Александр Израилевич

Размер шрифта: - +

Александр Израилевич

                 Александр Израилевич

 Мой дедушка, Фёдор Владимирович, имел одного друга в лице Квартишерского Александра Израилевича. Дружба эта уходила корнями в неизвестное прошлое. Что-таки их связывало? Я вас умоляю, а что может связывать двух мужчин, ковыряющихся в жирных чёрных внутренностях своих автомобилей в бетонных пещерах гаражей под бутылку водки и по праздникам? Мужчин, которые уходят в эти гаражи как на работу, убегая от рутины быта, от сварливых жён, от детей, от внуков, от обрыдлого однообразия жизней.

 Александр Квартишерский был замечателен тем, что тащил в свой дом всё. Как гоголевский Плюшкин, он не гнушался ничем. Как то: ржавые канализационные трубы, покрышки, протёртые до дыр, гнилые доски, бетонные свалявшиеся комки, какие-то железки, всё это имело необъяснимую прелесть для Квартишерского. Причём привязанность эта существовала в отношении чужого, ибо как только любой хлам оказывался в пределах ограды Квартишерского, он тут же терял к нему интерес. Всё, что плохо лежало, принадлежало А. Квартишерскому. Всё, что плохо стояло, ронялось, и тоже принадлежало А. Квартишерскому. В чужом огороде трава казалась ему зеленее, чем в его собственном, и полезнее для его скота.

 Его частный дом с приусадебным участком походил на свалку, в которой навели порядок, то есть положили подобное рядом с подобным. За огородом визжали электрофуганки, циркулярные пилы окромляли доски, по неизвестному взаимозачёту взятые у знакомого лесника. Электричество, вращающее эти пилы, было украдено у государства при помощи жучка, заклинивающего маховик электросчётчика. Даже этот жучок был сделан из скрепок, которые Квартишерский отсыпал в отделе кадров своего Жилищно – Эксплуатационного Участка. Приходящий с проверкой ревизор энергосбыта, облаянный страшными псами размером с телёнка, спешил покинуть этот ужасный дом.

 У А. Квартишерского было больное сердце. Испытав инфаркт, он бросил пить и курить, но сильнее алкоголя и никотина его сердце терзало добро, которое он мог ещё добыть, и, утром, отбросив простынь, скрученную в верёвку его беспокойным телом, в котором сон был редкостным гостем, Александр вставал и шёл добывать.

 Мой дедушка умер на год раньше него. После похорон Квартишерский попросил у моей матери ключ от гаража «посмотреть кое-какие запчасти». Надо ли говорить, что когда я вошёл туда после него, то ничего там не обнаружил. Всё, вплоть до последнего гвоздя, было унесено А. Квартишерским.

 Он хоронил моего дедушку, размышляя над тем, что он сможет поиметь с этого. Он хоронил моего дедушку, не зная, что через год ляжет рядом. Ему неизвестен смысл поговорки: « к гробу прицеп не приделаешь». Он верил в одного бога, по имени Мамона.

И лишь единожды в своей гедонистической жизни Квартишерский столкнулся- таки с явлением, которое поставило в тупик его прагматичный разум. Некто И, должник Квартишерского, позвонил однажды и сказал ему, что ещё не совсем готов расплатиться с ним по счетам, но уже движется к их общему счастью освобождения от финансовой тяготы, для чего продал дачу на разбор. В скобках добавил, что новые хозяева увезли не все брёвна, и что остались какие-то детали, вполне годные для хозяйственных нужд, и, может быть, они пригодятся Александру. Александр немедленно бросил все занятия и помчался за брёвнами. Руководя погрузкой пиломатериалов, он, увлёкшись этим весьма занимательным для него процессом, случайно оставил на скамейке свою борсетку, набитую кредитками и ассигнациями. Спохватился он только тогда, когда уже далеко уехал от бывшей дачи своего товарища – должника.

 Невозможно описать тот ужас, который охватил его, когда он понял, что потерял все свои сбережения. Кроме того, в этой кожаной сумочке Александр носил документы. Вне себя от горя он вернулся в дачный кооператив, но, естественно, ни борсетки, ни друга, ни даже самой дачи уже не было и в помине. Там же, секундой позже, Александр получил второй инфаркт миокарда. Медицинские работники, привезя его на фургоне скорой помощи в сонный склеп поликлиники, с огромным трудом спасли ему жизнь. Врач под страхом смерти велел ему забыть о разочарованиях и горе. Квартишерский вернулся домой к жене и детям, но был потерян для всех. Он ел, спал, говорил, но его жизнь отравляла мысль, что кто-то сейчас наслаждается плодами его многолетнего труда.

Однажды, когда он уже почти смирился с потерей, вдруг случайно увидел на столбе такое объявление:

«В районе автовокзала найдена сумочка коричневого цвета, с буквами А. И. К.»

Далее указывался номер телефона.

«Не может быть», — думал Александр, набирая номер, — «о, боже мой!!»

После трёх гудков трубку сняли.

—Алло, — картаво, почти детским голосом сказали на той стороне.

—Эттто… это вы нашли борсетку? — еле справляясь с чувствами, произнёс Квартишерский.

— Да, а это ваша?

—Да, да, моя!

—Хорошо, она в полной сохранности, — слабо раздалось в трубке.

—Так. Давайте договоримся о встрече, — с нажимом сказал Александр, — где и когда мы встретимся?

—Как… как вам будет удобно.



Феликс Чернов

#15568 в Разное
#4133 в Драма

В тексте есть: животные

Отредактировано: 04.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться