Академия заблудших душ. Маскарад

Размер шрифта: - +

От 4 января

Вечно отсиживаться в комнате я не могла. Приоткрыв дверь, робко выглянула, а убедившись, что коридор пуст, по стеночке выбралась наружу – и пожалела об этом уже в холле.

Моя выходка не прошла бесследно, и если поначалу меня никто не замечал, то теперь все встречные-поперечные были исключительно во мне заинтересованы. Перешептывания, взгляды исподтишка обрушились, как ушат помоев. Казалось, стоит резко обернуться, и все тотчас сделают вид, что не сверлят взглядами мою спину…

Ага, как же. Даже когда обернулась, никто и не подумал скрываться. Как смотрели на меня, так и смотрят. Улыбаются, косточки перемывают… то-то мне так не по себе, будто в норе со змеями очутилась!

- Са-аниа-а… давно не встречались, - улыбнулась самая миловидная из девушек, но сказано это было с угрожающим подтекстом. – Пойдемте обедать, девочки, чувствуете запах? Здесь что-то протухло…

Она откинула за спину светлые волосы, сбросила в руки черноволосой подружке сумочку и, раздраженно вздохнув, направилась в противоположную от меня сторону. Свита посеменила за ней, едва на пятки не наступая.

Недолго думая, я последовала их примеру. Если бы не голод, вовсе бы не вышла, но последние два часа живот ныл так жалостливо, что еще немного, и мебель показалась бы съедобной. Блондинка обернулась раз… и еще раз… я хлопнула ресницами и взмолилась, чтобы она не сворачивала с намеченного маршрута. Веди-веди меня в столовую, мой личный навигатор!

Может, девушка поняла, что от меня отделаться не выйдет, а может, тоже проголодалась, но расчёт оказался верным: вскоре я узнала, где здесь столовая. Кампусы располагались вокруг зеленого двора пятью массивными зданиями. Пели птички, шумела листва, мягко светило солнце... И не скажешь, что в этой академии может что-то пойти не так.

Столовая же обнаружилась в отдельном небольшом здании, притаившимся позади одного из кампусов. Сама бы долго искала...

- Санниа Милаковски, добро пожаловать, - любезно приветствовал меня мужчина на входе.

- Милаковски, - повторила я себе под нос, едва его миновав. Как тут все… по высшему разряду. Блондинка еще раз обернулась, я ей улыбнулась, и девушка кинулась от меня чуть ли не бегом.

Недолго думая, последовала за ней. Надо же узнать, где здесь еда.

Увы, блондинка на сей раз заподозрила неладное. Потеряв ее из виду, я вздохнула, но и ладно. Здесь было на что посмотреть.  Благородная старина окутывала уютом и спокойствием; все словно пропиталось духом прошлого, от ручек в форме львиных голов до старого дерева и огромного камина, оформленного резьбой. А какие окна! Сплошь витражи, сквозь которые просачивался солнечный свет и распадался радужными полосами по помещению.

Дух захватило от увиденного. На стойку с едой я наткнулась почти случайно, засмотревшись на огненную птицу на витраже... разноветные стеклышки рисунка что, шевелятся и меняются порядком?

- Быстрее говори! - рявкнула мне женщина за стойкой.

А что здесь съедобно? Я поежилась, обнаружив ту красную ягодку… кантыл?... на большом блюде - и в итоге взяла странного вида фрикадельки, блюдо а-ля картофель (на вид картофель, на запах не пойми что) и компот, конечно (надеюсь, не из кантыла). Выбора все равно нет, это придется съесть, если не хочу умереть с голоду.

Женщина накладывала все с такой злостью, словно конкретно против меня что-то имела. Зато со следующим студентом рассыпалась в любезностях. Даже смотреть не хочу, кого она так обожает! Я молча взяла поднос и оглянулась в поисках свободного места. Все забито, а где не забито, смотрят волком...

- Ой, прости! – толкнула меня какая-то девчонка. Кажется, одна из свиты блондинки… Еда с подноса рассыпалась по полу, вот спасибо!

Смеясь, девушка ушла дальше, а я, стиснув зубы, тихо зарычала, но на сей раз сдержалась. Не моя жизнь, не моя жизнь… надо почаще себе это напоминать, и так наломала дров, хватит. Я выдернула салфетку из держателя и, морщась, попыталась оттереть форму. Пообедала, называется!

- Возьми мою порцию, - прозвучал голос сбоку.

Я удивленно повернула голову и встретилась взглядами с симпатичным парнем. Так это с ним любезничала женщина за стойкой? Теперь понятно, почему... Приятный голос принадлежал потрясающему парню; темные глаза и черные волосы, заплетенные по местной моде в хвост, даже меня заставили смутиться. Красив...

Он казался дружелюбным, и у меня заныло сердце. Я изголодалась по человеческому теплу. По друзьям, по родным. По собственному миру. И, похоже, слишком сильно, раз готова броситься к незнакомцу на грудь и выложить все свои горести, начиная с пеленок.

А вот не стоит откровенничать. Соберись, Мирра.

- Спасибо, - взяла я поднос. Парень улыбнулся и кивнул на столик, приглашая присоединиться.

 

 



Виктория Олейник

Отредактировано: 30.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться