Академия заблудших душ. Маскарад

Размер шрифта: - +

От 26 декабря

__________________

Аудитория полнилась звуками. Все красивое, сверкающее, новенькое. Длинные ряды шли амфитеатром, большие красивые люстры сверкали разноцветными камнями, отчего по комнате рассыпался радужный свет. В солнечных переплетениях плясали пылинки, сталкиваясь меж собой.

Группки учеников рассредоточились по всему помещению. Вот аутсайдеры, смотрят затравленно, наверное, я одна из них.

Вот красивые и богатые отпрыски сильных мира сего. Все такие самовлюбленные, вышколенные, мнящие себя самыми-самыми элитными среди элиты.

Но даже они держались как-то скованно рядом с «шайнами». Запоздало я сообразила, что они, наверное, и есть те самые «высшие шайны», которые почтят нас своим присутствием.

От воспоминания о шайнах ногти сами впились в ладонь. Ох, как их ненавижу! Ох, на дух не переношу! Лучше быть человеком, чем... этим!

Увы, вряд ли меня кто-то поддержит. В этом мире к ним относились, как в нашем мире к суперзвездам первого уровня, и местная группка высших вполне была довольна этой ролью. Нос задран, жесты манерные, взгляд сверху, даже если роста невеликого.

В общем, типичные снобы. Я заняла место подальше от них и, отбросив за спину волосы, уселась за парту. Может, просто переживу эту неделю, и все закончится? Домой хочу! Как ни банально звучит, но к маме.

Как там родители без меня? Я успела соскучиться по ним и младшему брату. Что они думают? Может, решили, что умерла? Ищут меня, переживают…

От этого мучительно сжималось сердце, я готова была сделать что угодно, лишь бы к ним вернуться. В том числе вести себя тише воды, ниже травы: шайны могут доставить множество неприятностей, лучше держаться от них подальше. А там, глядишь, узнаю, как поправить этот сбой матрицы, и забуду обо всем, как о страшном сне.

Я медленно разжала руки и выдохнула, поборов приступ паники, как уже привыкла за последние недели. Все будет хорошо. Я найду выход… главное, избегать лишних проблем…

Но ах, если бы только знала, что проблемы уже нашли меня!

Стоило заподозрить это, когда зал притих, и только восхищенные шепотки поднялись над аудиторией. Девушки начали хихикать, прихорашиваться, с интересом посматривать в сторону дверей... и все это в какой-то противоестественной тишине.

Я как раз разбирала учебники, пытаясь понять, на каком предмере нахожусь и что придется изучать. Память тела отзывалась неохотно, бубня что-то про магические кривые и искривлённые пространства, но, похоже, Санни разбиралась в происходящем не больше, чем я.

Узкоспециализированные знания выбирались на свет неохотно, приходилось ловить их под ворохом разрозненных умений, разбирать по винтикам и осознавать то, чего я осознать не могла. Например, магия. Как к ней относиться, если здешняя магия не имела ничего общего с кроликом, вытащенным из шляпы фокусника?

И, тем не менее, здесь творились настоящие чудеса, будто они являлись совершенно обыденным делом. Одним словом, если задержусь в этом теле до экзаменов, вылечу из Академии со свистом. То есть Санниа вылетит, нельзя этого допустить: не навечно же занимаю ее тело.

Так что пока разбиралась, где нахожусь и что должна делать, мельком посмотрела, на чем сосредоточились взгляды учащихся. Ах, высшие! Красивы как на подбор и высокомерны, нос аж в потолок упирается. Ничего особенного, какое мне до них дело? Я отвернулась, чтобы взглянуть на учебник... вот он, кривые какие-то. Магически нестабильные, что за фигня такая?

- Ахх... - пронеслось шёпотом. Слаженно так, аж до мурашек. Против воли отвлеклась, чтобы посмотреть на предмет переполоха, а, повернувшись, замерла в ужасе. Мои глаза округлились, учебник выпал из рук...

Черт.

Серо-стальные глаза молодого мужчины поймали мой взгляд. Он действительно был бесподобно эффектен, что тут скрывать. Глаза особенной формы, надменно-капризной, как и чувственные губы, вечно поджатые в недовольстве. Черты лица идеальные и аристократичные - в меру мужественные, в меру утончённые. Серебряный каскад шелковых волос опускается до лопаток, придавая облику высокого мужчины нотку ледяной загадочности.

О-очень красив.

О-очень подонок!

Он сузил глаза, по какой-то непонятной причине не спеша обрывать зрительный контакт. Высокомерно так сузил, задумчиво. С бешено колотящимся сердцем я резко отвернулась, заправив за ухо волосы, и уткнулась в учебник.

Ох.

Опять он!

Местные боги надо мной смеются? Ну почему, почему опять он?!

 



Виктория Олейник

Отредактировано: 30.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться