Анджела

Размер шрифта: - +

Глава 7

– Спасибо за приятный вечер, – сказал Эдмондо, когда официантка, забрав грязные тарелки, удалилась за счетом.

– Тебе тоже, – смущенно улыбнулась Анджела.

Эдмондо пытливо посмотрел на нее, пытаясь понять, было ли это банальной любезностью или искренней благодарностью. Но девушка сидела, опустив глаза, тем самым пряча свои чувства. Лишь румянец на щеках выдавал внутреннее волнение.

Внезапно у нее в кармане зазвонил телефон, и она подскочила от неожиданности. Быстро взглянув на дисплей, Анджела нахмурилась и поспешно ответила на вызов:

– Да, Марта?... Что? – напряглась она, и беспокойство отразилось в ее глазах. – Нигде? То есть как нигде?... Cavolo!... Может, сходишь к соседке?... Porca miseria[1]! Марта, но я не могу сейчас уйти… Марта, я все понимаю, – сказала она с нежностью. – Успокойся, я что-нибудь придумаю, – попыталась она произнести убедительно, а у самой во взгляде отражалась растерянность. – Только, per amor di Dio[2], ничего не трогай!  Я перезвоню тебе через несколько минут.

В это время официантка вернулась с чеком, и Эдмондо машинально взял счет, не сводя глаз с Анджелы.

– Что-то случилось? – спросил он, едва Анджела закончила разговор.

– Ничего страшного… – неуверенно ответила девушка.

– Что случилось? – настойчиво спросил он, не оставляя ей возможности увильнуть от правдивого ответа.

– Дома что-то произошло со светом. Сестра говорит, что что-то щелкнуло, и во всей квартире отключилось электричество. Как назло соседей дома нет…

Эдмондо внутренне облегченно вздохнул.

– Я подъеду к ней и решу проблему, – просто предложил он, но не в вопросительной форме, а в утвердительной. – Предупреди ее.

– Но… разве… – в смятении начала она.

– Нет, я не электрик, – усмехнулся Эдмондо. – Но могу предположить, что, возможно, там просто вылетели пробки. Если нет, я решу проблему, не волнуйся.

– Эдмондо… Мне неудобно напрягать тебя…

– Я рад помочь тебе, – улыбнулся он обезоруживающе.  – Послушай, но твоя сестра всегда допоздна сидит дома одна?

– Да, я оставляю ей ужин, она кушает и ложится спать. У нас соседи хорошие, они вечерами заходят к ней проведать, часто она к ним ходит поиграть в карты…

Достав две купюры, Эдмондо положил одну на поднос. Другую протянул Анджеле.

– Чаевые за резервацию столика, – ответил он на ее немой вопрос голосом, не терпящим возражений.

– Нет, Эдмондо, ты с ума сошел?!

– Не привлекай внимание к сумасшедшему, – рассмеялся он.

– Я не могу взять!

– Почему?

– Я никак не заслужила этого, – испуганно проговорила она.

– Ты заслуживаешь большего, Анджела, – возразил он. – Скажи мне свой адрес.

Она молча смотрела на него, затаив дыхание, не в силах произнести хоть что-нибудь.

– Ты забыла адрес? – полюбопытствовал он.

Она механическим голосом назвала ему улицу и номер дома.

– Отлично, – улыбнулся Эдмондо, вбив данные в навигатор на телефоне. Потом взглянул на девушку.

Ужин подошел к концу, и осознание этого факта породило странное тоскливое ощущение в груди, похожее на то, которое возникает, когда к концу подходит веселая вечеринка, замечательный отпуск, теплая встреча с друзьями, хорошая книга или интересный фильм. Правда, их беседу нельзя было назвать интересной или увлекательной, а ужин – веселым. По сути, все свелось к укрощению ее нерешительности, неуверенности в себе, недоверия к людям. Но, несмотря на такую нелегкую задачу, для Эдмондо это был один из самых эмоциональных ужинов, если не в жизни, то, по крайней мере, за последние годы. За этот короткий час он испытал столько разнообразных эмоций, что вообще не мог вспомнить, испытывал ли когда-нибудь нечто подобное.

А еще этот трепет в груди… Такой сладостный, волнующий, эйфорический. У него внутри словно летали разноцветные мыльные пузыри и щекотали что-то в области грудной клетки. Что это было за явление – он не имел ни малейшего понятия. Точнее он предпочитал не задумываться об этом, потому что глубоко на подсознании он догадывался, что речь идет о зарождающемся запретном чувстве.

Но он не собирался ему поддаваться. Он просто хотел отплатить добром этой девушке, вмешаться немного в ее судьбу и подарить ей капельку радости. Поэтому сейчас он решит проблему со светом, а завтра воплотит в жизнь другой свой план. После этого он закроет эту историю.

Последняя мысль неприятно сдавила сердце.

Эдмондо посмотрел Анджеле в глаза. Ему совсем не хотелось уходить, но он понимал, что чем дольше он смотрит в эти глаза, тем сложнее будет уйти, а ей нужно возвращаться к работе, да и ему стоит поторопиться, чтобы вызволить сестру из мрака.

Эдмондо поднялся, пожелал ей хорошего вечера и скрылся за дверьми ресторана.

 

Свет в квартиру Эдмондо вернул минут за пять. Как он и предполагал, проблема была в вылетевших пробках. Но ушел из квартиры он только часа через полтора. Сестра оказалась веселой и разговорчивой десятилетней девчонкой, смешной и непоседливой. Она болтала без умолку, показала ему свои малочисленные игрушки и множество рисунков, потом напоила кофе, выступив в роли настоящей маленькой хозяйки, и никак не хотела отпускать Эдмондо. Впрочем, он и сам не хотел уходить, если бы не тревожная смесь мыслей, которая буквально разрывала его на части. Чувство долга и совесть вели жаркий спор с каким-то не очень вразумительным чувством, которое долг и совесть в итоге запугали и убедили, что лучше убраться восвояси до прихода Анджелы.



Кэтти Спини

Отредактировано: 29.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться