А потом я попала в историю Золушки

Размер шрифта: - +

Акт 16 — Особенный подарок

Снег медленно ложился на землю мягкими хлопьями, заботливо укутывая белым одеялом суматошный город. Тот всё ещё сиял разноцветными огнями и шарами праздничных ёлок, но прохожих на улицах становилось всё меньше: люди спешили по домам, чтобы встретить праздник в кругу тех, кто дорог их сердцу.

Рина не поехала домой. Для неё это было первое рождество вдали от семьи. Но она не жалела, что осталась в Лондоне. На рождество у неё были слишком большие планы…   

 

Музыканты на небольшом помосте взялись за инструменты, и ресторан заполнила приятная лёгкая музыка.

              – Потанцуем? – предложил Ирвин, галантно подавая Рине руку.

              Рина кивнула, и они вышли на площадку, где уже танцевали несколько пар.

              – Ты сегодня необычайно тихая, – мягко улыбнулся Ирвин. – Что-то случилось?

              – Нет, – чуть покраснев, помотала головой Рина. – Просто задумалась.

              – О чём?

              – Да так, о всяких мелочах….

              – Ясно. Что ж, это неплохо – подумать о всяком и рассортировать мысли, но не оставляй меня без своего внимания слишком долго – мне одиноко.

              – Не оставлю. – Рина прильнула к Ирвину, прижавшись щекой к его груди. – Я никогда тебя не оставлю.

              – Спасибо, я счастлив слышать это.

Рина прикрыла глаза, вдыхая аромат туалетной воды возлюбленного и растворяясь в медленной, эфемерной мелодии танца. Ей казалось, что время остановило ход и сейчас они с Ирвином находятся в другом, скрытом от посторонних глаз мире, предназначенным только для них двоих. Рина уже почти потеряла связь с реальностью, когда мелодия стихла.

               Но едва она успела недовольно открыть глаза, зазвучала новая, быстрая и зажигательная композиция.

              – О, так-то лучше, – обрадовался Ирвин, кладя руки Рине на талию. – Не то чтобы я не любил медленные танцы, но тебе больше подходит румба или сальса.

              – Под эту обычно танцуют сальсу, – узнала мелодию Рина.

              – Ну, значит, и мы не будем изменять традиции, – подмигнул Ирвин.

              Благодаря занятиям в танцевальной студии Рина прекрасно знала движения сальсы, Ирвин тоже двигался легко и уверенно. Вместе они кружились по площадке, словно два языка пламени, приковывая взгляды всех посетителей ресторана, в том числе и пар, танцевавших рядом с ними. Танцующие останавливались и, раскрыв рты, смотрели на них. Рина снова, как это часто случалось во время свиданий с Ирвином, почувствовала себя принцессой.

              «С ним я всегда чувствую себя особенной, – подумала она, и внутренний голос вкрадчиво шепнул ей: – Я тоже должна дать понять ему, что он для меня особенный».

              Они станцевали ещё несколько танцев, вызвав восторг у всего ресторана (даже повар вышел посмотреть на них), а затем вернулись за свой столик и продолжили ужин.

              Ирвин рассказал Рине о своих любимых драматургах, а она ему – про свою семью и родной город. Как и всегда, когда они были вместе, время пролетело незаметно.

              – В следующий раз пойдём в ресторан турецкой кухни, – сказал Ирвин по дороге домой и, кинув взгляд на Рину, сидевшую рядом с ним в автомобиле, весело спросил: – Пробовала турецкую кухню?

              – Нет, – покачала головой та, не поднимая глаз.

              – Очень вкусно, особенно сладости. Уверен, тебе понравится.

              – Угу.

              – Ты опять притихла, – отметил Ирвин.

              – Прости…

              – Устала, наверное? Мы сегодня задали всем жару.

              – Возможно, устала…

              – Ну ничего, мы уже почти у твоего дома. Скоро отдохнёшь.

              – Да… – Рина сжала руками складки своего вечернего платья, собираясь с духом, а потом тихо позвала:



Анастасия Юдина, Ана Джуд

Отредактировано: 06.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться