Предводитель дворянства вручил отряду флаг, который будет развиваться над помещением отряда».

 

Санитарный поезд перед отправкой на фронт

Газета «Daily Telegraph" (Великобритания): "Сеульский корреспондент сообщает, что японский флот по-прежнему стережет Порт-Артур; японцы высказывают надежду, что им удастся блокировать порт, когда установится более благоприятная погода, и оборонительные силы порта будут ослаблены».

 

Газета «Русь»: «В Порт-Артуре спокойно. Граждане собираются мирно праздновать Светлый праздник по христианскому обычаю. В темные, безлунные ночи ожидается нападение неприятеля, показавшегося в наших водах».

 

Отрядная церковь в Порт-Артуре

Из дневника полковника М.И. Лилье: «Первый день Пасхи.

Погода стоит прекрасная, но, несмотря на это, город далеко не имеет праздничного вида. Минная рота, несмотря на праздник, продолжает усиленно работать по постановке заграждений на рейде.

Случайно удалось узнать из разговоров некоторые подробности столкновения броненосцев «Пересвет» и «Севастополь». Они представляются в следующем виде. Когда эскадра наша 13 марта вышла в море и шла одной кильватерной колонной, у броненосца «Севастополь» в машине произошло какое-то повреждение, и он принужден был на время выйти из общего строя.

Броненосец «Пересвет», шедший за ним следом, хотел занять почему-то его место в колонне. Между тем «Севастополь», успевший к тому времени исправить машину, снова взошел в кильватер. В этот самый момент «Пересвет» налетел на него и ударил его тараном в бок. В результате: у «Севастополя» разворочен бок, а у «Пересвета» испорчена носовая часть. Оба броненосца еще чинятся.

Между тем в порту опять несчастье: при подводке кессона под «Ретвизан» двое рабочих упали в море и погибли.

Не сегодня завтра ждем японцев».

 

 Газета «Русь»: «Светлое Христово Воскресение прошло совершенно спокойно при вполне праздничной обстановке и хорошей погоде».

 

Телеграмма от командира порта Порт-Артура контр-адмирала И.К. Григоровича: Броненосец «Петропавловск» наскочил на мину, взорвался, опрокинулся. Наша эскадра под Золотой горой, японская приближается.

Адмирал Макаров, по-видимому, погиб.

Великий князь Кирилл Владимирович спасен, легко ранен.

Всеподданнейше доношу Вашему Императорскому Величеству, что пока подобраны с «Петропавловска», кроме Великого Князя, тяжело раненый капитан 1-го ранга Яковлев, лейтенанты: Иениш, Унковский, мичманы: Шмидт, Яковлев, Шлипгие и 32 нижних чина тяжело и легко ранеными. Найдены тела: капитана 2-го ранга Васильева, лейтенанта Кнорринга 1-го, мичмана Екимова, Бурачка, старшего врача Волковича, 12 нижних чинов. Японский флот скрылся. Дальнейшие подробности будут донесены вступившим во временное командование флотом контр-адмиралом князем Ухтомским».

 

Погибшие на "Петропавловске" и "Страшном"

Газета «Новый край»:

«Когда наша эскадра подошла к Артуру и начала строиться в боевой порядок, броненосец „Петропавловск“ наткнулся на группу мин, разбросанных неприятелем. По другой версии, в него была выпущена мина Уайтхеда из подводной лодки.

По словам спасшихся гг. офицеров и матросов, устанавливаются отдельные эпизоды гибели этой плавучей крепости.

В 10 часов 20 минут справа, у носа «Петропавловска», показался огромный столб воды. Люди, стоявшие у кормовой башни 12-дюймовых орудий, бросились на бок, но не успели отбежать нескольких шагов — как раздается второй страшный взрыв, поднимается огромный столб желтовато-бурого дыма и вся стальная громада объята пламенем; палуба «Петропавловска» моментально приняла вертикальное положение, корма поднялась кверху; винты беспомощно завертелись в воздухе, носовая часть быстро погружалась. Кто мог, бросился спасаться, последние мгновения «Петропавловска» настали, — гигант погибал в виду крепости, на глазах всей эскадры.

Дул сильный N-W, люди беспомощно боролись со стихией воды, а на быстро погружавшемся броненосце продолжались взрывы, — предполагают, что детонировал пироксилин в бомбовых и минных погребах.

При первом взрыве покойный командующий флотом вице-адмирал Макаров, стоявший на командном мостике, страшной силой взрыва, очевидно смертельно раненный, упал вниз.

Великий князь Кирилл Владимирович, выброшенный напором воздуха в море, на лету получил два удара в голову, а когда очутился на поверхности воды, получил еще чем-то удар и, обессиленный, едва выгребал. Это были все мгновения.

С приближавшихся миноносцев, со спешивших на помощь вельботов, с батарей фортов, с судов эскадры — отовсюду видели, как люди бросались в воду и погибали.

Спасавшиеся со страшными усилиями выгребали в высоко вздымавшихся холодных волнах, а образовавшийся водоворот тянул их назад, в глубину 18 сажен, в морскую бездну, куда быстро погружался «Петропавловск».

Слышались голоса более сильных, спрашивали: где командующий, видели его пальто, но командующего не было, — адмирал Макаров погиб.

Подошедший миноносец «Бесшумный» подобрал окоченевшего от холода Великого князя.

Через минуты с момента взрыва от «Петропавловска» остались лишь мутное пятно на воде да масса обломков, на которых в ледяной воде морского прибоя боролись люди между жизнью и смертью».

 

"Петропавловск"

 

«Произошло жестокое сражение. Во время боя надвинулся отряд японцев, состоявший из двух броненосцев и четырех крейсеров и, поддерживая свои миноносцы, начал окружать наших, громя их страшным огнем с целью их истребить. Но спешил уже на помощь "Баян" и, приблизившись на расстояние выстрела к японской эскадре, вступил один в бой, спасая расстреливаемые миноносцы. Миноносец "Страшный" уже погибал; спущенные с "Баяна" вельботы могли и успели подобрать под дождем снарядов лишь пять человек. Неприятель, открыв убийственный огонь по "Баяну", осыпал миноносцы из пулеметов. Все спасенные сильно изранены.

"Баян", приняв на себя всю силу огня противника и продолжая наступать, отвлекал этим внимание противника от наших миноносцев и тем дал возможность благополучно им уйти. Опасность же для "Баяна" с каждой минутой увеличивалась; огонь шести больших судов и отряда миноносцев сосредоточился на нем одном.

 Эскадра наша спешила на помощь. "Петропавловск", а за ним в кильватере вытянувшиеся суда летели на подмогу. Выстроившись в боевой порядок и приняв в строй "Баяна" эскадра погнала противника, открыв по нем огонь. Когда она скрылась за видимостью горизонта Артура - на "Петропавловске" заметили на С.-В. надвигающуюся неприятельскую эскадру в числе 12 вымпелов; обе эскадры противника шли на соединение по направлению Ляотэшана.

Повернув обратно и став под защиту наших батарей, эскадра начала разворачиваться, строясь в боевой порядок; в это время выходили на внешний рейд последние суда. Вдруг у носа "Петропавловска" показывается огромный столб воды, слышится мягкий звук взрыва мины, непосредственно за ним второй взрыв более интенсивный - вся средняя часть огромного броненосца объята пламенем и тучей желто-бурого дыма, корма поднялась кверху, винты беспомощно вертятся в воздухе и через 2 минуты броненосца не стало, на его месте плескались волны, да подоспевшие миноносцы и шлюпки спасали выгребавших в ледяной воде людей».

 

Из воспоминаний лейтенанта Н.В. Иениш: "После утомительного раннего утра, полного тревоги, вызванной гибелью «Страшного» и боем «Баяна» и в ожидании возможного боя, несколько офицеров спустились в кают-компанию перекусить и влить в себя горячего. За длинным столом у минного аппарата напротив меня сидел вечно веселый Сейпель (мл. инж. мех.), неподалеку — озабоченный Перковский (старш. инж. мех.), в стороне еще три офицера, лиц которых я не видел. Я держал пред собою на столе мой Фолдинг и переменял израсходованную утром катушку. Через иллюминаторы, открытые для разгона возможных ядовитых газов шимозы, прохладный сквознячок прогуливался по помещению. Вдруг, характерный звук минного взрыва, сопровождаемый страшным вертикальным толчком, как бы подбросившим наш массивный стол и вырвавшим у меня из рук мой аппарат, заставил нас вскочить на ноги. У всех впечатление взрыва – непосредственно под нами.

Одновременно продолжительная вибрация броневой палубы и легкий крен на нос. Кто-то крикнул: «Задраивайте иллюминаторы!» Мы бросились было к ним, но их было слишком много, а продолжающиеся вибрации и какой-то странный шум, проникавший через открытую дверь, вынудил нас побежать к ней (другая была задраена снаружи). Впереди меня Сейпель, нахлобучив фуражку, устремился по коридору в машину. Всё еще находясь под впечатлением взрыва под кормой и считая себя последним, я остановился за дверью и начал ее задраивать. Только я набросил один болт, а со вторым не успел справиться, ибо кто-то сильно давил на дверь изнутри, как раздался второй взрыв, ясно где-то в носу, и корабль задрожал еще сильнее.

Бросив дверь, побежал по трапу. Едва достиг половины – взрыв где-то под соседней башней. Палуба, прилегающая к ее кожуху, раскрылась, стена огня пронеслась сбоку, спалив ворс правой стороны моей меховой тужурки, и исчезла. Но трапа не тронуло. Во второй палубе поднималась по трапу бегом сплошная струя матросов. У подножия образовалась пробка. Но никаких признаков паники не было. Я приостановился, чтобы пропустить эту толпу и бросился к находившейся рядом моей каюте, желая — курьезная в такой момент идея — взять висевший там на стенке портрет моей тетки, артистки Заньковецкой. Но у самой двери, услыша раскат нового взрыва, где-то в центре и почувствовав усиление крена, повернул к трапу. Он был уже свободен. В этот момент заметил часового у денежного ящика, прикрепленного у кожуха башни. На мой приказ: «бросай всё и беги», ответ: «Никак нет, ваше благородие, не могу». Больше я его уже не видел, ибо был последним, поднявшимся по вздыбленному уже трапу.

 Наверху картина полной катастрофы. Направо, – среди взвивающихся на бесконечную, казалось, высоту столбов пламени и клубов дыма, вырывающихся впереди задней трубы из спардека во всю его ширину, взметываются огромные осколки чего-то. Корабль уходит носом в воду, кренясь на правый борт.

Предо мною быстро вздымающийся левый борт, на котором несколько матросов и Перковский в белом кителе бросаются один за другим за борт. Чуть слева от них доктор Волкович в расстегнутом пальто поднимается с трудом, на четвереньках, по палубе, к борту. Куски исковерканного железа падают кругом. Вдруг мозг пронизывают слова моего покойного отца: «Когда корабль гибнет, никогда не бросайся с наветренного борта» (Выражение, понятное для людей парусной эпохи, когда «наветренный» борт означал, нормально, борт поднимающийся.).

Я остался на месте, опираясь на раму люка. Несколько секунд, и поваленная по тревоге шлюпбалка поворачивается на оси и скользя по палубе, скашивает Волковича. Навзничь, на своем раскинутом пальто, с раскинутыми руками, бескровным лицом и закрытыми глазами, он проскальзывает по склону палубы. Протягиваю руку, чтобы удержать его за пальто, но могу только коснуться сукна. Повернувшись для этого, вижу на вздымающемся крайнем юте группу — человек в 30 матросов и благородную голову Верещагина, окаймленную барашком высокой шапки и воротника, как бы прикованных к борту звуком вращающегося винта.

 Еще несколько мгновений – и новый взрыв выбрасывает, как пробку, правую кормовую 6-дюймовую башню. Соседняя с нею стрела Темберлея срывается с места, с басистым ревом вихрем проносится над моей головой и сметает всю группу Верещагина.

Хороший (в то время) пловец и незаурядный ныряла, я жду только удобного момента, чтобы покинуть судно. Вода быстро подходит по палубе с правого борта. Под впечатлением, что корабль переворачивается, я отрываюсь от люка, пробегаю несколько шагов по наклону, бросаюсь в воду и ныряю вкось на глубину, уходя от массы броненосца, проходящего надо мной, унося видение сектора голубого неба между накрывающей палубой и морем. Только на мгновение чувствую тянущую в сторону силу и ухожу еще глубже до полного истощения запаса воздуха. Открыв рот, как пробка возвращаюсь на поверхность.

Корабль уже исчез. Море черно вокруг от угольной пыли и между траурными волнами ныряют какие-то обломки и головы людей. И над всем этим носится страшный протяжный вой. Кажется, что всё море стонет. Это сливающиеся непрерывные крики людей. А на горизонте всё тот же сияющий под солнцем берег.

 Впервые с момента взрыва чувство ужаса влилось в меня с этим стоном и, одновременно, мысль о судьбе адмирала. Неудержимо тянуло удалиться от этой черной пелены. Перевернулся на спину, чтобы отдышаться, снял ботинки. Вдруг находящая волна наваливает сверху и с ног какую-то массу. Взглянул, — спина бушлата матроса, нелепо работающего руками, и его затылок, заливаемый водой, на моей груди. Первое побуждение — поддержать. Вдруг рука матроса захватывает сверху мою тужурку. Явно, он не владеет собой. Расстегиваю тужурку, чтобы оставить ее ему, но руки держат за обе полы. Остается погрузиться горизонтально в глубину. Он оставляет меня и я выныриваю в стороне.

За волнами ничего не видно. Плыву дальше. Еще два раза кто-то хватается за меня. И каждый раз я ныряю, чувствуя слабость от холода охватывающего ноги, – напрасно скинул ботинки! Застегнул тужурку. Наконец, вижу группу из четырех матросов, курьезно спаянную на волнах. Кричат: «Сюда, ваше благородие!» Приближаюсь и натыкаюсь на что-то под водой. Оказывается, шлюпочная мачта, за которую они дер-жатся руками и которая под этим давлением находится под водой. Первые их слова: «Видели адмирала?» И в следующие минуты одна тема: «Что броненосец! Только бы адмирал жив остался!»

Наш горизонт – нуль. Кое-где возвышаются корпуса кораблей. Вдруг начинается пальба. Несколько снарядов падает в нашем направлении. Должно быть начинается бой с японцами. Просыпается инстинкт начальника: «Ну, теперь не до нас, нужно беречь силы и ждать миноносцев».

Начинаю чувствовать сковывающий холод. Постепенно ощущение тела исчезает, только внутренние органы висят как камни. Но владею дыханием, как хочу. Меховая тужурка и шведская куртка спасают. Показались между волнами шлюпки судов и миноносцы, вызванные из порта. Недалеко вынырнул гребной катер с лейт. Рощаковским на транце. Я крикнул: «Александр Сергеевич!» — но не мог продолжать из-за слабости голоса и обратился к матросам: «Кричите, ребята, я не могу». И вот неожиданное: «Александр Сергеевич, офицер здесь, офицер здесь!» Катер направился к нам, но у нас уже не было сил схватиться за борт или за тянувшиеся к нам руки. Тогда гребцы подвели под нас весла и тут произошел изумивший меня эпизод: ни один из моих изнемогших товарищей не двинулся раньше, чем вытащили меня!

 И тут разговоры были только об адмирале. Никто еще не знал, кого приносили в порт другие миноносцы. Тотчас по ошвартовании пришел мой брат Владимир с миноносца «Бесстрашный». Первый вопрос его был тоже: «Видел Макарова?»

Сообщаю три совершенно необычайных случая спасения при гибели «Петропавловска»:

 1) Матрос, мирно сидевший в правом носовом гальюне под второй палубой и под которым находилась малярная каюта, оказался при взрыве в месте излома корпуса и был вымыт из него ворвавшимся вихревым потоком моря, получив предварительно в обе ягодицы хороший заряд красок, растатуировавших его на всю жизнь.

 2) Помощник комендора, стоявший на крышке 12-дюймовой башни. Эта крышка была сорвана взрывом и брошена на высоту мачты. Спасшийся совершил с ней воздушный полет и упал в воду далеко от корабля.

 3) Случай наиболее изумительный, принимая во внимание давление, которое должно было образоваться внутри башни, чтобы сорвать и бросить в пространство ее броневую крышку. Комендор, находившийся в башне между двумя 12-дюймовыми орудиями, услышал взрыв, почувствовал какой-то горячий вихрь и очутился в следующее мгновение в воде».

 «Русский листок»: «Сообщение о смерти вице-адмирала Макарова произвела вчера громадное впечатление во всей Москве. Вечером в театрах во время антрактов публика собиралась группами для чтения горестной телеграммы. В театре Солодовникова по требованию публики был исполнен национальный гимн. Многие уезжали из театров в половине спектакля».

 

Газета «Русь»: «Английские газеты единодушно высказывают сожаление о трагической смерти Макарова. Даже японцы, торжествуя по случаю гибели "Петропавловска", сожалеют о Макарове. Общий голос, что гибель Макарова для России печальнее гибели многих броненосцев (…) Весть о катастрофе с броненосцем "Петропавловском" произвела тяжелое впечатление в Париже и в остальной Франции. Все газеты поместили статьи, в которых оплакивают злой рок, преследующий русский флот с начала войны».

 

 Газета Vossische Zeitung (Германия): "Император Вильгельм из своего морского путешествия отправил Государю Императору телеграмму с глубоким соболезнованием по поводу катастрофы под Порт-Артуром, высказывая, что траур России есть в то же время траур Германии».

 

 Газета New-York Herald (США): «Японцам удалось поднять затопленный русскими в Чемульпо крейсер "Варяг". Приобретение этого судна, хоть и поврежденного, вполне вознаграждает японцев за потерю своих пароходов, потопленных у Порт-Артура, стоимость которых оценивается в 1 250 000 рублей».

 

Газета «Русь»: «В Михайловском манеже была впервые поставлена новая пьеса "Порт-Артур". Ни на афишах, ни на программах не был обозначен автор малограмотной окрошки, названной "пьесы из последних событий на Дальнем Востоке".

 

Газета «Русь»: «В Императорском обществе поощрения художеств была отслужена 5-го апреля панихида по погибшем на броненосце "Петропавловск" художнике В.В. Верещагине, в присутствии Августейшей председательницы общества принцессы Евгении Максимилиановны Ольденбургской. На панихиде присутствовали: старший брат, многие художники и знакомые покойного».

 

Газета «Новости дня»: «Вчера в училище живописи ваяния и зодчества служили панихиду по В.В. Верещагине. Семья его, однако, до сих пор не объявляла о его смерти и не созывала знакомых и почитателей его на панихиду, потому что вдова его все еще живет надеждой, что известие о гибели знаменитого художника будет опровергнуто. Л.В. Верещагина обратилась с телеграммой к А.Н. Куропаткину, с которым В.В. Верещагин был связан узами многолетней службы. В телеграмме Л.В. спрашивает, здоров ли В.В. Но от А.Н. Куропаткина до сих пор нет ответа. Как полагают окружающие, А.Н. Куропаткин не отвечает, боясь категоричным ответом поразить вдову художника, тогда как окружающие, вероятно, могут ее подготовить к этому. Но вчера вечером пришло известие, не оставляющее мест сомнениям: В.В. Верещагина, телеграфировавший в день катастрофы своему отцу, вчера прислал телеграмму Л.В. Верещагиной, бесспорно устанавливающую безвременную кончину славного художника».

 

Братья Константин и Максимилиан Шульц в Порт-Артуре

Константин Фёдорович фон Шульц (нем. Konstantin Paul Gottlieb v. Schillz), (31 октября (12 ноября) 1864,Кронштадт – 31 марта (13 апреля) 1904, Порт-Артур) – российский военный моряк, капитан 2-го ранга.

Автор противоминного «трала Шульца» стоявшего на вооружении флотов разных государств начиная с Русско-японской и до Второй мировой войны включительно.

Ученик профессора А.С. Попова:

Участник первого практического применения радиосвязи между островом Гогланд и финской Коткой, осуществлённого А.С. Поповым 24 января 1900 года;

Инициатор и организатор оснащения боевых кораблей Балтийского флота и Тихоокеанской эскадры радиосвязью накануне Русско-японской войны.

Один из ближайших помощников адмирала С.О. Макарова:

Участник легендарного кругосветного плавания под командованием С.О. Макарова на корвете «Витязь»;

В должности старшего офицера принимал участие в двух первых полярных плаваниях ледокола «Ермак»под руководством адмирала С.О. Макарова. Автор подавляющего большинства фото- и кинохроникальных документов, выполненных во время этих экспедиций;

Участник Русско-японской войны. Старший флагманский минный офицер штаба командующего Тихоокеанской эскадрой адмирала С. О. Макарова. Организатор минной обороны Порт-Артура. Погиб рядом с адмиралом на броненосце «Петропавловск».

 

лейтенант Кнорринг Любим Николаевич

 

Родился 22.10.1877 г. в г. Весейнштейн , поступил в Морской Кадетский Корпус (1890), закончил корпус и произведён в Мичманы (1896) . Лейтенант (1901) , зачислен в артиллерийские офицеры 1 разряда (1903). Служил на ЭБР “Петропавловск” (1899 – 1902). В мае – июне 1900 г. командовал судовым десантом с ЭБР в отряде адмирала Э.Сеймура, портовом судне “Силач” (1902), старшим артиллерийским офицером ЭБР “Петропавловск” (1903 – 1904).

 Награждён орденами: Золотой саблей с надписью "За храбрость" (00) , Св. Анны 3 степени с мечами и бантом: Приказом Наместника Е.И.В. на Дальнем Востоке № 253 от 14.03.1904 г. "За проявленное особое мужество, воинскую доблесть и в воздаяние отличной храбрости во время отражения внезапной минной атаки на эскадру Тихаго океана 26 го и в бою 27 го января с японским флотом." Погиб 31.01.1904 г. на ЭБР "Петропавловск" при взрыве броненосца на японском минном заграждении на рейде Порт Артура. Исключен из списков чинов флота Высочайшим приказом по флоту и Морскому ведомству от 05.04.1904 г.

 

Мичман Павел Бурачок, брат мичмана Степана Бурачка с "Новика", погибший на "Петропавловске", кроме скупых сведений, что он погиб в тот день, больше ничего по себе не оставил, во всяком случае, я не нашла.

 

Команда "Петропавловска

 

Комментарии:

Всего веток: 5

Юлия Федотова 26.01.2020, 15:45:24

Захватывающе! Это жизнь - трагедия и счастливые, подчас, трагикомические случаи..
Благодарю, Лёля. Невероятно сильное впечатление, потрясающее ощущение присутствия. Соучастия.

ПС странные, несогласованные действия броненосцев в строю. Ведь, была же связь и семафорная и другая.
И это при гениальном командующем!

ППС Прекрасные качества проявляли офицеры и матросы соединяя взаимопомощь и разумную осторожность.

В мгновенье каждом, в каждом вдохе
Экзамен мы всегда сдаём.
И от него мы не уйдем
И у черты последней, вдохом
И выдохом мы подтвердим
Иль опровергнем, к сожаленью,
Что утверждали раньше мы.
Отсюда следует:
Мгновенья для нас всегда важны.

ПППС Удивительные случаи спасения говорят, как мне думается, об избранности этих людей. Жаль, сложно проследить их дальнейшую судьбу.

В ветке 6 Комментариев. Показать

Последний комментарий в ветке:

Лёля Фольшина 29.01.2020, 22:03:04

Юлия Федотова, да, такое тоже было. но по истории мы этого не проходили

Аленушка 29.01.2020, 21:38:37

какие лица! сейчас таких не делают

Последний комментарий в ветке:

Лёля Фольшина 29.01.2020, 21:59:03

Аленушка, они просто одухотворенные

Ольга 28.01.2020, 23:40:25

Спасибо большое за Ваш титанический труд! Благодаря Вам и Вашим книгам исторические личности становятся более живыми. В моем городе Степан Осипович Макаров родился, прошло детство, похоронены родители. Его имя живо и не забыто. Но о такой всенародной любви к адмиралу я не знала. Спасибо, что вспомнили художника - баталиста Василия Васильевича Верещагина, погибшего вместе с адмиралом Макаровым. Было бы горько, если бы трагическая гибель замечательного художника прошла осталась незамеченной. Спасибо Вам от всего сердца!
P.S. Загляните на свою страничку Вконтакте. Может быть, этот документ будет Вам интересен.

Последний комментарий в ветке:

Лёля Фольшина 29.01.2020, 01:27:10

Ольга, Большое спасибо за отклик. Я когда-то давно читала Порт-Артур Степанова и с тех пор интересовалась этой темой. Верещагин известный художник. я знаю его работы, а Макарова любили на флоте все, и особенно в в Артуре. в ВК гляну

Снегова Анна 27.01.2020, 00:00:58

спасибо большое! воспоминания очевидца очень пробирают, архивные фото потрясающие!

Последний комментарий в ветке:

Лёля Фольшина 27.01.2020, 00:07:53

Мне это дает атмосферу того времени и событий, всегда читала и смотрела, чтобы проникнуться и понять, нуи читателю так воспринимать легче и интереснее то, что в книге происходит

Маруся 21.01.2020, 18:05:27

зачиталась газетными статьями, где вы их только берете, и воспоминания очень живые. надо же. как повезло тому матросу, что в гальюне сидел. Интересно еще. что реальные люди, они у вас так вплетены в роман, что создают ощущение реального повествования. не знаю. как сказать.

В ветке 6 Комментариев. Показать

Последний комментарий в ветке:

Лёля Фольшина 26.01.2020, 23:45:04

Спасибо, гляну

Books language: