Актеры на мушке

Размер шрифта: - +

Глава 9. Кофе по-татарски с неприятностями

- А ты прикольно выглядишь. – Хмыкнул Эннан.

            - Скажешь тоже. – Пробормотала я, торопливо выбираясь из линялого халата и разматывая платок, выданный мне перед экскурсией в мечеть. Нет, в облегающих леггинсах и вправду в храм лезть неприлично. Но уж больно страшненько я в этом халате выглядела! Как будто в «Девятой роте» снималась. В роли замаскированного под восточную тетку душмана.

            В общем, знала бы, что в мечеть пойдем, сама бы оделась во что-то подходящее.

            - Как теперь насчет поесть? – деловито поинтересовался Эннан.

            Я покосилась на него настороженно. Парни и еда – это всегда больной вопрос. Во-первых, они считают, что девушки вроде меня – танцовщицы, актрисы, певицы – не едят вообще. Ну, то есть клюют какие-нибудь там зернышки пророщенной пшеницы. Как птички. Или жуют листики салата. Как черепашки. И обычно искренне удивляются, если видят как я после репетиции наваливаю себе парочку отбивных с гарниром и заглатываю, как оголодавшая волчица. А во-вторых, ты можешь сходить с парнем… ну вот хоть на экскурсию в мечеть, и не считать себя ему обязанной. Но если ты сходила с ним в кафе – ситуация сразу меняется. Теперь он почему-то думает, что ты должна быть его девушкой и хранить ему верность вот от этой съеденной за его счет тарелки супа – и до самой смерти. Своей, разумеется.

            Так что лучше дотерпеть до номера и привезенной из дому палки сухой колбасы.

            - Жарко, есть совсем не хочется. – Покачала головой я.

            - А вам, актрисам, никогда есть не хочется. – Покровительственно улыбнулся он.

            Вот вам «во-первых» во всей красе!

            - Не хочешь есть, давай кофе попьем! Или чаю? Быть в старом городе и не зайти в кофейню – преступление! – выразительно объявил он.

            - Я люблю кофе. – Сказала я. Я его и правда люблю, к тому же кофе и мороженное – нейтральный вариант, нечто среднее между экскурсией и супом, при должной внимательности и осторожности ты по-прежнему парню ничего не должна.

            - Так пошли! – радостно скомандовал Эннан и повел меня по узкой извилистой улочке старого города к возвышающейся впереди древней крепостной башне. Мы прошли сквозь каменную арку и нырнули в низенькую деревянную дверцу, схваченную тяжелыми металлическими заклепками. Взобрались по узенькой лесенке между сложенных из песчаника стен… Моя голова поднялась над уровнем пола, я увидела ножки деревянных лавок на каменном полу и ноги посетителей… И на меня пахнуло одуряющим запахом кофе и меда!

            - Эннан! – из-за деревянной стойки выскочила девочка лет четырнадцати в татарском костюме и кинулась к моему блондину. – Ну как, выиграл? Ну, говори! – она затеребила его, завертела, смуглое лицо светилось радостью, загнутые под круглую шапочку толстые баранки черных кос взлетали и падали, как крылья.

            - Да выиграл, выиграл, чего нервничала – еще ж не финал! – смеясь, отмахивался от нее Эннан. – Знакомься, Юля, это моя сестра Айша…

            Черноглазая и черноволосая Айша, совсем не похожая на блондинистого брата, вдруг остановилась, бросила на меня недовольный взгляд и, одернув длинную юбку, с достоинством вернулась за стойку.

            - Дай нам по чашечке кофе и сладкого чего-нибудь, мы с Юлей у окошка посидим. - взмахом руки показывая на заваленную шитыми подушками низкую деревянную лавку под крепостной бойницей, объявил Эннан.

            - Мне мама с папой не разрешают самой товаром распоряжаться, - оборвала брата Айша и посмотрела на меня как хозяйка на притащенную котом дохлую мышь.

            Эннан поглядел на сестру укоризненно. Она смешалась, потом звучно хмыкнула и гордо задрав нос, демонстративно отвернулась от брата. Он покачал головой.

            - Посиделки у окна отменяются. Ничего, мы сейчас еще лучше устроимся. – И повел меня за стойку. Айша возмущенно пискнула, но Эннан уже провел меня мимо вычурных медных подносов с незнакомыми сладостями и нажал ручку неприметной дверцы в задней стене.

            - Ты извини, - понижая голос, прошептал он. – Обычно Айша милая, не пойму, чего она вдруг…



Илона Волынская, Кирилл Кащеев

Отредактировано: 28.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться