Аритины рассказы

Размер шрифта: - +

Рассказ первый. Барби

В глубоко дошкольном возрасте мечтой Ариты, как любой девочки пост-советского пространства, была прекрасная заморская красавица кукла Барби. Но в то время она была предметом роскоши, а в семье, где родители едва закончили ВУЗ и не смогли устроиться никуда лучше, чем грузчиком и уборщицей, с финансами было очень туго.

И вот однажды родители решились. Выкроили финансы, нашли ларёк, где продавали китайский аналог Барби, и приобрели для своей Ариты самую симпатичную из предложенных кукол. Однако вышел промах – глядя на лицо, они не обратили внимания на её ноги. В итоге девочке достался колченогий экземпляр. Причём левая нога у дамы была толстенькая, а правая – худая, да ещё от середины и до пятки наполовину съёжившаяся.


И всё же Арита была рада. Играла с ней бесконечно, и очень скоро дама затерлась и приобрела уже окончательно вид швабры с человеческим лицом.


В тот  же период Аритина тётя, как и большая часть перестроечной России, промышляла челночничеством. Привозила всякие бусы, шоколадки и прочие радости в далёкий родной городок, где, собственно, и реализовывала привезённое.
И всё бы ничего, но как-то раз по счастливой случайности удалось тётушке раздобыть настоящих, не-китайских Барби. В нарядных платьях, с пышными волосами, в красивых коробках – Боже, они были просто изумительны!
И вот тётушка, только что приехавшая из очередного шоп-тура, гордая собой, на глазах всей династии – папы, мамы, бабушки, дедушки и Ариты – достаёт из клетчатой сумки одну за другой прекрасных барышень в полном обмундировании.


- Ах! – невольно вырвалось у Ариты, от восторга с тройной силой сжимавшей свою мочалообразную куклу. - Какая прелесть! А можно я… Потрогаю их? – девочка не просила игрушку в собственность, поскольку с ранних лет прекрасно понимала разницу между семьёй и бизнесом.


- Можно, - разрешила тетя. – Но только смотри – не открывай коробку! Хорошо?


Глаза Ариты заблестели каким-то нездешним светом.


- Конечно, конечно! – защебетала она. – Я только посмотрю!
Тётушка довольно улыбнулась, и вся династия, кроме Ариты, отправилась на кухню пить чай.


В комнате остались они. Куклы, Арита и её мочалка с корявой ногой.
Если бы кто-то в этот момент посмотрел на мир глазами девочки, то точно увидел бы, как чертёнок на одном её плече верещал: «Открой! Открой коробку! Там такая прелесть! И куда они денутся – открытый экземпляр не будут продавать, поругаются, да, но ты получишь свою мечту!» - а на втором плечике ворковал ангелок: «Ты обещала! Ты хорошая девочка! Не трогай, не открывай!»

 Рука Ариты то тянулась к коробке, то спешно отдёргивалась назад, следуя воле то одного, то другого подсказчика. Во второй руке сиротливо моталась старая китайская Барби, грустно полируя остатками волос упаковку своего прототипа. О, перед глазами Ариты пронеслись все картины сурового её пост-советского детства, которое в тот момент ещё только начиналось: любимая игрушка – Карлсон, у которого был откушен нос, и который выполнял роль жениха китайской Барби, богатое приданое куклы – сшитая из жёлтого носка кофточка, фужеры из конфетной фольги и даже туфель (второй кукле, по понятной причине, был не нужен). Нет! В этом детстве явно не было того, что нужно! И стоит лишь протянуть руки…


Арита отбросила свою китаянку и плотоядно потянулась к коробке. Несчастная кинутая игрушка стукнулась об пол с каким-то нетипичным чавкающим звуком. Невольно обернувшись на звук, Арита увидела, что та упала прямо на знаменитую клетчатую сумку тётушки. Сумку, с которой она проделывала путь от Москвы до Владивостока в надежде хоть как-то прокормить семью, сумку, ставшую позже символом своей эпохи…


Нет! Путь Арита ещё маленькая, но она не такая! Она не станет лишать тётушку заработка!

Грустно вздохнув, девочка подняла свою замарашку и прижала к себе. Ангелочек на плече ликовал, победоносно показывая чертёнку язык.


Арита же, уже забыв про мировую скорбь, стала увлечённо играть со своей китаяночкой.
И в эту минуту в комнату зашла тётушка.


Наверное, на кухне был яркий свет, а в комнате уже начали сгущаться сумерки, но в какой-то момент тётя увидела перед собой такую картину: куча коробок, а рядом сидит её племянница и играет новой куклой! Она открыла коробку! Как она могла??


- Нет, ну вы посмотрите на неё! – с негодованием воскликнула тётушка. Династия, услышав на кухне этот вопль, с нечеловеческой скоростью оказалась у входа в комнату.

- Она уже раскрыла! – тётушка озлобленно щёлкнула выключателем.
Вспыхнул свет.


В комнате сидела Арита со свей старой куклёнкой. Коробки были нетронуты. Зато жестокие слова глубоко тронули саму Ариту. С диким рёвом, в коем слышалась вся человеческая скорбь, она вылетела из комнаты, горестно прижимая к груди свою мочалку и сшибая на пути всё и всех.
Это была первая, жестокая и незаслуженная обида.
После этого Арита поняла, что в этом мире справедливости нет.

Но и на этом злоключения Ариты и желанной Барби не были завершены.  Родители, смущённые произошедшим, обсудив ситуацию на семейном совете, решили по случаю приближавшегося дня рождения подарить одну из привезённых красавиц своей ответвлённой дочери.



Дарья Беликова

Отредактировано: 05.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться