365

Размер шрифта: - +

200 - 199

 

200

15 октября 2017 года

Воскресенье

- Ты смертельно её оскорбил!

Игорь и Яна проследили взглядом за матерью, пробежавшей из одного угла гостиной в другой. Саша тяжело вздохнула и сделала вид, что ничего не видит, только продолжила упрямо гладить постельное бельё, чем занималась до прихода гостей.

Мать атаковала прямо с порога. У Игоря не было времени даже познакомить Сашу со своей сестрой. Они успели лишь кивнуть друг другу. Теперь Надежда Петровна, особа и в прошлом истеричная и не терпящая возражений, металась, аки зверь в клетке, билась иногда лбом в балконную дверь и причитала. Леры, благо, не было. Ещё и её присутствие Игорь бы не выдержал.

Между прочим, чувствовал он себя до сих пор неважно. Прописанные лекарства возымели свой эффект, но теперь почти все пришло время снимать, а слабость так никуда и не пропала. Ольшанскому казалось, что кто-то выкачал из него остатки сил, а оставил взамен только опустошённую оболочку. Но маму это нисколечко не волновало.

- Ты – бесчувственный хам, такой же бездушный, как и твой отец! – ткнула в него мать пальцем. – А ты! – последняя претензия относилась к Саше. – Ты даже не остановила его. Небось, присмотрела нашу квартирку себе?!

Яна зажмурилась и втянула голову в плечи. Она явно не ожидала такого от своей матери, потому что покраснела и сделала вид, что ничего не слышит, крепко зажмурилась и попыталась отвернуться даже.

Но она недооценила будущую супругу своего брата. Вместо того, чтобы нервничать, Саша продолжила методично гладить простыню, хотя довольно сильно приложилась утюгом к одному из цветочков на светлой ткани.

- Разумеется, - невозмутимо ответила она, - присмотрела, и даже собираюсь поселиться здесь навеки, сесть на шею Игорю и болтать ногами весь остаток своей жизни. У меня ведь нет ни профессии, ни опыта работы. Куда ж я ещё пойду, если останусь без мужа? – она с вызовом посмотрела на предполагаемую свекровь. – Вы это хотели сказать?

- Она мне хамит! В моём же доме! – вспылила Надежда Петровна, повернувшись к Игорю. – Ты посмотри только на эту девку, сыночек… Ты слышал, что она сказала? Хорошую невестку ты нашёл мне…

- Это не твой дом, - возразил Ольшанский. – И ты первая нахамила Саше.

Девушка отложила утюг, сложила уже отглаженную простынь и отложила её в сторону, а после принялась за пододеяльник. Надежда Петровна, по цвету достигавшая уже до уровня свеклы, а не какого-то жалкого варёного рака, ждала крик в ответ, но ничего не получила, кроме равнодушия и полного игнорирования.

Это её совершенно не устраивало. Она оббежала гладильную доску, поймала Сашу за свободную руку, надеясь на то, что та всё-таки извинится. Александра в ответ вскинула утюг, и тот прицельно выпустил пар в нос Надежде Петровне. Она отшатнулась, замахала руками и бросилась к Яне.

- Доченька! У меня ожог! Ты только посмотри на это!

- Там ничего нет, - отрезала строго Яна и подмигнула Александре. – Мама, ты преувеличиваешь масштабы проблемы. Я давно говорила, что твоя Лера – не лучший вариант, чтобы селить её в одной квартире с молодым мужчиной и его невестой.

- Боже мой! – возмутилась Надежда Петровна, устраиваясь на диване между сыном и дочерью. – Боже мой! Я-то надеялась, что Лерочка выбьет всякую дурь из его головы, а он взял и выгнал бедную девочку из дома, да ещё и так сильно её обидел. И что мне теперь с этим делать? Она рыдает целыми сутками…

- Она у тебя всего лишь один день.

- Я так надеялась!.. – продолжила Надежда Петровна. – Я дала ей свой лучший рецепт…

Игорь поднялся, ничего не слушая, и отобрал у Саши утюг. Сидеть с мамой было менее приятно, чем гладить. Девушка укоризненно посмотрела на него, но возражать не стала, очевидно, решив, что такую прекрасную инициативу нельзя прерывать. Ольшанский с остервенением принялся выглаживать мелкие розочки на старом пододеяльнике, представляя себе то ли маму, то ли Леру, к головам которых можно было с огромным удовольствиям приложить что-нибудь тяжёлое. И желательно со значительной силой.

- Какой рецепт, мама? Игорь ведь не ест твою еду, - закатила глаза Яна. – Саша, надеюсь, готовит без чеснока?

- В том рецепте не было чеснока! – возмутилась мать. – Я знаю, на что у моего сына аллергия! Это был лучший способ от… Отбивных.

Цветастая ткань резко потеряла в глазах Игоря всякий интерес. Он сердито посмотрел на гостей.

- Каких отбивных, мама? – спросил он. – С эвкалиптовым маслом?!

Саша тоже заинтересованно вскинула голову.

- Ты надоумила ребёнка приготовить… отворотное зелье?!

Мать смущённо потупилась.

- У меня не было выбора, - пробормотала она. – Эта ведьма захомутала тебя так прочно, что я вынуждена была дать бедной девочке хотя бы такой элементарный совет…

Игорь побледнел. Яна и вовсе приобрела странный землистый оттенок. Саша переводила взгляд с жениха на будущую свекровь.

Тишина, воцарившаяся в комнате, не могла не напрягать.

- Какое отворотное зелье? – наконец-то хрипло спросила она. – Игорь? Я чего-то не знаю?

- Я потом тебе объясню, - Ольшанский выпрямился, отставил в сторону утюг и сделал один угрожающий шаг в направлении матери. – Мама. Ты дала Лере… этот, скажем так, рецепт? С эвкалиптом?!

- У тебя была не такая сильная аллергия…

- Мама! – воскликнула Яна, вскакивая на ноги. – Ты ведь могла его убить!

- Я хотела только добра, - вскинулась Надежда Петровна. – И чтобы эта девка непонятного происхождения не тёрлась рядом с моим сыном!



Альма Либрем

Отредактировано: 23.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться