Алатырь. Легенда Севера

Размер шрифта: - +

глава 4.

Леда и Борейка, весело болтая, шли по протоптанной в снегу тропинке. Их послали наломать свежего лапника, чтобы застелить каменный пол в спальных покоях. Белый снег искрился под лучами низкого солнца. Хотя был уже полдень, маленький бледный диск цеплялся за верхушки деревьев. Снег пронзительно скрипел под ногами. Черныш носился где-то за деревьями, облаивая белок. Леда пропустила Борейку вперед, туда, где над узкой дорожкой нависала еловая лапа, согнувшаяся под тяжестью снежной шапки. Отстав на два шага, она подпрыгнула и ухватившись за ветку, сильно дернула ее. Сверкающий снег водопадом посыпался на голову Борейки. С возмущенным воплем он кинулся на хохочущую девочку и воткнул ее головой в снег. Черныш, привлеченный их визгом, выскочил из-за деревьев и застыл, подняв одно ухо и склонив голову на бок, с веселым изумлением глядя на друзей. Убедившись, что это не ссора, а игра, он радостно запрыгал вокруг, припадая на передние лапы, виляя задом и внося дополнительный беспорядок в общую неразбериху. Наконец раскрасневшаяся, растрепанная Леда выкарабкалась из сугроба, посмотрела на пса и с коварной улыбкой швырнула в него целый веер снежных искр. Черныш взвизгнул и отскочил. Пыхтевший рядом Борейка метнул некрепкий смерзшийся ком прямо в нос щенку. Черныш дрогнул перед объединенными силами детей и умчался вглубь леса, прыгая по плотному насту. В отличие от людей маленький верткий песик не проваливался в снег, а спокойно бегал по твердой снежной корке.

Дети посмеялись ему вслед. Леда протянула облепленную снегом рукавичку Борейке и выдернула его из сугроба. Они долго отряхивались, выбирая снег из-за ворота и складок одежды. Решив, наконец, заняться делом, ребята нашли несколько небольших полузасыпанных елочек, с которых легко можно нарубить пушистых мягких веток. Борейка ловко орудовал небольшим каменным топориком, отсекая не очень толстые ветви. Отшлифованный кремень так и блестел на солнце, острое лезвие сочно вонзалось в смолистую древесину. Лай Черныша бубенчиком звенел среди деревьев, то приближаясь, то удаляясь. Загнав на дерево белку, он прибежал похвалиться своим успехом. Но Борейка махнул на него рукой:

- Беги, беги, нет у меня лука! .Мы не за тем сейчас пришли!

Черныш понимающе тявкнул и вновь исчез в лесу. Они уже нарубили достаточно веток и ломали голову, как бы их обвязать поудобнее, как вдруг звонкий лай оборвался жалобным взвизгом. Дети переглянулись. Если пес испугался какого-то зверя, то он сейчас прибежит под защиту маленьких хозяев. Они прислушались - ни рычания, ни треска ветвей, ни шагов. Черныш не показывался. Борейка вынул из-за пояса топорик и сказал Леде суровым голосом мужчины - защитника:

- Я пойду, посмотрю, а ты спрячься под елку и жди меня.

- Я с тобой, - сказала Леда.

- Нет, я сам. А ты , если что, беги предупреди наших.

- Если что? - круглыми глазами посмотрела на него Леда.

- Ну, мало ли, - пожал плечами Борейка, стараясь сохранять уверенный вид.

Он свернул с тропы и, прячась за елями, пошел по глубокому снегу в ту сторону, где затих лай собаки. Леда осталась одна. Вроде бы и совсем недалеко отошли они от пещеры, но если бы не тропинка, то не поймешь, что поблизости есть человечье жилье.

Она подождала еще немного и осторожно двинулась по следам Борейки. Неожиданно раздался частый скрип снега под ногами, и из колючих ветвей выглянуло встревоженное лицо мальчика.

- Чужие! Черныша убили! - выдохнул он. - Бежим скорей!

Спотыкаясь, они бросились бежать по тропинке, а на перерез им, легко скользя поверх снега на странных узких снегоступах, неслись страшные чужие люди, свистя и гикая на ходу. Не чуя под собой ног, дети домчались до своей поляны, где высились частые холмики занесенных по крышу хозяйственных клетей.

Леда поскользнулась на обледенелом повороте к роднику и покатилась вниз, к упрямо бьющему незамерзающему ключу. Кривая елка, выросшая на откосе, вздрогнула, и девочку засыпало сорвавшимся с широких лап снегом. Борейка оглянулся и, увидев, что его подружка исчезла, зато преследователи уже совсем близко, звонко закричал:

- Чужие! Берегитесь!

Коренастый мужчина с длинной спутанной бородой ловко развернулся, подняв из-под лыж сверкающий веер снежных брызг, сорвал с пояса легкий топорик и метнул в спину Борейке. Бронзовое лезвие с хрустом вошло в тело. Борейка по-детски всхлипнул и лег на снег, обиженно глядя в небо круглыми карими глазами. Горячее дыхание клубом белого пара сорвалось с губ и улетело ввысь. Маленькое тело осталось лежать на просторной поляне, среди расступившихся вековых елей.

Чужие окружили его и стали приглушенно о чем-то переговариваться, махая руками в сторону скалы, у которой теснились навесы и сходились протоптанные в снегу тропинки. Меховой полог, прикрывавший вход в подземную обитель, на мгновенье откинулся и снова опустился. Чужаки загомонили громче, оглядываясь в сторону леса и, видимо, кого-то ожидая.

Данка, старательно скоблившая обеденный стол, услышала крик Борейки и досадливо хмыкнула. Опять какие-то проказы! Гуси-Лебеди никогда не заходили в эту сторону, опасаясь приближаться к пристанищу служителей Змея Волоса. Разве что заболел кто-нибудь, или зверь задрал и срочно нужна помощь ведуна-целителя. С полуденной же стороны эти земли окаймляли непроходимые Гнилые болота и там никто не жил, кроме редких бродячих семей Лесных Сов, робких и нелюдимых. Подождав немного, она все-таки решила выглянуть. Жуткая картина заставила ее руку задернуть полог быстрее, чем она успела об этом подумать. Волосатый склонился над телом Борейки и двумя ударами отсек ему голову. Другой подхватил ее на рогатину и с хохотом поднял вверх. Данка обмерла. Мгновение она стояла, прижавшись спиной к каменной стене, прислушиваясь к глухим голосам, неразборчиво доносившимся снаружи. Сердце бешено колотилось в груди, его стук отдавался в ушах.

- Слушай, Данка, ты не знаешь... - из внутреннего перехода к ней вышел Троян.



Элен Фрост

Отредактировано: 26.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: