Ангел на практике

Размер шрифта: - +

Глава тринадцатая. О событиях нынешних и давних

      Вечером, когда уже домой вернулась Ира, когда ангелы и бес успели поужинать и каждый уселся «проводить вечность» на свой лад — с балкона выполз заспанный и мрачный Саня.

      — О, кто пришел! — радостно восхитился демон, ставя игру на паузу. Бес методично отстреливал немцев в Call of Duty. Александр сощурился на экран и фыркнул:

      — Во-первых, орать бессмысленно, похмельем я не страдаю. Все-таки не алкоголь, а шоколад. Во-вторых, если ты мне сохраненные игры перепутал и удалил что-нибудь — я тебя казню. В-третьих, чем вы тут занимались, пока я отсыпался?

      — Ничем особенным, — Ира заботливо протянула падшему стакан с водой. Похмельных ангелов никто и никогда не видел, но воду Александр выпил с явным удовольствием.

      — По телевизору ничего новенького? — поинтересовался Саня.

      — Через пять минут как раз начнутся «Итоги дня», ты не проспал, — обрадовала падшего Ираида. Александр плюхнулся рядом с ангелессой на диван, пояснив:

      — Хочу удостовериться, что мои вчерашние подвиги… Никак не отразились на моей повседневной жизни.

      — Если бы отразились, то в дверь уже ломились бы… Эти. Люди в черном. И вообще, маску надо носить, когда берешься народ спасать, — наставительно заметил демон.

      — Ага, черную, с ушами, как у летучей мыши, — отмахнулся падший. Часы на экране показали восемь вечера, телеведущая вежливо улыбнулась в камеру.

      — Добрый вечер, Богоявленск. Из новостей сегодня…

      Лицо девушки сменили мелькающие кадры, а мелодичный голос продолжал начитывать новости с листа:

      — Главной новостью сегодняшнего дня стало назначение скандально известного политика Вадима Гордеевича Худиновского на должность министра обороны. Он уже выступил с рядом заявлений, получивших широкий резонанс…

      Политические новости страны и зарубежья Александр слушал не слишком внимательно. Когда-то давно он твердо решил для себя — большая политика его больше не касается. Изменить он теперь все равно ничего не может.

      — А теперь местные новости. В центре внимания городской общественности скандал вокруг сборища ролевиков, которым прикрывалась давно разыскиваемая группа наркоторговцев-сатанистов. К счастью, похищенные ими девушки… Полиция и ФСБ продолжают расследование… Мы будем держать наших зрителей в курсе событий.

      — Ищут пожарные, ищет милиция. Слава папе, мы не попались. Ира, Филя, вы отлично зачистили все следы! Выношу личную благодарность. — Филя, не вставая из-за компьютера, изобразил что-то вроде: «Служу… А кому я, собсна, служу?». Ира застенчиво улыбнулась. — Пойду прогуляюсь, а вы ложитесь спать. Завтра всем на работу, если вы не забыли.

      Уже лежа на своем раскладном кресле, Серафим вслушивался в мерное дыхание ангелессы и демона и думал, что послезавтра он снова будет на вокзале, его заберут на Небеса, и скорее всего он никогда не увидит больше этого ехидного беса и странное создание под названием «Падший ангел».

      — Филя! — вдруг вскинулся курсант.

      — Мда?

      — Там же на самом деле была гора трупов. Почему об этом не рассказывали в новостях?

      — Адское пламя не оставляет ничего, кроме пепла. — Демон был на удивление серьезен, в голосе звучала убежденность в своей правоте. — Они там, где им самое место. А христианского погребения они не заслужили. Я, в отличие от Иры, не прощаю.
 

***



      Ночью Серафим ощутил на собственном опыте, что чревоугодие — грех. Проснулся после полуночи от страшной жажды и, попытавшись встать, чуть не наступил на хозяина квартиры. Оказалось, на улице ударил мороз, и Саня тихо перебрался вместе со спальником в тесную, зато теплую комнату.

      Утро вторника начиналось тяжело. На спящего посреди комнаты Александра все-таки наступили. Ираида. Падший мигом проснулся сам и пробудил всех остальных, завернув такую конструкцию, что сам старшина группы В мог бы конспектировать в блокнотик. Нет, ангелы не матерятся, но и без мата можно интересно и доходчиво выразить свои мысли о погоде и обществе.

      А погода не радовала. В оконные стекла лупил град, бессмертные ежились не хуже людей и даже демон не проявлял своего ехидного нрава. Всем хотелось остаться под теплым одеялом, в головы лезли крамольные, меланхоличные мысли вроде: «Для чего мы пришли в этот мир и какова наша цель в нем? А главное — зачем вставать и идти на работу?».

      Под стать погоде оказались и новости. Самолет, совершающий ночной рейс «Карпинск-Кельмин», рухнул на небольшой городок недалеко от границы. Количество жертв исчислялось сотнями. Как выяснилось — теракт. Ответственность за него на себя уже взяла организация, руководил которой известный международный террорист Селим али ибн Ахмет по прозвищу Аль-Маути.

      — Начался денек, — пробурчал Александр, демонстративно массируя потоптанную Ираидой ногу. Ангелесса в шестой раз начала жалобно извиняться.

      — Тут даже я спорить не буду, — согласился демон. — Вот нафига ты всех перебудил и поднял? Нам с тобой на работу только к трем, у Иришки тоже сегодня вторая смена…

      — Ибо нефиг! — сказал Александр, которому хотелось повредничать. Интуиция глухо ворочалась и гнала покой, намекая на что-то близкое и недоброе. — Нефиг предаваться греху лени и уныния! Так, Ира, я уже не могу смотреть на этого типа в грязной футболке. Это надо постирать.

      — Типа или майку? — уточнил демон, оценивающе глядя на курсанта. — Боюсь, он в твою стиралку не влезет. Разве что по частям!

      — Типун тебе на язык, — ласково пропела Хранительница. Демон тут же взвыл, закрывая рот ладонью. — А при чем тут, собственно, я? Я женщина, а не посудомойка! В смысле, не прачка.

      — Ты вообще не женщина. Ты ангел бестелесный. Иди, объясни коллеге, как соблюдать санитарно-гигиенические нормы. Заодно кафель там протрете, ванну помоете… Филя… Филя, а ну хватит изображать бедного злодея, убитого добрыми героями! Иди, холодильник разбери и помой.

      — А ты фто? Лаботу лаздал и отдыхать? — прошепелявил демон.

      — Вы работайте-работайте, а я думать буду. Как жить дальше! — заявил Александр. Вопреки своим же словам падший вместе с демоном отправился на кухню. Филя только завистливо вздыхал, глядя на Саню, но «махнуться» работой не предлагал. Порой демону казалось, что на кухне Александр отращивает три, а то и четыре руки вместо положенных двух. Иначе как он умудрялся одновременно переворачивать блинчики, нарезать фруктовый салатик, помешивать сладкий соус и при этом еще почти беззвучно (но разве можно что-то утаить от острого слуха беса?) мурлыкать какую-то детскую песенку.

      В общем, когда из ванной вернулся Фима в чистой майке Александра, вывесив свою сохнуть, на тарелке посреди стола уже лежала стопка золотистых блинчиков. Демон сидел напротив с кислым выражением лица и смотрел на блинчики, как кот на канарейку в клетке.

      — А ты чего не ешь? — спросил Серафим, не замечавший прежде за демоном тяги к соблюдению постов.

      — Он их благословляет, выкладывая, — обиженно пробормотал демон. — Зараза бритая!

      — Если хотя бы часть блинчиков не благословить, он все сожрет и не подавится. А мы опять голодать будем, — хмыкнул падший, не отводя взгляда от сковородки. — На, ненасытная твоя утроба.

      — О, Сань, ну ты сам понимаешь, что, за такую твою доброту! — Демон откусил сразу половину неосвященного блинчик и прикрыл глаза от удовольствия. Ира отложила пару блинчиков на тарелочку для Фимы, пару — для себя. Заботливо полила медом.

      — Возблагодарим же Отца нашего за ниспосланную пищу! — привычно сложила ладошки Хранительница.

      — Да не за что, я готовить люблю, — тут же отозвался от плиты Александр.

      — Саня, не ерничай, пожалуйста, — вежливо попросила падшего девушка. — Давай помолимся! Он же и твой отец, в конце концов.

      — А может, я это… — Падший выключил огонь под сковородкой, уселся на табуретку и сложил ноги в позе лотоса. — Буддист. Могу спеть мантру. Ом мани падм хум.

      Ира впала в ступор, демон заржал так, что чуть не опрокинулся копытами кверху.

      — А… Ангел-буддист… Ой, мамочки… Ой, держите меня четверо, — всхлипывал абсолютно счастливый бес.

      Александр позволил себе легкую улыбку только тогда, когда Ира, раздраженно махнув рукой на Александра и хорошие манеры, набила полный рот горячего теста.

      Ирочка была светлая, как маленькое солнышко, но порой такая приставучая! Падший лучше других понимал, что бессмысленно лезть с каждой мелочью к Отцу. Тот сам знает, как лучше, и не любит менять своих решений. Впрочем, кое-что сказать Ему Саня мог. Но только мысленно.

      — Спасибо, пап, что я больше не один.

      Бессмертному сложно жить среди смертных. Александр постоянно переезжал с одного места на другое, не вправе привязаться хоть к одной живой душе.

      Около двадцати лет тому назад (может быть больше или меньше) он приехал в Богоявленск. Падший не собирался здесь задерживаться — в маленьких городах особенно сложно скрывать свою истинную суть. Но Александр умудрился повстречать эту забавную девчонку-ангелессу. До сих пор помнится, как это было, хоть в его длинной жизни было столько событий…

      — Брат мой! Остановись! Ты сам ведешь себя в Ад!

      — Заткнись и гони кошелек! Давай, живее! — нож в руке грабителя дрожит и дергается. Ираида тоже дрожит. Ей тяжело, она пытается дотянуться до той малой крохи света в душе этого несчастного, которая еще не совсем отравлена наркотиками. Ей страшно и за себя тоже — она еще неопытный Хранитель. Сейчас она чувствует, как лезвие ножа царапает ее бок, и тонкая струйка крови пропитывает блузку. Если она умрет в человеческом облике — то это навсегда.

— Отпусти девушку, — раздается низкий, глубокий голос. Из тени появляется коротко остриженный мужчина в кожанке, с рюкзаком на плече. Поднятый воротник скрывает лицо, да в сумерках его толком и не разглядишь.

      — Да кто ты такой! Не подходи, а то сейчас зарежу девку! — Взвизгнул грабитель-наркоман. У него ломка и ему чудятся за спиной у неожиданного заступника широкие, темные крылья. А тот наклоняет голову к плечу, спокойно разглядывая преступника, и роняет на землю свой рюкзак.

      Ираида не успевает ничего сказать, ни даже сильнее испугаться. Тот, кто казался мирным прохожим, вдруг скользит, смазывается в пространстве, чтобы возникнуть где-то рядом и одним хлестким ударом выбивает оружие так, чтобы оно не ранило девушку. Лезвие звенит об асфальт. Еще одно короткое движение — и наркоман оседает на землю, и больше не шевелится. Ираиду удерживает от падения теплая, жесткая ладонь.

      — Не бойтесь, сестра, — неожиданно обращается к перепуганной девушке защитник. — Я не причиню Вам вреда.

      — Я верю, — улыбается Ираида, внимательней всматриваясь в своего спасителя. — Брат-воитель никогда не причинит вреда Хранителю Города.

      — Я больше не Воитель и по совести не вправе называть Вас своей сестрой.

      — Нет, брат мой. Я вижу, что даже если свет отверг Вас, то Вы не отвергли свет.

      — Где Ваш Живой Меч, сестра?

      — У меня его нет, брат…

      — Александр.

      — Ираида. Вы задержитесь в городе сем?

      — Думаю, да, — задумчиво кивает мужчина, поправляя воротник куртки, чтобы он больше не закрывал лицо, и поднимая с земли рюкзак… 


      Уже на следующий день Александра познакомили с Филиппом Филиппычем. Хранительница регулярно вела со своим извечным врагом, совратителем рода человеческого, профессионально-ожесточенные дискуссии. Александр сперва очень настороженно отнесся к такому знакомству, но постепенно привык.

      Воистину, это счастье, когда рядом есть те, от кого не нужно скрывать свою суть…



Екатерина Сестренкина

Отредактировано: 26.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: