Багровая кнея

- восемнадцатая позиция

Рвет на части от разрывающего голову звука, свистящих огромных пушечных ядер. Пламя молнией охватило видимый сухостой, который не успела укрыть позёмка. Первые зимние дни на вахнархских землях оказались лютым зверем для наступающих ратников лорда Аркхенского. Гололедица укрыла собой каждый сантиметр земной крупицы, будто ожидая преступного вторжения агрессора, обостряя зимнюю стужу.

Лизетта тайно переправилась на правый берег Теи под сопровождение воина Сизэра и нескольких вахнархцев. Михай остался у стены держать оборону с остальными воинами; со стены открывался хороший вид на реку Тею, которая из-за первого мороза схватилась еле заметным льдом. Князь отдал указание держать оборону стены до тех пор, пока Аркхенский не решит отправит свое войско на переправу через реку. Издалека, со стороны нападавших, было заметно что на правом берегу Теи открытая беззащитная территория, и в этом заключалась военная стратегия князя. Заманчиво показать врагу, что его тыл псевдо открыт, но только Лизетта и Михай знали, что на самом деле врага ожидает беспощадная облава.

Один и тот же голос, что повстречался княгине впервые в лесу у особняка, и предупреждал ее о гибели Михая, шептал Лизетт ныне установку:

"Отпусти свой разум в полет забвения. Дай силе вскружить помыслы; отпустись душой, страх не должен превышать твою мощь. Пропусти через вены то, что зовётся силой вахнархских земель и направь ее во благо и на защиту; во имя великого предназначения».

Княгиня замедляет дыхание, чувствуя как через ее слегка приоткрытые уста проникает нечто морозно-кристаллическое, белоснежное на цвет. В нее вселился всемогущий дух земель, и теперь подняв веки и обратив взгляд на горизонт у стены, Лизетта обрела возможность видеть бытие глазами царства почвы.

  — Потрясающее зрелище! — подумала княгиня. — Я будто пропитана влагой, во мне растут тысячи деревьев, цветов, в моих земляных норах живут дикие звери, насекомые; а корни, извилистые и толстые, достигают самых моих недр. Вода течет во мне, жизнь обитает во мне! Невероятные ощущения!

Сезэр молчаливо наблюдает за происходящим с госпожой и с придыханием удивляется ее перевоплощениям. Дух захватывает его мысли от того, какие чары подвластны этой юной женщине с характером воина. Он видит, как по ее венам стройным рядом, будто муравьи, бежит вместо крови неизвестная человеческому разуму и глазу материя. Диво и только! Впервые в жизни Сезэр видит нечто подобное и всецело покорен этому зрелищу. Он подаёт ей свою огромную шероховатую ладонь и, в поклоне, смело подхватывает ее за талию, когда замечает что ноги княгини подкашиваются. Ей нужно было время привыкнуть к силе, — и потому, усадив Лизетт на высокий покатый камень у ивы, воин принялся растирать ее руки до горячего, пылающего тепла, чтобы привести госпожу в чувства.

  — Без волнения, прошу, Сезэр. Мне привыкнуть нужно к диву такому. А ведь это только начало…
  — Начало?.. Что бы то значило, царицка? Ты меня не страши понапрасну.
  — Я сама не знаю, но меня переполняют такие ощущения, будто я — не я. — Лизетта сжала воину ладонь с такой силой, что он — здоровый детина, аж да поморщился.
  — Во оно как! Ты, царицка, не шали так! Раньше времени силу не показывай врагу. В ловушку их заманим, князь Михай дело говорит. К тому же, зима пришла раньше, это нам на руку, от холода враг дурнеет, а мы к морозам люди привычные.
Лизетта покрыла голову болотного цвета накидкой, таким образом скрыв свое тело полностью. Эта маскировка прекрасно сливала княгиню с природой.
  — Чересчур уж они самоуверенны, ты не находишь, Сезэр?
  — Да ну! Это все по глупости! Видел я таких. А все потому, что стратегии разумной у них нет. Верно наш князь говорит, что беспроигрышный план должен быть не только прогрессом полководца, но и воинов. Что же это за воины, которые не понимают за что они идут в бой, что ожидать от него, и как всё может обернуться?! Ты обязан понимать, что тебя может ожидать в случае проигрыша.

Сезэр говорил ей про такие вещи, о которых чаще всего рассказывали старцы- мудрецы, делясь опытом с учениками. Лизетта почувствовала себя ученицей воина и чаще слушала его, чем говорила. Он мог научить ее многому ремеслу. Особый интерес у княгини вызывали истории о воинских легендах, подвигах. Одну из таких легенд он поведал ей до начала битвы.

В ней рассказывалось про беспощадного князя, который был кровожадным воином, вершил судьбу других народов во имя своего блага. Он предпочитал убивать врагов ночью, когда те не ожидали нападения. За такое коварство его прозвали кровожадным, ночным убийцей. И не только враги, но и простые люди, стали бояться, сторониться его. У них стал пропадать скот, затем кто-то подметил, что куда-то исчезают бродяжки, нищие, пьянчужки. Вечерами по улицам стало безлюдно, из-за страха быть убитым, народ не покидал свои дома после захода солнца.
Но однажды, после тысячной ночи князь пропал и его не стало.

  — Что за тысячная ночь? — Перебила Лизетта.
  — Ту ночь так прозвали, потому что князь истребил на сухом поле около тысячи неверных ему! Говорят, липкая красная жижа покрывала собой землю ещё долгое время, одним лишь видом пугая горожан.
  — Боже! — Сердце княгини заболело в груди. — Эта легенда похожа на историю, которую я слышала от служанки будучи на западных землях Вахнархии. Дело в том, что до войны с лордом Аркхенским, мой знакомый исследователь, а потом и я увлеклась, собирал местные слухи, рассказы и наткнулся на легенду о неком ночном дьяволе. Выходит, это частично правда… Когда-то на самом деле существовал такой человек.
Сезэр кивнул, закурив свою длинную самодельную махорку.
  — Он был нечеловечески быстр и силен. У него была жена, которая перешла ему «в наследство», так глаголет история. Кто говорил, что он заморил женщину до смерти, а кто, что она померла при родах, которые тоже стали неудачными, — младенец умер. Но своей любимицей князь избрал другую красавицу, а она отказала ему на свою беду и тоже сгинула!
  — И что, после тысячной ночи его никто не видел?
  — Нет. — Сезэр пустил дым в сторону, поглядывая на противоположный берег Теи, как укрепляют стену с помощью толстых канатов. — И убийства прекратились.
  — А как давно жил этот князь-убийца? Это же древняя легенда?!
Воин задумчиво пожал плечами.
  — Кто его знает! Я ни имени, ни дат не слышал. Только эту историю. Ее отец рассказывал мне и брату в детстве.



Элли Гарус

Отредактировано: 24.04.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться