365

Размер шрифта: - +

309

 

28 июня 2017 года

Среда

На вокзале было довольно шумно. То ли в честь выходного, то ли уезжая в отпуск – это было стандартное для него время, - люди толпились у прибывающих поездов, набивались в них, словно огурцы в банку, и выбегали из вагонов, таща за собою чемоданы и сумки. От постоянного движения перед глазами рябило, и можно было сто раз пожалеть о том, что прибыли заранее; шум, крики, даже тихий шёпот – всё это при таком количестве народа приравнивалось к одинаковому уровню вреда, и вокруг, казалось, гудел целый улей несносных, сумасшедших немного пчёл. Двуногих, правда, но то такое.

Игорь не любил поездки – но ему нравились Карпаты, так что оно того стоило, да и в знакомом коллективе всегда было комфортнее путешествовать, чем отдельно, с неизвестными или неприятными людьми. Их ребята, кто сам, кто с жёнами – таких было крайне мало, - или со своими вторыми половинками, собрались вокруг шумной толпой, и различить, кто говорил и к кому обращались, на поверку было невозможно. Отделы тестирования и девелопмента поддались процессу диффузии, постепенно смешавшись между собою, и только дизайнеры стояли в стороне и бурно обсуждали что-то. Один из них даже прорисовывал картинку в воздухе, а остальные качали головами, то ли не понимая, о чём шла речь, то ли отказываясь принимать такой вариант. От одной группы к другой носилась туда-сюда Регина: проверяла билеты, спрашивала, как дела, да и вообще, имитировала бурную деятельность, но избегала вопросов о том, кто именно проспонсировал столь масштабную затею. Понятно, что фирма не бедствовала, но вывозить такое количество людей куда-то – не слишком дёшево.

Саша и Марина, казалось, вообще не знали, как друг на друга реагировать. Александра подавляла чувство ревности – или чувство смущения, Игорь не был в этом уверен, - и пыталась улыбаться, Марина делала вид, будто бы она не с ними, и ежесекундно, ловя на себе чужие заинтересованные взгляды, всё больше и больше вжимала голову в плечи и теребила русую косу, растрепав её уже до такого состояния, что срочно требовалось переплетаться и причёсываться.

Единственным, кто чувствовал себя комфортно, был Магнус. Он восседал у Игоря на руках, потому что поставишь на землю – ещё затопчут, - грозно возложив лапы на плечо и глядя то в одну сторону, то в другую. Когда Магнусу не нравилось, как именно его держали, он либо легонько кусал Игоря за шею или за ухо, либо давал по той же многострадальной шее лапой, и приходилось немного расслаблять хватку и позволять серому наглецу устроиться так, как ему будет удобно.

Регину Магнус оценил с довольно положительной стороны. Она увидела кота, естественно, первым из всех своих сотрудников, разумеется, пришла почесать ему живот, шейку, спинку и всё, носа до кончика хвоста. Он позволил себя погладить, для порядка минуты две даже урчал, а потом, вывернувшись у Игоря на руках, словно та змея – соответственно характеру, - лизнул Регину в нос. Она, кажется, растаяла окончательно, расцеловала кота во все усы и оставила их, убежав к остальным.

У других Магнус такого восторга не вызывал, да и он сам предпочитал женскую компанию. Саша, разумеется, была допущена к пушистому телу по праву хозяйки, Марина – как любая девушка, они коту нравились. Все мужчины воспринимались котом немного иначе; когда же к ним подошёл Лёшка, то Магнус и вовсе протянул когтистую лапу и потянулся к его носу и попытался оставить продолговатую царапину прямо на лице, но, к счастью Алексея, реакция у него оказалась отменная, и он уклонился в самое последнее мгновение.

- Эта прелесть, - тихо поинтересовался он, - твоя?

- Магнус? – Игорь встряхнул кота, увлёкшегося разгрызанием его футболки, и тот недовольно зашипел. – Нет, это Сашин питомец.

- Да на кой мне этот Магнус! – скривился досадливо Лёшка, смахивая светлые пряди со лба. – Эта прелестная девушка, которой ты отдал билет. Тебе мало нашей Саши?

- Не "нашей", а "моей", - поправил его Игорь. – Нет, это просто знакомая.

- А у неё кто-то есть? – ещё тише спросил Лёша, склонившись к коллеге под видом фаната котов и попытавшись погладить Магнуса.

- Убери руки, - Игорь отступил на полшага. – От тебя тянет псиной.

- У тебя такой хорошей нюх?

- У меня такая хорошая память, - выдёргивая коготь из плеча, скривился Игорь. – Да и твоего Боню трудно забыть, если честно. Отойди, ты не нравишься Магнусу, - на сей раз кот попытался попробовать его плечо на вкус.

- Тебе не нравится Бонечка? – нахмурился Лёша. – Он – прелестный пёс. Более мирной собаки…

- Марина, ты любишь собак? – прервал он беседу с коллегой. Девушка кивнула. – Лёша вот тоже от них в восторге. У него и собака есть, Бонечка, но он отзывается и на "мой ты сладкий", - они когда-то всем офисом проверяли, играя с Боней.

Марина явно оживилась.

- Наверное, очень милый пёс, - обратилась она к Алексею. – А какой породы?

- О, - Игорь отступил к Александре – представителю фанатов семейства кошачьих, - Лёшин Бонечка – сенбернар. Ему три года и девяносто семь килограмм.

Магнус на плече выразительно так кашлянул.

- Твои тринадцать тоже не греют мне плечи, - обратился Игорь раздражённо к коту. – Лёша, кстати, ты ещё помнишь, как играть в шахматы?

- Шахматы? – удивился он.

- Да, - кивнул Игорь. – Ты ж не забыл, как делается рокировка?

Алексей посмотрел на Сашу, на Марину, на шипевшего Магнуса, и ласково полюбопытствовал:

- Мариночка, а вы не хотите поменяться с Сашей билетами? Я, как собачник, не слишком жалую котов, и это чувство у нас с Магнусом взаимно… А я вам покажу фотографии Бонечки, он вам очень-очень понравится!



Альма Либрем

Отредактировано: 23.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться