Аритины рассказы

Размер шрифта: - +

Рассказ четырнадцатый. Актриса

У Ариты было много талантов, вот только с танцами как-то не задалось. В первом классе, когда она пришла на первое занятие в хореографический кружок и не смогла показать себя во всей красе,  строгая преподавательница без лишних слов выставила неспособную ученицу из класса с незабываемой формулировкой «Уходи прочь с глаз моих! И чешки свои забирай!»

Чем уж ей так насолили чешки, и почему нельзя было оставить пусть и не особо гибкую, но упорную шестилетку топотать пятой жизелью в седьмом ряду – история умалчивает. А если учесть, что кружок был школьный, и выше хороводов вокруг ёлки на утренниках не поднимался, вдвойне непонятно. Скорее всего, учительница танцев просто позавидовала красоте и молодости потенциальной воспитанницы и побоялась конкуренции. Иного объяснения Арита дать не могла.

После того, как мечта стать новой Майей Плисецкой разбилась о быт, мечтавшей о сцене Арите пришлось искать новое место применения своих талантов.

В пении тоже не задалось. Нет, из хорового кружка её не погнали поганой метлой, но разевать рот в пятом ряду слева жаждавшей бенефиса звезде не пристало, а на сольные партии её ставить не желали, уклончиво поясняя, что всех невозможно сделать солистами. И, конечно, то, что из семи нот пять Арита брала «мимо кассы» тут совсем не в счёт.

В итоге выбор искавшей лёгкой славы Ариты упал на драмкружок. И вот тут-то ей повезло по полной! Педагог быстро оценила способность новой ученицы запоминать влёт огромные куски текстов, а потому все роли рассказчиков или прочих болтливых персонажей доставались исключительно ей.

Карьера резко пошла в гору, Арита блистала в каждом школьном спектакле, а взрослые мотали на ус, на автомате отмечая, что, мол,  эта девочка – актриса. Сколько в этом утверждении было правды – судить сложно, но медийность позволила начинающей звезде сцены быстро завоевать своё место под солнцем. В итоге её заметили уже за пределами школы и стали приглашать на выступления во дворце культуры, обещая оплату выступлений в самой твёрдой (и вкусной!) валюте тех дней - конфетах.

Первой звёздной ролью стала Мальвина на городской ёлке. Костюмы, по традиции тех времён, актёры искали сами, а потому почти месяц репетиций семья Ариты  собирала детали гардероба синевласой героини по всем знакомым. Костюм, кстати, получился очень даже добротный, со всеми необходимыми атрибутами, включая синие локоны, панталоны и небесно-голубое платье.

Мальвина была прекрасна, и даже на фоне Снегурочки, корона которой была сотворена из плохо прокрашенного папье-маше, она блистала, аки алмаз среди стекляшек. Так что положенные им за успешное выступление конфеты Арита взяла с чистой совестью.

Дальше была роль крестьянки на балу старшеклассников.  Тут с костюмом особо не заморачивались, но Арита была крайне расстроена выпавшей ей участью, ибо как раз-таки старшеклассники щеголяли в нарядах знати, а им, крестьянкам, приходилось только кланяться да выполнять приказы.

В общем, так себе роль, особенно после блистательной Мальвины. Радовало только, что за эту роль им заплатили огромными пакетами конфет, что в два раза превышало скромный гонорар за Мальвину.

Но вот на городском празднике зимы Арите снова улыбнулась удача. Её позвали на роль, о которой мечтает каждая девочка – на роль Снегурочки.

Слов было немного – нужно было выйти вместе с дедом Морозом, пожурить того за то, что он не торопится домой, потом посетовать, что им не удастся взглянуть на красавицу-весну, а потом удалиться в туман. Причем сцена «удаления в туман» была совершенно эпичной: они садились на настоящие сани с настоящими лошадьми, и под перезвон бубенцов уезжали прочь.

По сценарию, им надо было уехать от толпы, объехать на санях Дворец культуры и там, потихоньку, не привлекая внимания, забраться в здание Дворца через чёрный вход.  Здесь актёры переодевались в свои обычные платья и выходили, смешиваясь с празднующей толпой. Просто и со вкусом.

Итак, Арита готовилась к роли ответственно, как никогда. Мама её соорудила невероятную корону из толчёных ёлочных игрушек, которая блистала на солнце и не шла ни в какое сравнение с подделкой из папье-маше, которую носила Снегурка на ёлке.  Да и наряд был под стать: синее пальтишко с белым мехом, шапочка в тон и даже муфточка для ручек. Прелесть.

Итак, все репетиции в прошлом, и в час «икс» прима театра в сопровождении товарища, изображавшего деда Мороза, появились на сцене. С ролью оба справились на «ура», убедив всех собравшихся в своей гениальности, а потом с пафосом погрузились на украшенные сани и под взглядами сотен пар восхищённых глаз двинулись в туман.

Но этой истории не было бы тут, если бы всё прошло гладко и как по маслу.

В суете подготовки к празднику всегда случаются оказии, и в этот раз не обошлось без оных.  Сотрудники дворца культуры забыли открыть заднюю дверь! И когда Арита с товарищем прибыли к месту назначения, их встретила только заметённая тропинка да тишина.

Они честно хотели дождаться конца праздника, чтобы незаметно забраться в здание через главный вход, перед которым и была установлена сцена. Но морозец очень быстро напомнил, что шубы на них – бутафорские, а март на Урале – вполне себе зимний месяц. В общем, простояв минут 15 и осознав, что замёрзло всё, что только можно, актёры решились на отчаянный ход. Тихо, чтобы привлекать как можно меньше внимания, Мороз со Снегуркой подкрались к сцене и попытались незамеченными проскользнуть мимо выступавших.



Дарья Беликова

Отредактировано: 05.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться