Аритины рассказы

Размер шрифта: - +

Рассказ двадцатый. Гроб на колёсиках и бабка-матерщинница

В детстве Ариты не было компьютерных игр, Интернета и социальных сетей, потому несчастным детям приходилось общаться друг с другом.

Шутки шутками, а ребята и вправду были дружнее, компании – больше, а развлечения – изобретательнее.  Одним из самых любимых, одновременно пугающих и завораживающих, было время, когда ночь стояла почти круглые сутки, на улице завывали метели, и собираться приходилось или у кого-то дома, или в полутёмных подъездах, перешёптываясь и стараясь не сильно шуметь, чтобы никто из жильцов не выгнал детвору на улицу.

В такие тёмные ночи из уст в уста передавали дети друг другу страшные истории, каждая из которых воспринималась как реальная, хранилась и распространялась, обрастая всё новыми подробностями. В тех зимних сумерках рождались истории о Чёрной Руке, Жёлтых зубах, Красном печенье и прочих ужасах разных цветов.  

В компании Ариты больше всего любили слушать про Гроб на Колёсиках. Все знали эту историю наизусть, а потому каждый рассказчик, чтобы привлечь внимание, придумывал свои концовки. И вот уже в одной из версий Гроб становится смешной байкой с обезьянкой под крышкой, в другой девочка разбивает гроб топором, в третьей в гробу лежит проклятая кукла, и так далее, и так далее…

Впечатлительная Арита не могла пройти мимо этих историй, но пугалась так, что потом не могла уснуть по ночам, вздрагивая от каждого шороха.  Тени на стене напоминали о Чёрной Руке, одежда на стуле была вылитым Синим Человеком, а шум машины, проехавшей мимо, воспринимался как свет Зелёных Глаз.  В общем, страшно, аж жуть.

Ребята в компании, быстро заметив, что Арита воспринимает рассказы более эмоционально, чем они, принялись скармливать ей всё новые и новые подробности выдуманных ужасов, приплетая к ним несуществующих очевидцев и клянясь в истинности сказанного. В итоге за одну зиму Арита узнала столько нового и провела столько бессонных ночей, пряча пятки от подкроватных монстров, что организм её начал вырабатывать иммунитет к пугалкам. Примерно к весне она вдруг поняла, что почти ничего не боится. И ночи стали светлее, и истории начали повторяться, уже не вызывая эффекта новизны.

Арита воспряла духом и начала вклиниваться в рассказы, а то и сама сочинять сложные и длинные истории, чтобы почувствовать себя частью происходившего. И казалось бы, всё стало хорошо, детские страхи – перебороты, зима – пережита, а истории – переосмыслены. Но не тут-то было!

Когда теория перестала вдохновлять шумную детскую компанию, они перешли к практике.  Теперь мало было слушать о страшных вещах, теперь им хотелось их лицезреть! А потому в полумраке раней весны начались вызовы Пиковой Дамы, Русалки, Гномика и… Бабки-матерщинницы.

Вот с ней-то и связана наша история.

Сложно сказать, за что так наказали некую безымянную бабку, превратив её в тёмный призрак детского фольклора, но факт остаётся  фактом: среди прочих странных духов, призываемых ребятами по всему бывшему Союзу, эта самая бабка – в первой пятёрке. В топе, так сказать…

У  обряда имелись свои правила: местом вызова мог стать подъезд, и только подъезд – раз. Два: света не должно было быть нигде. Три: все участники  в момент  прихода духа должны были молчать и не двигаться.

Атрибутика была незамысловатая: нитка, натянутая поперёк лестничного прохода, вторая нитка, к которой привязана конфетка, и зеркальце. По преданию, перед обрядом надо было много и громко маериться, чтобы бабка прислушалась. А потом, если на мат не выходили соседи (тоже вариант не хуже бабки-матерщиницы, скажу я вам!), главный вызывающий трижды произносил «Бабка-матерщиница, приди!», и все замирали в тишине. Считалось, что тем временем бабка выскакивала из зеркала, видела конфету и мчалась к ней, запиналась об натянутую ниточку и громко материлась. Потом, правда, хватала конфету и качала её, и именно это было сигналом того, что бабка таки явилась. А затем, не сумев отвязать конфету, бабка с матами уходила обратно в зеркало. Причём всегда. Какой-то несчастный призрак, в общем, к тому же не способный учиться на своих ошибках…

Но это сейчас смешно, а тогда, в темноте коридора… Да ещё зная, что за вызов и обиду бабка придёт мстить ночью, и если не открыть форточку, то тебя задушат твоими же волосами… Ух! Это было испытание для смелых.

Впрочем, за многочисленные попытки увидеть злобную бабку детвора никак не могла добиться успехов. И, наверное, так и не познала тайн бытия, если бы не происшествие на дне рождения одной из девочек, Юли.

Юля жила в доме у самого леса, и её родители отличались особым гостеприимством, чаще прочих прочих привечая у себя шумную компанию. Потому на день рождения к Юле тоже пришли все. Народа было так много, что пришлось занимать стулья у соседей. Ребята веселились и пили газировку, заедая тортики конфетами, болтали и играли в разные игры. Всем было хорошо и уютно, а за окном медленно сгущались ранние сумерки…

И тут именинница внесла необычное предложение.

 - А давайте пойдём вызывать бабку-матерщинницу! – предложила она, хитро глядя на собравшихся.

Часть самых смелых ребят тут же её поддержала, и остальным, дабы не прослыть трусишками, пришлось подчиниться.

Сгорая от любопытства и предчувствуя страшную игру, компания быстро натянула нитки, прицепила конфетку и выставила зеркальце. Света в подъезде и так не было, а потому, высыпав на лестницу и, исполнив первую часть  обряда,  все замерли в полной тишине.



Дарья Беликова

Отредактировано: 05.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться