Академия заблудших душ. Маскарад

Размер шрифта: - +

***

Слова Гретки привели в ужас. Особенно его неотрывный взгляд… чуть не выдала все тайны вплоть до стащенной в детстве чужой конфеты, но вовремя прикусила язык.

Стоп. Вдохнули-выдохнули, рано паниковать. Мало ли, что он имел в виду – может, Санниа, как Джекил и Хайд, время от времени замещалась иной личностью, а я тут возьму и сдамся с потрохами.

Потому что, оглядываясь назад, я не понимала, как Гретка мог догадаться, что я из другого мира и в чужом теле.

Разве что... он может быть одним из тех типов в капюшонах, которые пытались принести меня в жертву. Еще один повод заткнуться и притвориться веником. Я заправила за ухо волосы, пытаясь унять расшалившийся пульс, и как можно искреннее протянула:

- Не понимаю, о чем вы… простите, профессор. Думала, мой отец просил вас, когда еще был жив…

- Да неужели? - Норан целую минуту рассматривал меня, как диковинную зверушку. Наконец, тяжело вздохнув, откинулся на спинку. - Как тебя зовут на самом деле?

- Н-ну…

- Так и зовут? – коршуном откликнулся Гретка. Помолчав, он сузил глаза. – Тебя выдала способность поглощать чужую магию.

- Поглоща…?! Кхе-кхе, - замаскировала удивление под кашель. Я умею поглощать чужую магию, правда, что ли? Гретка вздохнул, словно его утомила моя строптивость.

- Весьма похвально, что держишь все в тайне. Блуждающих душ в этом мире не было более трехсот лет, а последние иномирцы не продержались среди нас и тридцати дней. - Норан помолчал. – Это очень редкий дар и опасный. Ты ведь понимаешь, что, не взяв его под контроль, рискуешь остаток своих дней промотаться по чужим телам?

Закашлялась сильнее. Какой-такой дар, какие еще блуждающие души? Я вконец растерялась, погребенная под ворохом информации. Прочистив горло, схватила со стола стакан и налила себе водички. Залпом опустошила его до самого донышка, а взгляд профессора тем временем становился все мрачнее и мрачнее.

Я ему не доверяла. Хоть тресни! Но информация-то нужна…

- Простите, профессор, перехватило горло. Какие-какие блудливые души? - рискнула я и хлопнула ресницами, когда Гретка испытующе на меня посмотрел.

Он словно пытался надавить, ожидая, что расколюсь, как прошлогодний орех, но, не достигнув результата, тяжело вздохнул и резко поднялся. Я вдавилась в кресло, опасаясь, что он встал по мою душу, но Гретка всего лишь двинулся в направлении шкафа.

- Что ж, хорошо. Будем считать, тебя зовут «адептка». Учитывая, что ты, вероятно, иномирянка, твоя неосведомленность может стоить жизни тебе и Саннии. Твоим прошлым вместилищем, предположу, была Нарелла?

И снова ожидание, и снова я хлопаю ресницами. Гретке ничего не оставалось, как продолжить. Он распахнул створки шкафа, за которыми обнаружились ряды пыльных книг. Пробежался пальцами по корешкам.

- Она мертва, а это значит, за тобой идет охота. Метки снять невозможно, ты будешь под ударом до тех пор, пока не найдем убийц. Мы используем тебя, как приманку, поэтому я буду за тобой приглядывать. Ты должна понимать, Адептка Адептковна, что нет ничего хуже необученного мага.

Он кинул мне какую-то книгу. Чудом ее поймала и повертела в руках. Текст вился по страницам, написанный обычным пером… похоже на дневник. Я вскинула голову.

- Немногие из нас знают о подобных тебе, но я лично сталкивался с человеком, обладающим даром вселяться в чужие тела. Советую ознакомиться с его записями, - отрезал он, скрестив на груди руки. – Твоей силы поглощать чужую магию может быть недостаточно для самообороны, хочешь выжить, учись использовать магию носителя. Начнем с того, на чем закончили. Примени магию жизни к семени и заставь пустить росток.

Опять это семя… я кисло скривилась, памятуя о прошлой попытке. Может, просто сознаться, кто я? Но что-то упрямо не позволяло выдать правду.

- Профессор, мне кажется, я простудилась… дар совсем не подчиняется! – глядя на Гретку честными-честными глазами, я от души закашлялась. И, наверное, довела его до ручки. Помрачнев, он закатил глаза, а в следующий момент… сошел с ума!

Как иначе объяснить его поступок, не представляю! Он внезапно схватил кинжал и с такой силой провел им по собственной ладони, что кровь потекла тонкими струйками на пол.

- Что вы делаете?! – вскочила я, но Гретка даже не поморщился.

Зато я пришла в великую панику. Черт, он безумен! Пока я активно пыталась скончаться за двоих, перепугавшись крови, он спокойно подошел ко мне, схватил за руки и стиснул в безжалостной хватке. Кровь у него оказалась теплая, почти горячая, и немедленно окрасила мою кожу в красные тона.

- Успокойся, адептка. Ты в состоянии меня исцелить.

- Вы с ума сошли!

- Сосредоточься, адептка, - уставился он на меня немигающим взором. – Магия жизни находится внутри, в сердце. Тебе достаточно дотянуться до нее и вложить в объект. Сделай это.

Абсолютно, стопроцентно безумен! А с виду-то не скажешь… я глубоко вдохнула и постаралась унять сердцебиение. Магия внутри, ну конечно! Легко ему говорить… все, что я чувствовала – это голод и бульканье водички в пустом желудке.

Ох… кстати. Очевидно, профессор ошибся, и магия Саннии находилась не в сердце. Поскольку в следующий момент внутри потеплело, словно глотнула хорошего вина. Ладони нагрелись, и я позволила теплу окутать руки профессора голубым светом.

Это напугало еще больше, чем сам Гретка, я дернулась, но Норан крепко держал. И по мере того, как синий свет опутывал его руки, края его пореза сходили на нет.

- Видишь, адептка, это не сложно. Достаточно знать теорию, - глухо произнес он.

Его руки сжали мои ладони с нежностью отнюдь не преподавательской, и я удивленно вскинула голову. Но вот его взгляд нежностью не лучился, скорее, прожигал каленым железом, пригвождая к месту. Колючий, ястребиный, от которого озноб пробирает.



Виктория Олейник

Отредактировано: 30.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться