365

Размер шрифта: - +

329

8 июня 2017 года

Четверг

В лифт Саша зашла, как обычно, с опаской. Тот, "сверхновый, сверхпрочный, сверхнадёжный", не вызывал у него того восторга и доверия, что у всех остальных, и за поручень она всегда держалась максимально крепко, искренне надеясь на то, что минутная поездка вниз или вверх закончится с положительным исходом.

Игорь, стоявший у задней стены и читающий какие-то очередные документы от заказчиков, усмехнулся: Саша его не заметила, вероятно, из-за представителей саппорта, забравшихся в лифт и ставших как раз между ними; парни, явно ещё даже не выпускники университета, а только не слишком прилежные студенты, бурно обсуждали какого-то некоммуникабельного программиста, отказавшегося явиться по первому зову среди ночи. Ольшанский только упёрся спиною в холодную поверхность лифта и попытался сосредоточиться на цифрах, скакавших перед глазами.

Лифт остановился спустя два этажа, выпустил бурных студентов на свободу, и двери опять закрылись, плавно, почти беззвучно. Пол под ногами и не дрогнул, хотя они точно сдвинулись с места; технология, отлаженная и вроде бы качественная, никогда ещё не подводила, и причин бояться не было. Разве что клаустрофобия?..

Саша упорно делала вид, что не замечает главного: в лифте они остались вдвоём. Игорь тоже продолжал обращать внимание исключительно на свои бумажки; по крайней мере, до той минуты, пока плавный, сверхпрочный и сверхбезопасный лифт не остановился, и в нём, тоскливо моргнув, не погас свет.

Где-то сбоку, фоном, едва слышно шмыгнула носом Саша, вероятно, вжимаясь в угол от ужаса.

- Твою ж мать, скотина! – не удержался Игорь. – Засужу, заразу!

- Лифт? – опасливо уточнила она, судя по звукам, пытаясь нащупать хотя бы аварийную кнопку.

- Нет, - буркнул он. – Скульского с его генератором. Ты боишься замкнутого пространства или свалиться вниз в шахту?

Она промолчала, и Игорь сделал вывод, что Саша предпочитает избегать и первого, и второго. Он протянул руку, чисто интуитивно, и поймал её, вроде бы, за предплечье. Саша дёрнулась, но визжать не стала, очевидно, понимая: монстров в этом лифте точно не оказалось.

- По крайней мере, это лучше, чем если бы мы застряли вшестером, - протянул он.

- П-почему? – Саша сделала неловкий шаг вперёд. Лифт дёрнулся – свет, подверженный экстремальной починке, мигнул, но так и не успел загореться по-настоящему, и они вернулись в прежнее состояние темноты и статичности где-то между этажами.

- Ну, как почему? Двое в среднем используют в три раза меньше воздуха, чем шестеро, - хохотнул Игорь, притягивая-таки девушку к себе. Она попыталась было вырваться, но, вспомнив о том, что находится в лифте, мгновенно присмирела. – Ты что, серьёзно так их боишься?

- Моя мама едва насмерть не задохнулась в лифте! – голос Саши стал чуть-чуть тоньше, чем обычно, и в нём явственно улавливались нотки паники. – В этой крохотной коробочке, в которой всё давит на голову. И…

- Это большой лифт, - успокоил её Игорь. – С хорошей системой вентиляции. В таких не задыхаются. Зато теперь ты точно никуда не сбежишь.

- Очень жаль, - она попыталась отступить, но, вопреки всей масштабности лифта, спустя миг упёрлась спиной в леденящую кожу поверхность и обеими руками уцепилась в совершенно бесполезный поручень. Игорь застыл напротив, ближе, чем позволил бы себе при свете дня, оправдываясь тем, что он и вправду не знает, где она – только слышит гулкое биение чужого сердца, чувствует, что ближе.

Саша молчала. Можно было, конечно, сорваться на крик, но лифт от этого не откроется и не поедет, а вот позор разгребать придётся очень и очень долго. А ещё – ударить его куда-нибудь, коленом, например, но она то ли в темноте боялась промахнуться, то ли на самом деле не так уж и сильно желала свободы, как пыталась то показать, потому просто застыла совсем рядом и, наверное, смотрела в глаза.

Впрочем, Игорь, потихоньку привыкая к темноте, различал уже очертания её фигуры на более светлом фоне лифта. Дышать было всё ещё легко, да и с системой вентиляции у них действительно всё хорошо, но Саша и вправду почти хватала ртом воздух, сражаясь с фобией, спрятавшейся где-то в подсознании.

- Что происходит у тебя в семье? – спросил он без обиняков. – И почему ты не хочешь об этом никому рассказать? И не надо опять про Регину, ничего она тебе не сделает!

- Сделает, - Саша попыталась отодвинуться ещё раз, но было некуда. – Уволит, стоит только ей сюда прийти.

- Я не знаю, что там тебе наплёл Алексей, - понятно, что наплёл, но не цитировать же? – но Регина переживает только по одному поводу: что внезапно у неё станет на одну рабочую машину меньше. Если это никак не будет мешать работе, то ей абсолютно всё равно, кто с кем и чем занимается. Лишь бы был результат, - он выдержал паузу и дополнил: - Регина не настолько дура, чтобы потерять сразу двоих.

Девушка выразительно шмыгнула носом, явно стремясь возразить, и опять посмотрела на него – Игорь видел, как дёрнулся подбородок, или, может быть, скорее почувствовал это.

- Мой отец пытается покрыть долги, - сдалась она, - за мой счёт. Выгреб все мои сбережения и требует ещё больше. Он надеется продать квартиру и рассчитаться со всем, потому что под залог оставил свою, а расставаться с нею не хочет. И мать его послала, осталась только я.

- А ты – послать не можешь?

Саша содрогнулась.

- Я пытаюсь, - выдохнула она, но голос дрожать перестал. – Я всю жизнь пытаюсь от него избавиться. Я сначала думала, что уеду, как и брат, но это же трусость. Он из меня всю душу вытрясет за эту квартиру.

И если она её отдаст, то окажется с котом на улице и без денег, а отец опять придёт и скажет "дай".



Альма Либрем

Отредактировано: 23.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться