Аритины рассказы

Размер шрифта: - +

Рассказ девятнадцатый. Пленница

Однажды в жизни Ариты случилось невероятное событие. Она попала в западню. Причём попала глупо, основательно и с размахом.

Впрочем, обо всём по порядку.

Зимы в детстве Ариты были снежными,  морозными и невероятно красивыми. Сугробы вырастали выше первых этажей, и в них можно было вырыть норы, где поместятся не только дети, но и взрослые. Снег, поначалу пушистый и мягкий, со временем оседал и становился настолько плотным, что по нему можно было ходить, почти не проваливаясь. К тому же снежинки под ногами хрустели сочно и громко, наполняя зимнюю тишину приятным морозным скрипом.

Едва выпадал снег, жители городков и весей проторивали свои знакомые тропинки в первозданном снежном полотне, и продолжали ходить по ним до самой весны, утаптывая после каждого снегопада.

В Аритином городе существовало негласное правило: ходить только по тропинкам. Снег во дворах не расчищали, а потому пробираться окольными путями, в обход общепринятых, было чревато. И в принципе Арита была согласна с этой условностью и не нарушала её. До того самого дня, когда случилось наше событие.

В тот день она спешила на занятия в школу: будильник устроил диверсию, встав посреди ночи и не соизволив разбудить её семью вовремя, в итоге они встали на полчаса позже, и то благодаря маминой подруге, с которой они вместе ходили на работу. Подруга зашла за мамой и подняла всю мирно спавшую семью.

Подруга-то выполнила свою миссию и ушла чтобы не опоздать, а Аритино семейство забегало, впопыхах собираясь на работу и в школу. Мама и папа побежали вперёд, каждый в сторону своего предприятия, а Арита, на ходу дожёвывая булочку, переодевала надетые задом наперёд колготки, рассуждая, как бы ей срезать, чтобы успеть к первому уроку.

На самом деле, короткий путь существовал. Можно было перепрыгнуть через забор стоявшего на пути старого заброшенного здания детского сада, пройти наискосок и выбраться с другой стороны забора. Это экономило почти пятнадцать минут – тех самых, которых так не хватало Арите. Но была проблема: этот участок не расчищался с начала зимнего сезона, а потому снегу там насыпало минимум по шею. И путь этот можно использовать только в том случае, если сугробы уже слежались и стали более твердыми.

В любом случае, проверить это было можно только на практике. И Арита, в очередной раз бросив взор на часы и осознав, что без этого манёвра точно опоздает, решилась.

Заправив валенки в гамаши, дабы снег не намочил колготки, она отправилась неведомой тропой.

Всё шло хорошо: до забора она добралась быстро и почти не проваливаясь в снег. Пока план был идеален, и Арита уже надеялась, что ей не придётся оправдываться за опоздание.

Полная светлых надежд, она перебралась через забор и спрыгнула с него на снег.

И это и стало фатальной ошибкой.

В целом вполне твёрдый наст никак не был рассчитан на то, что на него приземлится тело, которому придало ускорения свободное падение. И в итоге незнакомая с физикой ученица начальной школы по имени Арита ушла в снежный наст ровно по плечи.

Коварный снег обступил её тщедушное тельце со всех сторон, и Арита, попытавшаяся выбраться из плена, поняла, что не может даже пошевелиться.

Испугавшись, она поначалу попыталась откопаться самостоятельно.

И на первых порах судьба была к ней благосклонна: руки высвободидись довольно быстро, И Арита, воодушевлённая началом, принялась разрывать ими снег перед собой. Но уже через несколько минут осознала, насколько это бессмысленное дело: чем больше она рыла, тем твёрже становился наст. А отрытый снег опускался ровно туда же, откуда был поднят. И Арита, испугавшись, тихонько запищала.

На улице было темно и безлюдно: в этом районе и днём-то мало кто ходил, а в утреннем полумраке, да ещё и в будний день – и подавно. А потому жалобный писк остался без ответа.

Тогда Арита включила голос на вторую громкость. Увы, но никто не услышал её и на этот раз. И даже на жалобный вопль «Спасите-помогите!» откликнулось только эхо.

И Арита поняла, что пропадает. Что если она не спасёт себя сама, то замёрзнет тут бесславно и быстро.

Испугавшись такой перспективы, она принялась рыть с удвоенной силой.

Руки быстро замёрзли, силы пошли на убыль, а проклятый рассвет понизил температуру на улице до самой минимальной отметки за день.

Арита, медленно замерзая, рыла и рыла, время от времени подавая голос и глотая слёзы. Холод и страх заставили её забыть обо всём неважном. Школа отошла на второй план, боль в оледеневших руках и ногах игнорировалась, поскольку на рефлексию не было времени. Гонимая жаждой жизни Арита вгрызалась окоченевшими пальцами в наст, продолжая раскопки.

Ей удалось вырыть перед собой яму до самого пояса, и когда тело начало гнуться, она, опершись руками на утрамбованную перед ней площадку, постаралась выбраться наружу, потянув нижнюю часть тела. Увы, снег держал очень крепко. Очень, очень крепко…

И Арита, взвыв от безысходности, начала прощаться с жизнью. На улице никого не было, помощи ждать было не от кого, а силы были на исходе.

Она откапывала свои ноги, а в голове пролетали картины её крошечной жизни. Кузнечик на травинке. Сладкая клубника в миске. Котёнок, играющий с ниткой. Золотые орешки на ёлке. Золотые листья в осеннем лесу… Всё это уже никогда не повторится. Она замёрзнет в этом проклятом детском саду, я пяти шагах от дороги, в двух сотнях метров от собственного дома…



Дарья Беликова

Отредактировано: 05.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться