"Америка, которую никто не открывал"

Font size: - +

Глава 1

Мою Америку открыл я и только я. Никаких там тебе Колумбов и Веспуччи.
Я сам ее открыл. Единолично.
Глава 1.
День начался довольно убого. Я поздно встал, маман уже укатила на работу, все мои вещи были разбросаны- да и вообще, сегодня- мой первый день учебы в десятом классе.
Я потихоньку наливал кофе, за окном щебетали птички, от бросаемых мною кусочков сахара во все стороны летели брызги. Словом- все в этом мире было спокойно и умиротворенно кроме тех предметов, к которым прикасался я. 
До начала официальной встречи оставалось не больше десяти минут, а я лишь завязывал шнурки на ботинках.
Думаю, излишне будет рассказывать, как я мчался по дороге, как перебегал дорогу в неположенном месте- таковым было каждое учебное утро, и у меня уже в привычку вошло опаздывать.
Пока я бежал я думал о том, ради кого, Наверное, до сих пор посещал школу- Кристьян Себ. Крис, эта кишка с длинными черными волосами и заискивающей улыбочкой, давал на всех вечеринках фору даже таким донжуанам как Пит Бэггс, главный красавчик школы.
В прошлом году, одной душной майской ночью, я проснулся от того, что мой телефон уже просто исходился звонками. Я свалился с кровати, зацепил рукой стол, штук двадцать лежащих там ручек полетели на пол. Звонил Крис.
- Алллеее...- он мог не продолжать.
- Где?
- У То...ик...ни...
Тогда мне пришлось из своего кармана заплатить таксисту, чтобы тот довез Криса домой. Плюс еще пара долларов за облеванное сиденье. Плюс еще пара за одну и ту же повторяющуюся фразу:
- Ох была ночка... Семь баб за три часа! Хо, да какому парню такое снилось!..
Этот рекорд Криса так еще никто и не побил.
Я думал, что многие тоже опаздают. Как бы не так, все были на месте, и Крис тоже был на месте. Его длинное, вечно слегка заросшее лицо глядело уверенно и целеустремленно... Не не мисс Тулс, а на губы Анжелики Грет, красивой чернокожий девушки. Насколько я знаю, она входила в тот узкий круг моих одноклассниц, которые еще не связались с Крисом.
- Мисс Тулс?..- я робко просунул голову в дверь. Эта седая горгулья сначала смерила меня презрительным взглядом, а потом пообещала:
- Директор будет уведомлен о каждом вашем опаздании, Джеймс Грэй!
Я кивнул с самым значительным и в тоже время виноватым видом и сел на свое место рядом с Крисом. Мы всегда садимся на последнюю парту у окна. На то у нас есть причины:
А) там всегда комфортная температура
Б) удобно считать под партой на калькуляторе, играть в карты или морской бой 
В) перед нами сидит Ники, это классная блондиночка с самым умопомрачительным задом во всей нашей школе, и когда она встает, она всегда так классно выгибает спину... Ммм...
Ну да. Я же парень, черт возьми!
- Привет, дерьмо!- вяло произнес Крис, уже оторвавшись от лицезрения  губ Анжелики и который теперь просто рисовал на клочке бумаги какие-то спиральки.
- Привет, чмошник. Как лето?
- Эх, в Испании девки- что надо. Только голоса у них... Аж пробирает. Такое ощущение, что перед сорокапятилетний мужик, который курит едва Ли не с рождения.
В этом всегда заключалась вся суть всех наших разговоров- пока я пытаюсь поддержать беседу Крис просто треплется о своем.
- Кстати, чувак. Как там деда с твоей занудой Линдси?..
Линдси- моя девушка. У нее красивые густые волосы, большие глаза и нулевой размер- как груди, так и задницы. И хоть лицо у Линдси очень красивое, тот факт, что она смело может носить одежду без лифчика, так как там просто нечего стесняться, каждый раз убеждает Криса, что она зануда.
Линдси учится с нами в классе. И она, конечно, не та самая для парня (раздолбая) типа меня- она готова днями и ночами рассуждать о дискриминации (эта больная тема не дает ей покоя уже где-то лет пять- с того момента, когда у всех девушек начала расти грудь, а у Линдси все так и осталось- "гладко"). Это меня просто безумно бесило. Да, и еще Линдси выросла в очень экономной семье, где все сводилось к "священным" правилам национального аскетизма- то есть все строго по надобности, ничего лишнего. Когда я первый и последний раз сводил Линдси в кино, мне пришлось слушать первую половину фильма о том, сколько бы по-настоящему необходимого я мог бы купить на эти деньги, а вторую- о дискриминации (по фильму один мужик ушел к другой только потому, что у нее была грудь побольше). 
Зато Линдси классно целуется. 
- Мы расстались этим летом,- даже мой растроенный тон не мог скрасить радость Криса по этому поводу. Он никогда не встречался с девушками дольше одной ночи, и был яростным сторонником того, чтобы и я тоже стал "парнем на всех". Но пока я встречался с Линдси, я этот год ей честно не изменял. Когда же летом она предложила расстаться, так как ей, видите ли, кажется, что ботан Вилли из парралели будет слушать ее гораздо внимательнее, я был только рад- теперь я мог бы (не без стараний Криса) найти себе по-настоящему классную девушку.
Стоило мне подумать о том, что Крис за лето наверняка познакомился с кучей классных девчонок, как он озвучил мою мысль:
- Ох, Джеми,- ненавижу когда меня так называют, но у Криса даже это дерьмовое сокращение моего имени звучит сладко и томно.- Я словно предвидел возможность твоей амнистии, в ходе которой тебя отпустили из этой ужасной тюрьмы.
Глаза или сами по себе метнулись к Линдси. Она сидела на первой парте и внимательно слушала мисс Тулс.
- Я познакомился с кучей очешуенных девочек, одна другой краше. И знаешь что?
- Что же?
- Одна из них составляет самые крутые коллекции песен, которые я когда-либо слышал,- а слышал Крис не мало, он был настоящим меломаном.- И сегодня я зайду к ней и куплю парочку. Черт, эта киска просто отпад, такой прелести я еще не видел. Да, она теперь будет учить в парралельном классе, так что готовься цеплять взглядом.
Я усмехнулся. Обычно Крис всегда находил в девушках какие-то недостатки- но эта, похоже, была по-настоящему идеальной, как снаружи, так и внутри.
Уроки длились невероятно медленно. Крис успел мне рассказать все узнанные за эти месяцы сплетни (он традиционно каждое лето уезжает на все три месяца к тете в Испанию, и все равно ему удается узнать гораздо больше новостей, чем мне, живущему за три улицы от "эпицентра" событий). Когда мы направлялись на последний урок, Крис толкнул меня в бок и кивнул в другой конец коридора.
- Вон она.
Там стояло много девушек, но ту самую я вычислил сразу. 
Она не отличалась большим ростом- так, средненькая, но зато с длинными ногами. Фигура у нее- и правда, пальчики оближешь. Все Загорелое до цвета молочного шоколада тело было пронизано мускулами- но не такими, как, скажем, у всех спортсменок, нет, они просто делали ее тело идеальным, упругим. У девушки была тонкая длинная шея, худенькие ручки и длинные густые волосы до синевы черного цвета. Она стояла спиной, но я уже чувствовал, что никого красивее в нашей школе еще не видел.
- Америка Джонс,- выдохнул Крис.- Самая офигенная девушка, которую я когда-либо видел. 
Она словно услышала- повернула тонкую шею, а затем и весь корпус. Черт возьми... Она была ну просто красивейшей. Большие глаза, обрамленные густыми длинными ресницами, черные, идеально изогнутые брови, четкие скулы, образующие с подбородком равнобедренный треугольник, длинный узкий нос и пухлые темные губы- да, такого стены нашей любимой Кратсберги еще не видели.
Она заметила Криса. Америка быстро пошла к нам. На фоне ее- этакой мулатки с развевающимися черными дикими волосами, гордым выражением лица, походкой от бедра, что и Наталья Водянова закусила бы губу- все казались не больше чем серой массой, толпой.
Короткие джинсовые шорты идеально облегали накачанные бедра, а ярко-зеленая майка словно подчеркивала тот факт, что этой девушке всего шестнадцать, не смотря на то, что она бы дала что очков вперед взрослым супер-моделям.
- Крис!- ее лицо озарила веселая улыбка. Зубы у нее были жемчужно-белые и слегка крупноватые, что как бы дополняло ее сходство с жаркими латиноамериканскими мулатками.
- Америка, знакомься. Это- мой друг Джеймс, самая плохая задница всей этой школы.
Чертов Крис.
- Привет,- я кивнул. Она кивнула в ответ, оглядев меня с головы до ног. У нее были удивительные глаза- вроде как карие, но с большой примесью темно-зеленого цвета.
- А, это тот самый бывший Линдси?- я опешил. Крис тоже, но не настолько, и нашел в себе силы кивнуть.
Америка важно покивала головой. До чего же она была красива и забавна!Рядом с такими дылдами как я и Крис она казалась маленькой, ее хотелось взять на руки и покатать. 
- Эта Линлси ничего так,.. Пока молчит,- много значительно добавила Америка и клянусь- если меня кто-то еще спрашивал "А что за девка эта Линдси?" я всегда отвечал именно так.
- Да,- я с готовностью кивнул. Кажется, я глаз не мог отвести от Америки- любая девчонка когда на нее так пялятся начинает смущаться, а она этим словно гордилась...
Прозвенел звонок и у меня отобрали возможность смотреть на это прекрасное лицо. Америка неторопливо посмотрела по сторонам- школьники снували туда-сюда, толкаясь и смеясь. 
- Ну все, мальчики, я пошла. Крис! Не забудь, ты сегодня ко мне!..
Она ушла, а мы стояли и смотрели.
- Я же говорил,- с горячей уверенностью воскликнул Крис.- Она лучшая!
- Да...- протянул я, все еще под впечатлением от этого нового знакомства.
- Чувак, если ты начнешь с ней встречаться- я буду ногами и руками за тебя. 
Крис бы не стал зря меня обнадеживать, что давало надежду- у меня может получиться.
После школы мы бегом направились к Америке- я бежал аж в припрыжку,  думая лишь о том, как бы не сморозить чушь при девушке, о которой можно было бы только мечтать.
У Америки уроки закончились на пятнадцать минут раньше, чем у нас- у ее декана, Толстого весельчака-историка мистера Гербана, сегодня день рождения, и он не явно не планировал потратить почти весь день на приветствие вновь вернувшихся школьников.
Она была дома. Большое белое здание с ухоженным газоном и огромным гаражом- у Джонсов, похоже, была не одна машина,- чем-то напоминали мне дом ведьм из третьего сезона сериала "American Horror Story", который просто обожала моя кузина Гретта.
Мы позвонили в маленький звоночек. Находясь на улице, мы все равно слышали глухие раскаты музыки в доме. Играла Metallica, без сомнений- одна из моих самых любимых групп, да и кроме того, моя самая любимая к них песня- Die, die my darling. Америка Джонс сражала меня наповал все больше и больше.
Дверь распахнулась. На пороге стоял высокий худой парень с всклокоченными темными волосами.
- О, Крис!- парень пожал руку Крису, тот пояснил мне:
- Сосед Америки, Локи. Они с ней друзья с дества.
Я пожал ему руку, когда Крис меня представил, а про себя думал о том, что:
А) друзья детства не ходят по дому друг друга с голым торсом
Б) друзья детства не ерошат друг другу волосы до такого бешеного состояния
В) и еще этот Локи забыл застегнуть ширинку, так что все мои сомнения насчет близости "друзей с детства" растаяли.  
Локи провел нас по большому холлу в красно-кремовых тонах- раньше я видел такие комнаты лишь в каталогах, где дизайнеры с шарфами поверх футболок предлагали свои услуги.
Америка сбежала вниз по крутой, покрытой красным ковром лестнице. На ней была хлопковая бежевая пижамка с кружевом. При виде нас ее лицо заметно расслабилось- она точно подумала, что это родители.
Ее тело было безупречно- короткие шортики подчеркивали ее накаченные ножки, а из рукавов футболки высовывались худенькие ручки.
- Ой, я уж и забыла!- она замахала рукой, приглашая нас наверх- к источнику звука, точнее, музыки. С каждой ступенькой грохот увеличивался, а моя уверенность в себе таяла- ровно так же, как и надежда на то, что Локи просто ее друг. Способствовал этому тот факт, что на бедре сзади начинал проявляться крупный засос.
Она подошла к двери в свою комнату- и если все двери так же придерживались кремового цвета, то эта была ярко-зеленой. Что, черт возьми, думал я- весь дом, начиная стенами и мебелью и заканчивая рамочками с фотографиями был в красивой красно-бежевой гамме, и тут вдруг объявляется дверь цвета майской зелени.
За дверью нещадно грохотало. 
Америка дернула за желтую ручку- в лицо мне ударил дикий вокал Хэтфилда. Америка выключила огромную колонку, стоявшую у стены и стало дико тихо.
Комната была просто типично-Подростковой. Маленькая, и бешено яркая- у окна стояла небольшая кровать под разноцветным скомканным одеялом, на котором валялся широкий мужской ремень с огромной металлической пряжкой- не краснея и без тени смущения Америка швырнула его в руки Локи, который, тоже далеко без стеснений вдел его в брюки и наконец-то закрыл магазин. Одна стена была с потолка до пола обклеена плакатами- ACDC, Rammstein, Metallica, Lana Del Rey, и другие музыкальные исполнители рядом с Ганнибалом Лектером из "Молчания Ягнят", Клэрис Сталинг оттуда же, Риком Граймсом из "Ходячих Мертвецов", Норманом Ридусом во всех фильмах и позах, Элисом Купером без грима и много с чем еще. 
- Крутая у тебя комната,- тихо сказал я, глядя На кучу одежды в открытом шкафу. Рядом с кроватью лежал велюченный ноутбук, на небольшом столе все было завалено дисками и наушниками. Над столом весели три огромных полки, которые явно грозили сломаться под тяжестью стоявших на них книг.
- Ага,- гордо кивнула Америка, роясь в куче на столе. Крис о чем-то перешептывался с Локи и изредка они оба прыскали от смеха. Такое поведение Криса меня просто убивало-  он не хотел мне помочь, он мило беседовал с моим предполагаемым соперником!..
Наконец Америка выудила какой-то диск с красиво нарисованной обложкой- девушка с татуировкой дракона на поллица. Заметив мой любопытный взгляд Америка тут же пояснила:
- Это Локи рисовал. Он всегда рисует обложки для моих дисков. Локи у нас на художественном факультете, да, студенчик?
Он кивнул, абсолютно бесчувственно. Если бы Америка называла меня "студенчиком", я бы пускал слюни и кивал, брызгая ими на стены. 
Она кинула диск Крису, тот жадно его открыл и облизался, читая трек-лист.
- Оххх, детка... Как ты чувствуешь, какая музыка мне сейчас нужна?
- Это моя работа,- Америка подмигнула. Тут вклинился Локи, окончательно взбесив меня своей пошлой фразой:
- Твоя работа- путать свои пальчики у меня в волосах, милая. И много чего еще. 
Взбесив меня- но не взбесив Америку. Она засмеялась- смех у нее был низкий, но не грубый- именно такой, какой должен быть смех такой красивой девушки. 
Когда Крис расплатился, мы еще немного поболтали, после чего я был вынужден уйти- Локи все чаще бросал на Америку многозначительные голодные взгляды, а она то и дело закусывала губу. 
На улице я еще на крыльце Джонсов включил режим "дикое занудство + Вопли обиды" и начал скандал с Крисом. 
- Ну и что это было?
- Чувак, клянусь- я не знал, что они уже не просто друзья.
- Ах, ты не знал. Ну да. А то. 
- Джеймс...
- Я уже шестнадцать лет как Джеймс! И из этих шестнадцати я примерно лет восемь знаю мелкого подонка Кристьяна Себа, который намеренно познакомил меня с самой сексапильной девчонкой во всей Америке,- я перевел дыхание, думая о своих словах- Америка из Америки.- у которой, оказывается, есть парень, тем самым выставив меня последним придурком!
Крис знал мои вспышки и поэтому совсем не отреагировал на мои вопли.
- Слушай сюда. Место того, чтобы орать под ее окнами, какая она секси, да еще в присутствии ее не такого уж и хилого парня, ты бы подумал, как ее увести. 
Я прыснул, все еще психуя.
- Увести? Я что, Алан Делон чтобы она кинулась мне на шею, забыв о своем "друге детства"?
- Ты вот слушать опытного человека не хочешь, а лезешь со своим сарказмом. Хочу тебе сказать, что Локи- не ее парень.
Я вновь прыснул.
- Тем не менее я своими глазами видел все возможные признаки того, что она только что занималась с ним...
У меня с детства остался комплекс. Однажды, когда я ездил к своей молодой тете (мне было лет десять), я услышал стоны из ее спальни. Когда я спросил ее, что там было, моя прямолинейная тетя не краснея сказала, что занималась со своим сожителем сексом. Помню, мне тогда стало так жутко неудобно и даже страшно, что осталась немаленькая психологическая травма, по причине которой я сказал:
- Занималась с ним... Любовью. 
Теперь уже Крис прыснул- не просто прыснул, заржал. 
- Сколько раз тебе объяснять- от тридцати и старше- это занятие любовью, от двадцати до тридцати- это секс. А раньше двадцати подростки просто трахаются. 
- Заткнись!.. 
- А что ты, комплексуешь?
- Неважно. Мы сейчас не об этом...
- Ок'ей. Локи не ее парень.
- Но почему тогда...
- Локи вообще ничей парень. Он просто трахает девушек налево и направо- именно трахает, а не занимается с ними любовью!
- Успокоил. Где гарантия, что Америка его не любит?
Вдруг лицо Криса потемнело. Он сдвинул брови, заморгал своими масляно-черными глазами, а потом сердито выплюнул:
- Не любит и все тут, понял?
И я не стал спрашивать, почему: ответ был бы явно долгий и наверняка печальный. Я видел это по темным как тоннели глазам Криса.
Глазам, которые способны увидеть и проанализировать все- и потому глазам, которым можно доверять. Именно такими, по-моему мнению, должны быть глаза идеального доя меня друга. 



CherrymshanovaA

#2640 at Prose
#1164 at Contemporary literature
#6208 at Romance

Text includes: реализм, молодежь

Edited: 04.10.2015

Add to Library


Complain




Books language: