Алекс Гротт. Седьмая Звезда

Размер шрифта: - +

Глава 3, в которой Алекс становится соучастником побега

В салоне становилось душно. Не так сильно, чтобы задыхаться и требовать свежего воздуха, но достаточно, чтобы чувствовать себя некомфортно. Видимо, сумасшедший надзиратель повредил климатизатор, когда принялся палить из патрульника по Целюму.

Игнат осторожно вытянул ноги - благо, пространство салона вполне это позволяло. Честно говоря, они затекли от неудобной позы, в которой пришлось пребывать, пока Тимьян «тащил» его к катеру.

- Целюм, - позвал Игнат, - оцени повреждения, пожалуйста.

- Климатизаторбарахлит, - после секундной заминки отозвался катер звонким голосом мальчика подростка, - плазму перезарядить – пожалуй, всё.

- Ну так перезаряди, пожалуйста, - миролюбиво сказал Игнат, не желая вступать в спор, который, он чувствовал, случится, если не промолчать.

- Первый раз вижу, чтобы кораблю говорили «пожалуйста», - за его спиной возник Артур, держа в руке чашку с кофе.

- Вежливость однажды может спасти жизнь, - глубокомысленно изрек Игнат, - так меня научили.

- Отец? – заинтересованно спросил Артур, делая глоток из чашки, с наслаждением покачивая головой – кофе в рацион заключенных смертников не входил.

- Меня учил не только отец, - вздохнув, сказал Игнат, - и точнее – совсем не он.

- Обнаружен живой объект, - возвестил Целюм, - у вас человек за бортом, - добавил он.

- Излишек ума – к беде, посудина, - усмехнулся Артур, - мне от тебя не по себе. Сделай вид, что ты обычный ИИ, а то я начинаю чувствовать себя ущербным.

- Мне плевать, - откликнулся катер, - чувствуй себя как угодно, но человека-то спаси.

- Он у меня добрый, - улыбнулся Игнат, - Целюм, ты уверен, что Алекс жив?

- Уверен, кэп. Жизнедеятельность я еще могу определить, если кто-то забыл.

Артур покачал головой:

- Ты и вправду собрался спасать этого идиотину? Сбрендил, высочество?

- А ты мне не указ, - резко ответил Игнат, - у меня, хвала Седьмой, своя голова на плечах.

- Слушай ты, - зло сказал Артур, хватая Игната за ворот, - прекрати строить из себя благородного… ты тут не за этим!

- Отпусти, - спокойно сказал Игнат, - мне неприятно.

- Да плевал я на твое «неприятно»! Ты хоть осознаешь, что на кону?! Или императорскому ублюдку не под силу понять?!

Он встряхнул его, и Игнат почувствовал, насколько тот силен. Однако это не напугало принца, он постарался дать отпор, хоть и понимал, что силы далеко не равны.

Извернувшись, он вскинул кулак, метя Артуру в глаз. Получилось, правда, в челюсть, но, судя по всему, получилось неплохо: Артур отшатнулся, правда, рук не разжал. Несколько секунд они буравили друг друга неприязненными взглядами, пока корабль не издал звук, отдаленно напоминающий аплодисменты.

- Браво, - сказал он с явным сарказмом, - вы двое - хуже детей, клянусь Седьмой!

- Уйми эту посудину, пока я тут все не разнес, - зарычал Артур, отшатываясь от Игната и плюхаясь в кресло пилота. Чашка с остатками кофе покатилась по полу, замерев в углу рубки.

- Этого недоумка подберут свои – мне нет до него никакого дела.

Игнат покосился на преступника рядом с ним. Конечно, Артур Тимьян был прав, и Алекса скорее всего подберут свои. И если бы Тимьян сказал, что Алекса Гротта надо непременно подобрать – Игнат, возможно, и не стал бы. Но Артур требовал его бросить, и это определило решение принца.

Игнат упрекал себя мысленно за такую поспешность, за детское и неоправданное ничем желание, поступить наоборот, вопреки, но уже ничего не мог с собой поделать.

К тому же в скафандре незадачливого надзирателя из-за воздействия взрывной волны могли быть повреждения. И это означало, что ели не помочь ему немедленно – он погибнет.

- Многие погибнут, - тихо сказал Артур, будто прочитав его мысли.

- Знаю, - откликнулся Игнат, - но можно попытаться спасти хоть кого-то.

***

После того, как тебя чуть не разорвало от взрыва, а твой патрульник разлетелся на тысячи частей, сложно очнуться в хорошем настроении. Но есть и свои плюсы: Алекс ничего не мог вспомнить, и эти первые минуты пробуждения были истинным блаженством.

Счастье длилось недолго: через пару минут он вспомнил, чем обязан жестким ремням, впивающимся в запястья и лодыжки, соединенным между собой столь причудливой петлей, что ему ни за что не развязать.

Скованные неподвижной позой мышцы заныли, и он тихонько застонал сквозь сжатые зубы. Детали вчерашнего побега предстали во всей красе. Он не смог улететь домой, принц Никольский похищен у него из-под носа, а заключенный Артур Тимьян совершил самый дерзкий из всех известных в истории побегов с Альтамеи.

Остальное ему еще только предстояло выяснить, но уже сейчас было ясно, что он здорово оплошал. На патрульном катере невозможно покинуть астероид, патрульник просто для этого не предназначен, но вот катер принца – совсем другое дело…

Резко моргнув, Алекс попробовал осмотреться. Вокруг него были стены технического отдела катера, но не патрульника, это было ясно: он пробыл в подобном месте достаточно долго, чтобы не ошибиться. Однако любой надзиратель должен уметь обслуживать катер подобного образца.

Нужен ли Тимьяну второй пилот? Этот вопрос был чрезвычайно важен. Если он сейчас сам у руля, то ему может понадобиться помощь в пилотировании, потому что путь неблизкий, и вряд ли у него была возможность изучить летное дело как следует. Алекс был уверен, что таких не учат летать и Артур Тимьян – типичный самоучка. Алекс решил, что ему все же лучше помалкивать и попытаться добраться до штурвала. Он все еще верил, что сможет обернуть вспять все случившиеся.

Размышления прервал звук открываемого шлюза. В техотсеке появилась голова похитителя. Выглядел он бодро и настроение, судя по всему, имел самое доброжелательное.



Лера Любченко

Отредактировано: 07.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться