Ангел на практике

Размер шрифта: - +

Глава седьмая. О целевом и нецелевом использовании боевых ангелов

      Александр задумчиво смотрел на гору посуды в мойке. Ему несложно было бы это все самому перемыть. Он давно привык поддерживать в своих временных жилищах чистоту и порядок. Удобно, полезно для самоуважения и здравого смысла. Но большой опыт подсказывал ему так же, что личный состав нужно занять делом. Иначе рядовые (и не важно, люди они или там ангелы) сами придумают, чем заняться. А ведь не даром говорится, что работу праздным рукам находит Дьявол.

      — Эй, курсант, иди сюда, — окликнул Александр Фиму. — Будешь проживание отрабатывать.

      — Что делать? — тут же вскинулся ангел.

      — Посуду мыть, — хмыкнул Александр. — Умеешь? Хотя, чего это я? Ты живешь первые сутки на Земле. Откуда у тебя такой полезный навык? Смотрим и учимся.

      Порядок действий Фима уяснил быстро. Отрабатывал технику намыливания и смывания дольше. Но в итоге, даже педант-Саня не нашел к чему придраться — все тарелочки были словно только что из магазина, раковина протерта, мыло и мочалочка на своих местах.

      — Молодец, — ободрительно глянул на Фиму падший.

      Курсант гордо выпрямился, выпятил грудь, прищелкнул пятками. Набрал воздуху, чтобы гаркнуть что-то бравое, но Александр мигом осадил его:

      — Отставить разговорчики! Теперь будешь учиться полы мыть. Научишься — и я тебя на недельку к Иринке устрою. Уборщиком! Как раз свою кормежку и оплатишь.

      — Да меня в среду забрать должны… — чуть виновато отозвался Фима.

      — Мыть полы надо уметь. В будущем все равно пригодится, — пожал плечами Александр.

      Оказалось, что поломойка из боевого ангела тоже ничего себе. Уверенно освоил выжимание швабры, трижды бегал сменить воду на чистую. Сам Александр одобрительно хмыкнул, глядя на такое усердие, и принялся полировать старый шкаф тряпочкой с воском. Через час в квартире все сверкало.

      — Так, время, — Александр глянул на часы. — Мне пора бежать. На книжных полках бери, что хочешь, человеческую классику изучать полезно. Помогает понять мотивы поведения и психологию людей. Советую начать с «Войны и мира». Найдешь, большой двухтомник в кожаном переплете, вторая сверху полка.

      В коридоре падший накинул бежевый тонкий плащ и уже у двери, словно вспомнив о чем-то незначительном, окликнул курсанта:

      — Сима… То есть Фима!

      — Да?

      — В семь вечера подойди на Центральной улице к «Макдоналсу». Найдешь. Он у нас один такой. Большая вывеска, на красном фоне желтая буква «М». Там Ира кассиром работает. Встреть ее и проводи домой. А то что-то мне тревожно из-за этих сообщений о пропавших девушках.

      — Она же Хранитель, — несколько недоуменно уточнил Серафим. — Она любого грешника может одной проповедью остановить и убедить раскаяться.

      — Угу, а еще этот грешник упадет на колени, плакать будет и сам кошелек ей отдаст — на благотворительность, — фыркнул Александр. — Ты как думаешь, почему Хранитель и Воитель парами ходят? Хранитель может достучаться до любого из тех, у кого в душе осталась хоть крупица добра. А если бы люди все были такие, то большинство выпускников Ангельского Университета сидели на облаке без работы. Так что Иру лучше встретить. Сделаешь?

      — Да, брат мой, — кивнул Фима. Александр только хмыкнул и не стал оспаривать родства.
 

***



      Александр вышел из подъезда и с удовольствием вдохнул холодный, пахнущий свежим, еще весенним листом воздух. За время долгой, очень долгой жизни на Земле, он научился ценить все, что было создано его Отцом. Все, до последней мелочи: красоту и безобразие, свежий воздух и осеннюю слякоть, элегантную наглость соседского кота и беззлобную ругань с дворником Никифором. А вот и он сам, отдыхает на лавочке в обнимку со своей верной метлой.

      — Здорово, Никифр-Митрофанч!

      — И тебе не хворать, Санек! Семачек отсыпешь?

      Саня полез в карман плаща и отсыпал дворнику в намозоленную ладонь горсть семечек.

      — Как сам-то? Что-то не видно тебя было, Никифр-Митрофанч.

      — Да по делам уезжал, к родне. Шебутная у меня родня, ниче без меня не могут!

      — Тогда ладно. Ну бывай, — махнул рукой дворнику Александр и отправился трудоустраиваться.
 

***



      Без пяти семь вечера курсант-воитель Серафим, ежась от холода в своей неизменной майке, стоял около двери в тот самый загадочный Мак.

      День курсант провел… Ну не то, что бы с пользой. Зато интересно и познавательно. Пытаясь вытащить с полки рекомендованную Александром книгу, Серафим заметил, что томики плотно стоят в два, а на некоторых полках и в три ряда. С некоторых пор ангел знал, что самое интересное не всегда бывает на виду, и аккуратно снял несколько книг во внешнем ряду на одной из полок. Перед ним открылись яркие, глянцевые корешки. Вытащив один, случайно, наугад, он в изумлении уставился на обложку. На яркой картинке были нарисованы ангел и бес.

      Святые небеса! Изображенные персонажи были даже немножко похожи на Александра и Филю! Серафим открыл книжку и… Не смог оторваться. Это было так смешно! Автор совершенно не разбирался ни в демонологии, ни в ангельских чинах, плохо учил историю, но компенсировал все это буйным воображением. Зато в какие смешные переплеты попадали персонажи этой нелепой истории! В какой-то момент Сима стал искренне сопереживать героям. А когда они все-таки сумели спасти мир едва ли не ценой собственной гибели, Серафим даже прослезился. За чтением он совершенно забыл о ходе времени, и на встречу с Ираидой пришлось бежать бегом.

      Ира вышла точно вовремя.

      — Привет, Серафим! Ты что тут делаешь? — обрадовалась девушка.

      — Александр попросил Вас встретить, сестра Ираида, — пояснил Серафим, встряхивая кудрявой головой. — Идем?

      — Ой, Сима, то есть Фима, ну зачем ты так официально? Мы уже тут привыкли сокращать имена, спасибо нашему бесу, — она хихикнула. — Хотя он от нашего «спасибо» все еще кривится. И мне как-то привычнее на «ты», не возражаешь?

      — Не возражаю… Ира.

      — Вот и славно, трам-пам-пам! — непонятно сказала девушка и ловко подцепила воителя-недоучку под локоток. Курсант коротко кивнул. Сейчас он не был потерявшимся студентом. Он нес ответственность за безопасность Хранителя.

      — Почему у тебя нет Воителя? — только и спросил он, внимательно оглядываясь по сторонам.

      — Мне не положено. Богоявленск — тихий городок. Не тревожься! Александр, скорее всего, просто перестраховывается. — Девушка мягко улыбнулась Серафиму. Тот ответил короткой улыбкой, но продолжал бдить.

      Ира привычно свернула с ярко-освещенной центральной улицы в темный двор, сокращая дорогу к дому. Высокие кусты сирени, слабо освещенные падающим из окон отсветом домашнего уюта, шелестели под вечерним ветром, заглушая шаги двух ангелов.

      С лавочки у подъезда поднялась троица парней. Все в темных куртках с поднятыми воротниками, лица у двоих прикрыты козырьками бейсболок, у третьего рот завязан банданой.

      — Девушка, мы Вас тут ждем-ждем, а Вы задерживаетесь! Так Вы задержитесь, а ты, мальчик, иди гуляй, а то будет бо-бо.

      Ираида оглянулась. Сзади стояли еще двое, похоже, из той же компании. Ангелесса распахнула огромные, голубые глаза:

      — Братья мои, может, мы лучше поговорим о том, что вас тревожит, и я помогу вам всем, чем смогу?

      Но парни не собирались поддаваться обаянию хранительницы.

      — Конечно, поможешь, крошка! Куда же ты денешься?

      Серафим, до этого молчащий, чуть наклонил голову и тихо сказал хранительнице:

      — Отойди. Пожалуйста.

      — Дай я все-таки попробую с ними поговорить…

      — Отойди, сестра.

      Девушка, услышав непривычные металлические нотки в мягком голосе курсанта, послушалась, отступила, прижимаясь спиной к кустам. Один из парней, поняв, что мальчик не собирается убегать и звать мамочку, попытался ударить отрезком водопроводной трубы. Именно, что попытался.

      Пусть Серафим не был еще полноценным Воителем, и против самого захудалого демона или чернокнижника ему пришлось бы туго, но группу людей с кусками железа в руках он уже сейчас мог красочно разложить по всей улице за пару минут, при этом попутно отмаливая свои и человеческие грехи.

      Серафим коротким взглядом оценил обстановку, ударил, выбрав самого опасного противника, вышиб велосипедную цепь, отправил главаря в нокаут. Он все-таки был заучкой и отлично помнил человеческую психологию — потеряв вожака, люди, в отличие от ангелов, зачастую пугаются и бегут. Но не эта банда. Даже, пожалуй, не банда — они держались как военный отряд. Но им это не помогло.

      Через минуту тридцать семь секунд Серафим аккуратно опустил на асфальт последнее тело. Оглушив всех противников, он педантично стащил их на середину улицы, где было посветлее, снял кепки и повязки с лиц, разложил «тела» в рядочек. Что бы человеческим охранникам правопорядка проще было забрать их, как думал наивный Фима. Ангелесса, напуганная, но по-прежнему решительная, схватила курсанта за руку и бегом потащила прочь. Ираида, в отличие от Серафима, кое-что знала о методах работы человеческой полиции.

      Отдышалась парочка только в пустой квартире Александра — бар закрывался поздно, черный и серый духи пока отсутствовали.

      Серафим прислонился спиной к двери, неожиданно засмеялся. И тут же вздрогнул, поняв, что почти таким же невеселым смехом смеялся утром за столом Александр, когда говорил про приучение котика к лотку. Стало жутко, и Фима мысленно извинился перед Создателем за этот неуместный смех.

      — Ну и ну, — пояснил он недоумевающей Ире причину своего несанкционированного веселья. — У нас первая практика должна занимать полдня. Едем в электричке, потом — прогулка по городу и возвращение. Мы не деремся, не едим, не спим, просто учимся ходить среди людей, говорить с ними и не показывать при этом свою суть.

      — Зато у тебя практика насыщенная и интересная получилась! — как-то нервно хихикнула Ира. — Но ты молодец! Если бы не ты, меня, наверное, забрали бы… Они совсем-совсем черные были. Ни искорки в душах не осталось.

      Около часа ночи в квартире появились наконец сам хозяин и крепко попахивающий спиртным демон. Видимо, в баре бес не только наливал, но и наливался. Падший продолжал громко отчитывать злого духа:

      —… Как будто нарочно! Ну, зачем ты решил нового вышибалу проверить, в который раз тебя спрашиваю, враг ты рода человеческого!

      — Не говори, что тебе не было весело! — хихикнул демон.

      Александр раздраженно поморщился. Ему была противна та пьяная потасовка, которую спровоцировал юркий бармен, а прекращать ее пришлось охраннику, растаскивая и по одному вышвыривая на улицу буянов, оберегая доверенное ему торговое оборудование и прочее имущество владельца бара. Падший ангел всегда честно выполнял ту человеческую работу, за которую брался. Демон тоже исправно выполнял свою работу соблазнителя и совратителя.

      — Курсант? — мигом подобрался Александр, только заходя на кухню и бросая один наметанный взгляд на ангела-новичка. Фима недоуменно нахмурился, а падший показал на правую руку воителя-недоучки. Небольшая ссадина на костяшках. Недопустимо для профессионала.

      — На Ираиду пытались напасть! — отрапортовал курсант «старшему по званию».

      — Значит, хорошо, что ты ее встретил, — сухо отозвался Александр. — Хвалю.

      — Что?! На Иринку напали?! Бестелесная моя, ты не пострадала? Только скажи, и я все души из них вытрясу и в Ад самолично затолкаю!!! — разъярился демон.

      — Филя, успокойся! — мягко улыбнулась хранительница. — Со мной все хорошо! Серафим спас мне жизнь!

      Демон посмотрел на курсанта с легким сомнением, буркнул что-то вроде: «Была не была, все равно откажется…» и, подойдя к курсанту, протянул руку. Ангел скосил глаза на ладонь, но потом все-таки осторожно пожал. Значение этого жеста ему объяснили перед практикой.

      — Спа… Тьфу-тьфу-тьфу, не думал, что такое скажу… Спа… Тьфу-тьфу-тьфу! Спа… Са-а-ань! Я не могу это сказать ему в лицо!

      — Наш личный демон хочет сказать тебе «спасибо», — перевел Александр. А потом неожиданно добавил. — И я тоже.

      Курсант запунцовел ушами, на этот раз — гордо и радостно.



Екатерина Сестренкина

Отредактировано: 26.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: