2. Эннэлион. Слово охотника

Глава 9: Пропажа

 

Лилиит брела по пыльной дороге, петляющей между одинаково аккуратными белыми домиками с красной крышей. Людей было немного, в основном старики на лавках в тени раскидистых деревьев, да дети. Небо затягивали серые тучи, обещая монотонный дождь. Ветер усиливался, прогоняя людей с улицы, поднимая клубы пыли с дороги.

Охотница запахнула прохудившийся синий плащ и вздрогнула от окрика:

– Постой, охотница!

Её нагнала невысокая пухлая женщина с растрёпанными седыми волосами. Она заламывала руки, будто размышляя, стоит ли начинать разговор с незнакомкой. Видимо, какая-то из мыслей победила, и женщина заговорила:

– Светлых дней, тёплых звёзд. Моё имя Фария.

– Тихих ночей, попутных ветров. Лилиит.

– Деточка, правду говорят? Ты одна из возродившихся истинных охотников?

– Кто говорит? – неприятное чувство нахлынуло на Лил.

– Да все, – неопределённо махнула рукой собеседница.

– Я чем-то могу помочь? – постаралась заглушить девушка беспокойство.

Фария опустила взгляд вниз, туда, где у охотницы висел меч.

– Сын у меня пропал. Третий день уже пошёл. Я ходила к госпоже, она сказала, что разберётся. Но сколько ждать-то можно. Не думай, я заплачу.

Лилиит кивнула. Она за этим и пришла в деревню с оружием. Деньги заканчивались, а в путь она планировала отправиться как можно скорее. Это сейчас кров и пища достаётся им бесплатно, но пора подумать и о будущем.

– Пятьдесят серебряных, – шёпотом проговорила Фария.

Это были неплохие деньги. В самой дешёвой таверне место для человека с ужином без вина обходилось в восемьдесят медяков. Если с лошадью путешествуешь, то ещё двадцать монет за место для животного. Таким образом, если экономить, можно прожить на один серебряк в день.

– Когда вы в последний раз видели сына?

– Илхард пошёл в лес с другом, – бегло заговорила подданная Фециллы и оглянулась дабы убедиться, что никто их не подслушивает. – Шану вернулся вчера. Кожа на лице свисает ошмётками, один глаз вытек, что-то мямлит. Говорят, что языка у него во рту нет.

Лилиит нахмурилась, подумывая о том, что согласилась на слишком малую плату. А Фария тем временем продолжала:

– В лес они ходили, хотели оленя забить. Мясо, знаешь ли, даже со щедрой платы семейства Дехасти, купить не всегда получается. Вот и нет моего мальчика.

– Хорошо, – охотница вздохнула. – Опишите как выглядит Илхард и мне потребуется его вещь, любая.

Женщина понятливо кивнула головой, но ничего не сказала, заглядывая девушке в рот.

– Что?

– Ты найдёшь его? – глаза матери горели последней надеждой.

– Если он жив…

– Не смей так говорить! – завопила Фария. – Жив! Чует сердце матери!

– Если он жив, – повторила Лилиит, не обращая внимания на визг, – я его найду. Но деньги вперёд.

Женщина нахмурилась:

– А если не найдёшь?

– Тогда я найду его тело, – не скрывая правды, ответила охотница.

Фария поджала губы.

– Что стала? – поторопила её охотница. – Неси деньги, и вещь Илхарда захвати.

Женщина кивнула и побежала к одному из домов. Лилиит присела на лавку. С неба начали падать первые мелкие капли, будто кто-то через сито воду пропускал. Нахлынули на охотницу воспоминания о её первой охоте, когда понесло её в Рощу Первородных по дождю. С ней пошёл Рэйнер. Тот, кого она любит до сих пор. Тот, кого нет больше рядом.

Но больше всего пугало её то, что начинала она забывать родное лицо, его голос и чувства, что испытывала рядом.

– Я отомщу за тебя, – еле слышно прошептала Лилиит. – За всех, кто погиб в Гудрасе.

Она дотронулась до эфеса меча, который висел на поясе. Обмотанную кожаными ремешками рукоять украшала выжженная надпись. «Лилиит». Именно её имя парень нанёс на меч, который выковал его отец – кузнец Тэйн. Выдернуло девушку из воспоминаний возвращение нанимательницы. Фария стояла перед охотницей и протягивала небольшой кинжал с деревянной рукоятью.

– Илхард не взял его с собой. Я ещё тогда почуяла неладное, он с ним никогда не расставался.

Лил взяла в руки оружие. Нож был небольшой и хорошо ложился в руку, потемневшая рукоять говорила о том, что им часто пользовались.

– У него тёмные волосы и глаза. Несколько шрамов на лице, – говоря это, она передала девушке небольшой мешочек, звякнули монеты. – Тёмная кожаная куртка тоже была на нём.

Дремавшая до этого мысль подняла голову.

– Сэлис предписала ему путь охотника?



Анна Минаева

Отредактировано: 17.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться