2. Эннэлион. Слово охотника

Размер шрифта: - +

Глава 6: Ступень первая

 

 

Лилиит сжимала зубы каждый раз, как к её рваной ране на боку Фецилла прикладывала раскалённое железо. Женщина выгнала всех из комнаты на втором этаже таверны и взяла в руки иглу из клыка оуксюка, пропустила через ушко вымоченную в отваре трав нить и принялась сшивать кожу.

– И никто из нас не заметил, что ты ранена, – фыркала хозяйка «Дороги пряностей». – А ты молчала двое суток. Зачем?

– Я перевязала её, – прохрипела охотница, сжимая в руках небольшую подушку.

Девушка лежала на кровати, прикрытая тонким одеялом, запрокинув руки за голову, а сестра её друга кропотливо зашивала рану на правом боку.

Фецилла покачала головой. У её ног лежала пропитанная алым повязка, которой охотница пыталась приостановить кровь.

– Леоф сказал, что это ты его убила. Как это произошло?

Девушка улыбнулась через силу и заговорила. Медленно, взвешивая каждое слово.

– Они бросили меня одну. Твой брат, Гилиам и Томас. У них был какой-то план или же его не было. Мне приказали отвлечь внимание патруля на себя, что я и сделала. Притворилась деревенщиной, на которую напали разбойники в том лесу, что простилается вокруг поместья. Поверили. Но охотники не приходили на помощь и меня увели в поместье, считая полной дурой и обещая защиту от разбойников. Для этого ведь обязательно лапать меня за задницу, – Лилиит охнула от боли, что вонзилась в её бок вместе с иглой.

– Прости, – Фецилла полила рану снадобьем из сильно пахнущих трав. – Полагаю, стражник мёртв.

– Да… Вернемся к барону. Мы с Томасом уже показывали, как можно найти что-либо. В поместье между восточным крылом и центральным зданием есть потайной ход.

– Знала о нём, – кивнула головой женщина, попросив жестом охотницу встать.

– И не сказала нам?

Фецилла не ответила, делая вид, что сильно занята порвавшейся нитью. Лилиит хмыкнула.

– Он привёл меня к кабинету барона Дехасти, – продолжила рассказ девушка, пока её тело обматывали белой плотной тканью, пропахшей травами и зельями. – Он был там. Спал в кресле. Халфрэг знал, что это твой заказ, сетовал на то, что ему придётся погибнуть от женской руки.

– Это и всё? – Фецилла накинула на девушку рубаху, доходящую той до середины бедра.

– Я спросила причастен ли он к смерти ваших родителей, – охотница присела на кровать, делая вид, что не замечает, как напряглась хозяйка таверны. – Он сказал: «Лично я – нет. Но были там те, кто до сих пор в моём окружении». После этого завязалась драка. Ведь никто просто так не позволит вспороть ему горло. Дальнейшее рассказывал Леоф.

Фецилла присела рядом с девушкой:

– Ты ведь впервые убила по заказу. Когда я договаривалась с твоим командиром, я и подумать не могла, что именно тебе придётся это сделать.

– Женская солидарность? – усмехнулась Лилиит, выпуская всю сущность, рождённую в этом мире, и глуша истерики Лилии, которые звучали глубоко в голове. – Не нужно меня жалеть, Фецилла. Халфрэг Дехасти не первый кто падёт от моей руки. Я с каждым днём убеждаюсь, что враг, который погубил мою семью реальнее, чем ты или я. И самое страшное, что эти твари разумнее оуксюков, которые убили моего отца. Я поклялась, и я всех их уничтожу.

Женщина кивнула головой и молча вышла из комнаты, плотно закрыв за собой дверь. Она не слышала, как охотница выпустила на волю весь страх и боль, как свернулась клубочком и забилась в рыданиях.

 

 

 

 

Было позднее утро и посетителей в таверне почти не наблюдалось. Баронесса Дехасти опустилась на лавку за одним из столов. Там её ждали охотники, которые выполнили свою часть обещания.

– Как она? – Гилиам был встревожен. Он клял себя, ведь не заметил, что один из его подопечных сильно ранен.

– А чем ты думал раньше? Например, тогда, когда отправлял юную девушку одну в лапы к трём стражникам. Ты знаешь, что один из них собирался с ней сделать?

Мартон молчал, но его взгляд не обещал воину ничего хорошего.

– План был прост, как день, – вступился за командира Леоф. – Лилиит должна была отвлечь их и привести к нам. Она оказалась вместе с патрулём, как раз под окнами комнаты стражей. Если бы мы напали на них прямо там, всё бы пропало.

– С ней ничего не случилось? – аккуратно спросил Гилиам.

– Кроме того, что ей собственноручно пришлось убить двух мужчин за одну ночь – нет.

– Ты забыла в каком мире живёшь, сестра? Тут могут убить за косой взгляд или неаккуратно брошенное слово. А ты печёшься о состоянии девушки, которая убила за награду.

Фецилла прикрыла глаза, стараясь сдержать слова, что рвались из неё в этот момент.



Анна Минаева

Отредактировано: 17.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться