365

Размер шрифта: - +

90 - 89

90

2 февраля 2018 года

Пятница

Игорь всё-таки пришёл к Разумовской, хотя не до пятницы, как она требовала, а в саму пятницу. Пришёл, хотя совсем не хотел этого делать, гонимый желанием высказать ей в лицо всё, что думает о таких методах работы с коллективом.

Регина, разумеется, была предельно спокойна и, как обычно, с трудом сдерживала раздражение. Игорю не надо было заканчивать какие-то курсы или, тем более, становиться психологом, чтобы прочесть буквально начертанные у неё на лбу недовольство и злость.

 

- Вы хотели о чём-то поговорить, - протянул он, занимая стул, на который уверенным жестом указала Регина.

- Да, и я хотела сделать это до сегодняшнего дня, - сухо отметила она. – Однако, ты решил, что имеешь право прийти тогда, когда считаешь нужным. И как я должна на это реагировать?

- Как на занятость человека, которому урезали дедлайн.

Регина сжала зубы. В последнее время их отношения и так испортились донельзя, и Игорь понимал, что колкими фразами добра себе точно не сделает, но сдержаться было слишком трудно. Регина и так себе очень многое позволяла.

Он вспомнил брошюру об эксплуатации на работе и пообещал себе, что будет держать в голове каждый тезис, пока не выйдет из этого кабинета.

- Я хочу, чтобы ты поучаствовал в переговорах с нашим следующим заказчиком, - произнесла Регина. – Это в воскресенье, встречаемся в восемь…

- Я не могу.

- Не можешь? – она удивилась, конечно, но постаралась переспросить без своего привычного надменного посыла. – Игорь, это важно.

- Я понимаю, - подтвердил Ольшанский. – Понимаю, что это важно, имеет большое значение для фирмы, что этот проект, скорее всего, будет моим после того, как мы закончим текущий. Но я не могу. Это не входит в мои профессиональные обязанности, и все выходные у меня заняты. Между прочим, заняты работой над проектом, по которому вы сорвали дедлайн.

- Я тебе напомню, если ты забыл, конечно, что пока что здесь начальница я. И имею полномочия…

Игорь скрестил руки на груди.

Первый тезис из брошюры свидетельствовал о том, что каждый эксплуататор пытается отобрать все свободное время своих сотрудников. Что ж, Игорь мог гарантировать, что уже по этому пункту Регина попала в список самых отвратительных начальников.

К тому же, в последнее время она сама же не соответствовала своим требованиям.

- Я прекрасно помню все пункты договора, по которому работаю, - в который раз напомнил Игорь. – И знаю свои профессиональные обязанности. Нет, я не поеду на переговоры с заказчиком и не появлюсь в офисе на выходных, пока того не будет требовать мой проект.

Разумовская поднялась.

- Ты можешь потерять своё место.

- Да? – усмехнулся Игорь. – Что ж. Хорошо. Увольте меня. Желательно прямо сегодня. И я посмотрю на то, как вы закончите проект без меня.

- Это хамство.

Игорь не хотел этого делать. Но брошюра лежала у него в папке с документами, которую Ольшанский таскал с собой повсюду – иногда он даже писал поверх черновиков куски кода, когда не имел доступа к клавиатуре. Использовать для этого ноутбук было бы верхом издевательства над человеком.

Он добыл из этой папки брошюру, на которую и ориентировался в этом разговоре, и протянул её Регине. Та приняла жёлтую книжечку из рук подчинённого, кажется, не до конца понимая, о чём идёт речь, открыла и застыла, читая пункт за пунктом.

- Мне кажется, я не ошибусь, если скажу, что вы занимаетесь эксплуатацией, - вздохнул Игорь. – Возможно, эта агитка преследует какие-то цели, и сама по себе она довольно смешна для рядового сотрудника, но задумайтесь. Если никто не будет работать, вы уволите всех. Но кто будет закрывать проекты, Регина Михайловна? Далеко не все так держатся за эти должности, как вам кажется.

 

 

89

3 февраля 2018 года

Суббота

Хотя звук на самом деле был довольно тихим, Саша вздрогнула, когда зазвонил телефон, и вздрогнула довольно заметно. Игорь только протянул руку, чтобы щёлкнуть по кнопке блокировки, но Александра укоризненно на него взглянула, призывая всё-таки поднять трубку.

- Номер неизвестный, - попытался оправдаться Игорь. – Может быть, какой-то очередной спам или "Купите наши самые лучшие пылесосы и больше никогда ничего не делайте", м?

- Не выдумывай, - строго оборвала его Александра. – И не веди себя, как хрюшка, - она поднялась, взяла телефон и силком буквально вложила его Игорю в руки. – Давай. Вперёд.

Ольшанский раздражённо закатил глаза. И почему он никогда не мог по-человечески отказать своей жене? Она вообще не слушалась и, кажется, всегда следовала букве закона – только кто этот закон написал, Игорь понятия не имел.

Он раздражённо провёл пальцем по зелёной полосе, втайне надеясь, что это всё-таки реклама каких-нибудь очередных ненужных товаров. Или, к примеру, его опять зовут на курсы по программированию – вот уже двенадцатый год! Сколько времени ещё должно пройти с момента окончания школы, чтобы никакие "оксфоры" и "гарварды", не обладающие ничем, кроме громкого сворованного названия, не беспокоили его на тему изучения какого-нибудь паскаля?

- Это Игорь Ольшанский? – уточнил женский голос.

- Да, - подтвердил Игорь. – А вы, позвольте, кто?

- Это же Ирина Александровна! – соизволила всё-таки представиться его собеседница. – Ты не узнал?

- А должен был? – поразился чужому хамству Игорь. – И почему вы позволяете себе… А, - он наконец-то вспомнил. – Ирина Александровна. Да, я вас вспомнил. Что вам нужно? – он отложил трубку в сторону и театрально громким шепотом сообщил Саше: - Моя бывшая классная руководительница.



Альма Либрем

Отредактировано: 23.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться