Академия артефакторов. Начало

Размер шрифта: - +

Свидетельница на свадьбе поневоле

 

Ай, то не пыль по лесной дороге стелется.

 Ай, не ходи да беды не трогай, девица.

Колдовства не буди,

Отвернись, не гляди – Змей со змеицей женятся.

«Невеста Полоза», группа «Мельница»

 

Глава 1

 - Как я тебе завидую! Есть в тихом деревенском пейзаже нечто, что заставляет замереть и впитывать всем телом свежие запахи молока и ароматного хлеба, когда ветерок обдувает на просторах…

                - Мамуль, ты издеваешься?! – сказала я, останавливаясь на пыльной дороге, рукой прижимая телефон к уху, - в данный момент я нюхаю запах навоза, в который вляпалась по дороге в лавку. Вот скажи, почему бабуля отказалась печь свежий хлеб, а отправила за позавчерашним из магазина? Почему каждая, мимо проходящая бабка, желает знать, кто я, зачем здесь, куда иду, и где буду завтра? Причём вся, вся деревня в курсе, что Ильинична приехала с внучкой. Штирлицы хреновы. И да, я в полной мере впитываю телом скользкую грязь, что здесь зовётся дорогой! Два раза упала!

                - Это ты ещё второй день только здесь, завтра эти же бабки придут к тебе сватать своих внучков. Как я понимаю, с твоего приезда их резко похмелять стали… - с непонятной мстительностью заявила моя мать, которая сама же активно агитировала на тему «мыжпатриоты», и давя на жалость – бабуля старенькая, в родной деревне давно не была.

             Бабушка, как самая внушаемая, быстро согласилась, воспылав тоской по старенькому пятистенку, а я просто не могла отправить её одну. Сама «яжпатриотка» после нашего отъезда шустро прикупила горящую путёвку на Кипр. О чём и позвонила мне счастливо рассказать. За мамочку я радовалась, скрипя зубами и обозревая дремучий лес на опушке.

                Ну что же, я приехала. Бабулю вывезти в родной дом, отдохнуть в тишине. Тем более что работала я удалённо, и для меня главным было наличие Интернета. Это потом я стала умная, и сообразила, что Интернет есть и в Тайланде. Но было поздно поворачивать назад.

              В первые несколько часов, было даже интересно. Тем более что с домом в Глуховке было связано много детских приятных воспоминаний. Только мальчишки и девчонки, с которыми я пропадала днями на речке и в лесу, уже выросли. И, каждый своим путём, свалил от родного гнезда подальше.

                А, нет. Не каждый. Видимо, в полдень, по древнему испанскому обычаю, местные соблюдали сиесту. А когда солнце село, на деревенскую улицу, что те упыри, вылезла местная молодёжь.

                - Обалденный вариант есть тебе в зятья, - бодро отчиталась я мамуле, обходя найденного под завалинкой молодца по широкой дуге, - даже треники почти не порваны.

                Идти было легко, так как хлеб не купила – магазин закрылся ещё три часа назад. Надо полагать, продавщица тоже уважала сиесту. Поэтому я и нарезала круги по деревне и окрестностям, в расчёте на то, чтобы найти что-нибудь интересное.

                Кирпичный дом, как ему и полагалось, никуда не делся. Его даже не разграбили – соседские бабули зорко бдили не только за своим имуществом, но и за соседским, почище самой крутой камеры. Но вот найти ворота в зарослях крапивы было проблематично. Да и вместо отдыха не хотелось выгребать пыль, скопившуюся за время отсутствия людей. Хотя это я предусмотрела, привезя с собой компактный робот-пылесос и пустив своего личного робо-раба Шуршика пахать на ниве уборки, пока разбираю вещи.

               Бабулины подружки, чередой проходившие поздороваться, новинку не одобрили. В их глазах Ильинична стала буржуйкой, которая годовую пенсию на ерунду выбросила, а я – лентяйкой, в руки тряпку никогда не бравшей. Особенно когда увидели, что, вместо того, чтобы взять тяпку и начать яростно уничтожать заросли крапивы, я просто её частично притоптала и села с ноутбуком к столу – там интернет, раздаваемый мной через мобильник, ловил лучше всего. А суровый заказчик требовал исправлений в тексте, и немедленно.

             Зато продуктами нас посетители обеспечили надолго. В основном преобладали яйца, которыми мы быстро набили холодильник. Судя по графику работы деревенского магазина, закрытые двери которого от души подёргала, питаться мы будем одними яйцами. Варёными. Так как не смогла купить ни масла, ни мяса.

             Хотя старость в Глуховке мне показалась вполне ухоженной. Пусть из деревни поуезжали все нормальные и трудоспособного возраста. Но своих поддерживали, не забывали. А тех, кому не повезло с детьми и внуками – брали на коллективноеобеспечение. В деревне было домов двадцать. И все жили одной жизнью. Выделилась только моя баба Аня, решив податься за детьми в город. И ни разу не пожалела, по её словам. Оказалась той ещё путешественницей, пенсию тратила на поездки по всей России – осуществляла давнюю школьную мечту.



Олфель Дега

Отредактировано: 04.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться