Аритины рассказы

Размер шрифта: - +

Рассказ шестой. Творческое начало

Сама Арита до сих пор уверена, что в детстве была ребёнком-индиго. Она и стихи сочиняла, и лепила из пластилина, и пела, да ещё и книги умные читала – «Ромео и Джульетту» в первом классе, «Унесенные ветром» - во втором. Правда, родители были несколько иного мнения о талантах дочери...

Папа с умным видом записывал в тетрадь стихотворные потуги Ариты. Правда, потом зачитывал их гостям за праздничным столом. Особенно гостей впечатляли дилогия «мама и папа» («Мама села на опушку, у неё в кармане кружка» и «Папа думал, что гора, оказалось, что дыра»), при прочтении которой смех достигал апогея. К счастью, сама непризнанная поэтесса в это время уже всегда мирно спала, а потому ни икать, ни обижаться на непонимание толпы плебеев не могла.

Песни и танцы, в которых Арита считала себя непревзойдённым мастером, чаще всего были импровизационными – она просто брала пульт от телевизора вместо микрофона и, весело приплясывая, начинала петь подряд все строчки из песен, которые могла вспомнить. При этом все те, кто сидели у телевизора, должны были забыть, что по нему что-то показывают, выключить звук и наслаждаться концертом юной звезды. Если же зрители не желали променять телетрансляцию на Аритины песни, то обида была смертная. И никакие аргументы в виде синхронного воя соседской собаки из-за стенки в такт Аритиным песням не могли убедить её в очевидном факте – ну не было у неё слуха, ну что тут поделать…

Но самое главное – пластилин. Тут-то и случилась та трагическая история, которая лишила мир юного скульптора, а МАРХИ, возможно, ещё одной гениальной выпускницы…

Арита, как потенциальное дитя-индиго, в глубоком дошкольном возрасте, вдохновившись песней про Алые паруса («В той бухте, где отважный Грей нашёл свою Ассоль, в той бухте, где Ассоль дождалась Грея» - кажется, так) и даже прочитав одноименное произведение, решила изваять Ассоль.

Тем более, что накануне ей на почте купили новенький пластилин. Красивую, большую коробку с разными цветами, яркими, как воображение юной ваятельницы. А потому дело пошло споро. С энтузиазмом, домтойным лучшего применения, кубик за кубиком отправлялись в бой, превращаясь в кофточку, юбочку, ручки и ножки героини, её длинные волосы и невероятной глубины голубые глаза.

И вот, спустя почти час работы, Ассоль была готова. Для полноты картины не хватало деталей. Потому Арита решила слепить героине домик. Увы, пластилина, щедро использованного на создание героини, на полномасштабный макет не хватило, и домик вышел маленьким, раза в четыре меньше Ассоли. По замыслу автора, дом был вдалеке, как бы в перспективе.

Критически оглядев созданное на картонной подставке творение и не найдя в нем ни одного изъяна, Арита пошла к родителям хвастаться.

Мама и папа же, не поняв гениального замысла с домом в перспективе, с трудом сдерживая смех, попытались выяснить у Ариты, почему жильё девушки столь мало и неказисто. Арита уже было открыла рот, чтобы пояснить непонятливым обывателям свой концепт, но тут, как назло, Ассоль подвели её невероятно длинные ноги. Видимо, не выдержав тяжести тела, они подкосились, и пластилиновая барышня плавно и точно присела на свой домик. Родители, которым и так стоило титанических усилий оставаться серьёзными, просто не вынесли вида присаживающейся девушки и в такт ей сползли по стенке, размазывая по лицу слёзы и завывая «Ой, не могу! Притомилась Ассоль, села!».

Такого отношения к своему таланту Арита снести не могла. Правда, ещё надеясь на неопровержимость собственной гениальности, причиной фиаско она избрала продавца. Видимо, на почте ей подсунули бракованный пластилин – иного варианта просто не могло быть…

Уязвлённая в лучших чувствах, Арита бросила картонку с поделкой на пол и с криком «Пойду изматерю почту! Всю мою картину «Алые паруса» оборжали!» - гордо удалилась плакать на шкаф.

Родители же, умом понимая, что ведут себя неправильно, остановить собственную истерику не могли. Нет, они правда пытались. Но упавшая на пол Ассоль расположилась на нём в столь вызывающей позе, что осознать весь трагизм случившегося они смогли минут через восемь, когда от смеха начало сводить живот.

Конечно, Ариту потом успокоили, похвалили и напоили чаем с ежевичным вареньем. Правда, именно в тот день в ней зародился червячок сомнения в своей всесторонней одарённости. Вот так жестокие родители взяли и не разглядели талант своей, бесспорно, гениальной дочери…



Дарья Беликова

Отредактировано: 05.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться