2. Эннэлион. Слово охотника

Глава 10: Лесопилка

 

Фецилла сидела в полутёмном кабинете и листала дневник отца. Фэрим Дехасти оставил слишком много сведений. Плохо было только одно – все они были зашифрованы.

В дверь постучали.

– Входите, – глухо отозвалась баронесса, закрывая блокнот в кожаном переплёте.

На пороге стоял невысокий худой парнишка в тонкой безрукавке. Он склонил голову, дожидаясь разрешения.

– Говори.

– Ваша милость, к вам уже второй час хочет попасть прачка Фария. Молвит о деле важном.

– В такое время? – приподняла левую бровь Фецилла.

Парнишка сглотнул, глядя на тьму за окном и кивнул.

– Веди.

Мальчишка снова кивнул и метнулся в коридор.

– Дверь закрой! – крикнула вдогонку Фецилла, но её никто не услышал.

А уже через пять минут перед баронессой стояла пухлая седовласая женщина. Руки её тряслись, и она то и дело хваталась за чёрное платье.

– Госпожа, сын у меня пропал. Третий день минул.

– Ты уже приходила с этой проблемой, – отмахнулась баронесса. – Сколько можно мне этим докучать? Не маленький, да и охотник к тому же. Вернётся.

– Г-госпожа, я наняла вашу гостью для его поисков, – тихим виноватым голосом поспешила договорить Фария пока её не прогнали.

Фецилла Дехасти смяла платок, который до этого лежал на коленях, но не перебивала.

– Она отправилась на его поиски и просила прийти к вам, если до ночи не вернётся. Светило уже ушло, а вестей от истинной нет.

– За что мне это? – застонала баронесса. – Вначале вести о побитом зерне, потом письмо из Нулбанара, а теперь это. Эштуса вам в боги! Гурлин, прикажи постелить этой женщине в свободных покоях и позови мне моих гостей и брата!

Парнишка поклонился и помчался выполнять поручения.

Фария потопталась на месте и уже собиралась уходить, как вздрогнула от громового раската, который на самом деле оказался голосом её хозяйки.

– И во сколько же ты оценила жизнь своего отпрыска?

Фецилла кровожадно улыбалась.

– Пятьдесят серебряных шурлей, – голос дрогнул.

– Дешёвый охотник, – рассмеялась баронесса, а затем посерьёзнела. – Значит, стоит урезать вам жалование.

 

 

Дождь усилился. На ноги налипло столько грязи, что поднимать их становилось всё сложнее с каждым шагом. Ветер трепал полами плаща, а капюшон уже не защищал от стихии.

– Почти пришли! – перекричал ветер ненастоящий Илхард.

Лилиит сжимала и разжимала кулаки, чтобы заледеневшие пальцы начали слушаться. А узкая тропка, которой тут и в помине быть не должно, вывела двух людей к высокому зданию, сложенному из толстых зеленоватых стволов. Окна были забиты досками, везде валялась стружка, прибитая пылью и дождевой водой.

– Заброшенная, говоришь? – хмыкнула охотница, пнув валяющуюся в траве пилу с деревянной ручкой.

– Да, уже лет десять никто не появляется тут, – рыжебородый толкнул дверь, и та со скрипом отворилась.

Мужчина галантно отступил от прохода, пропуская Лилиит вперёд.

– А вдруг там медведь. Иди первый, – поторопила его девушка, чувствуя, как леденеют пальцы на ногах.

Ненастоящий Илхард пожал плечами и зашёл в помещение. Охотница потопталась на месте и ступила следом. Этот человек должен знать где находится парень, за поиск которого Лил получила деньги.

Рыжебородый тем временем высек искру и поджог хворост, сваленный в кучу у большого механизма, состоящего из огромной дисковидной пилы и нескольких ручек, которые должны были приводить ей в движение. Даже отсюда охотница видела, как блестят острые зубья.

Хлопнула дверь на ветру, заставляя Лилиит вздрогнуть, а мужчину улыбнуться.

– Сквозняк, – покровительная улыбка проступила сквозь растительность на лице.

Охотница прошла по усыпанному опилками полу и присела на сухой пень, стоящий у заколоченного окна. Пламя шипело и пожирало с невероятной скоростью сухие полена, обложенные камнями. Света от костра хватало на освещение небольшой части лесопилки, тепло медленно окутывало Лилиит. Но она не могла себе позволить расслабиться, ведь во тьме помещения могло скрываться всё что угодно. Она колебалась. Можно было воззвать к силе истинных и узнать, есть ли кто ещё на лесопилке, но уже сейчас она понимала, что сил не так уж и много осталось.

– Так почему маменька послала за мной бабу? – первым заговорил тот, кто назывался Илхардом.

– Я проезжала мимо селения, – начала сочинять охотница историю, – она мне бросилась под коня, моля о помощи. Неужели я могла отказать бедной женщине…



Анна Минаева

Отредактировано: 17.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться