365

Размер шрифта: - +

214 - 213

214

1 октября 2017 года

Воскресенье

Игорь никогда прежде не бывал у Регины дома, но был уверен, что она переехала в эту квартиру совсем недавно. Размеры здешних комнат были отнюдь не столь велики, как у кабинета Разумовской. Из дальней комнаты слышался детский смех – наверное, это были её дочки, - сама Регина пригласила Игоря в единственное не заставленное коробками и более-менее прибранное помещение, на кухню.

- Для начала я должна объясниться, - промолвила она. – Присаживайся, - женщина указала на стул, и Игорь повиновался. Она налила в большую кружку чай, поставила перед ним, но Ольшанский даже не притронулся к посуде.

- Не стоит никаких объяснений. Ваша личная жизнь меня не касается.

- Это правда, - согласилась она, - но ты взвалил на себя управление фирмой по собственному желанию, и я не хочу чувствовать себя неблагодарной свиньей, - судя по выражению лица, избавиться от вины было не так уж и легко. – Потому мне всё-таки хотелось бы, чтобы ты понимал: существовали серьёзные причины.

Игорь промолчал, наверное, в первую очередь потому, что не мог подыскать в своём сознании правильный ответ. Регина умела заставлять людей слушать.

Узнать её в этой утомлённой женщине было трудно. Разумовская редко делилась подробностями своей жизни, точнее, почти никогда, а сегодня её вдруг потянуло на откровения, и уже сам этот факт казался Игорю странным.

Но Регина села на другой табурет, положила руки на стол, словно школьница за партой, и долго смотрела на чистую скатерть, выискивала на ней что-то.

- Я затеяла развод, - наконец-то заговорила она, пытаясь добавить в грустный тон небрежности. – И подумала, что если не приду на работу несколько раз, то ничего страшного не случится. Мы переезд ещё затеяли, а потом мне стало плохо. Девочки позвонили моему бывшему мужу, он же для них вроде как отец, а он упёк меня в больницу, врачи телефон отобрали. Пролежала под капельницами всё этот время, пока наконец-то Стас меня не нашёл. Я действительно не могла позвонить. И предупредить тоже не могла.

Она подняла голову. Казалось, пыталась прочитать на лице Игоря его мысли, понять, сочувствует ли он или на самом деле имел в виду все переживания и несчастья постороннего человека. Ольшанский упрямо молчал, не считая себя в праве комментировать её жизнь.

- Сочувствую, - только и промолвил он. – Но ведь вы попросили приехать не только ради объяснений?

- Я хочу, чтобы наша фирма была самостоятельной, - ответила Регина. – Независимой. Не терпеть эти регулярные мониторинги от ван Дейка. Он даже толком ничего не понимает в этой сфере. И мне нужен человек, который мне в этом поможет.

Надежда, которая вспыхнула на мгновение в голосе Регины, угасла, стоило только ей договорить. Игорь отвёл взгляд и сделал вид, что его больше интересует незашторенное окно и высотки за ним.

Разумовская, вероятно, слишком изголодалась по профессиональной деятельности, пока лежала в больнице, оттуда и безумные идеи.

- Я ничем не могу помочь, - недоуменно промолвил Игорь. – Я ведь не финансист. И ван Дейка видел раз в жизни. Я даже не знаю, что именно его связывает с нашей фирмой.

- Когда я пыталась начать свой бизнес, мне нужны были деньги, - Регина сегодня пыталась быть максимально искренней. – Ван Дейк смог это обеспечить. Подбросил несколько заказов по аутсорсу. Это не единственная его фирма, работающая в сфере айти, но он в последнее время склоняется к тому, чтобы избавляться от таких проектов. Полагает, что не выдерживает конкуренции. А мы прекрасно работаем и без его денег, только эти глупые обязательства…

Ольшанский счёт правильным помолчать. Регина встала, почему-то схватилась за нож и принялась нарезать почищенный картофель, и Игорь только сейчас понял, что отвлёк её от нормальных домашних дел. Она не строила какие-то коварные планы, просто готовила своим детям обед. Это казалось таким странным! Все знали о том, что у Регины Михайловны была семья, но никто не ведал о том, что она этой семьей занималась. Она будто бы вычёркивала из своей жизни дочерей, мужа, родственников, когда переступала порог офиса.

- Ты упоминал о помощнике ван Дейка. Могу ли я с ним проконсультироваться? – спросила Регина, стараясь ничем не выдать собственное волнение. – Хотелось бы всё-таки получше понять, что именно он планирует делать с нашей фирмой. Не хочется пролететь только потому, что у кого-то на нас свои планы. Ну, ты понимаешь.

- Понимаю, - согласился Игорь. – Его зовут Эндрю. Я наберу его и поговорю по этому поводу. Он завтра к вам подойдёт.

- Ты вполне можешь тоже заняться этим бизнесом, - ни с того ни с сего предложила она. – Я не требую особенных финансовых вложений. У тебя хорошо получается работа с заказчиками, да даже с ван Дейком, и сотрудники отлично тебя слушают. Ты вполне можешь стать моим заместителем… На постоянной основе.

- Регина Михайловна, я программист, а не управленец. И мне нравится именно то, чем я занимаюсь.

- Но я думала…

Она оглянулась на него, застыла с ножом в руках.

- Мне показалось, ты вернулся на это место, как только появилась возможность.

- Вы неправильно меня поняли, - грустно ответил Игорь. – Я взялся за это только потому, что все поубегали с работы, а фирма загибалась, причём очень быстро. А теперь, когда есть возможность вернуться к проекту и не думать ни о чём другом, я с удовольствием ею воспользуюсь. Это единственное, чем мне хотелось бы заниматься. К тому же, у меня будет меньше времени на работу. Это не единственный мой приоритет.

- О, - только и ответила Разумовская и тяжело вздохнула. – Да, конечно. Напиши мне номер и… можешь идти. Спасибо, что заехал.

Игорь записал на пододвинутой ему бумаге нужные цифры.



Альма Либрем

Отредактировано: 23.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться