Байки из склепа

Размер шрифта: - +

Пока Гудзон молчал (хоррор-детектив)

Прохладным осенним утром тощий чёрный мальчонка в грязных обносках бродил по улицам Бруклина. Он клянчил у прохожих «ну хоть четвертак», цепко просматривал мусорки: вдруг кто хот-дог не доел. У закусочной «Джонни Рокетс» мальчик остановился. За большим, во всю стену, окном завтракали двое мужчин. Но не они привлекли внимание. Мальчишка прислонился к окну и горящими глазами уставился на дымящийся бумажный стакан кофе, румяный гамбургер и золотистые ломтики картофеля, выглядывавшие из картонной коробочки. Многоэтажный сэндвич обхватили короткие толстые пальцы, гамбургер поплыл вверх, и вот уже в него вонзаются крепкие жёлтые зубы.

– Этот парень пускает слюни, – возмутился Дирк с набитым ртом. – Эй, пошёл прочь!

Мальчонка вздрогнул, отшатнулся.

– Не порти аппетит! Скройся!

Дирк приподнялся, будто собрался выйти на улицу и надрать бродяжке уши. Подействовало – мальчишка будто испарился.

– Того гляди и сожрёт тебя с этим гамбургером. Так на чём мы?.. Ах, да, я выиграл вечер с Готикой!

Дирк – зрелый мужчина, приземистый, полный, лысый ‒ походил на воздушный шарик. Сходство усиливала куртка-плащёвка, охватывавшая торс пузырём. Дирк таксовал то днём, то ночью, поэтому для него не существовало разделения на завтрак и обед, ел всегда плотно Как и большинство таксистов, Дирк любил дать волю языку, чего нельзя сказать о его друге – Роне.

Рон работал на стройке, где его мышцы вздулись, как попкорн в духовке. Ростом он тоже превосходил Дирка, но уступал в возрасте. Ирландская кровь дала Рону волосы красной меди и зелёные глаза. Щёки и подбородок блестели щетиной, точно золотожильный камень.

Дирк вытащил Рона из постели в долгожданный выходной, чтобы поделиться непонятной радостью. Утром ему позвонили и сказали, что Дирк выиграл в конкурсе «Ответь Готике». Причем сообщил об этом горячо любимый им голос – самой ведущей! Судя по восторженной интонации, искрящемуся взгляду, чересчур быстрой, даже для Дирка, речи, звонок был важным событием.

– Может, не будешь кофе? – спросил Рон осторожно.

– Что? Причём тут кофе?

– Ты и так возбуждён, как Колумб, увидавший берег.

– Друг, ты не понимаешь. Это же Готика!

Дирк буквально трясся от ликования, всё подпрыгивал на месте, будто ему подсунули ежа, горячо жестикулировал.

– Ну и? – равнодушно отозвался Рон.

– Ты что, ни разу не слушал «Откровения с Готикой»? «Ночное радио»? Самый сексуальный голос на всю Америку!

– Ночью я сплю, – терпеливо заметил Рон. Он начал понимать, что его подняли чуть свет из-за пустяка.

– Так ты ни разу…

– Нет, – отрезал Рон и принялся яростно кромсать яичницу.

– Ну, ты представь, какая она сама, если у неё такой голос. А мне выпала удача провести с ней вечер! Кто знает, может, я уломаю её, и мы будем резвиться до самого утра.

Рон одарил друга скептическим взглядом.

– До утра, – пропел Дирк, вращая руками, точно ведьма, мешающая в котле зелье.

– И где она живёт?

– За городом. Я записал.

Дирк пошарил по карманам.

– Дома, наверное, у телефона оставил.

– И она приглашает к себе домой?

– Да! Представь себе: не в ресторан, не в театр, а домой! Это обнадёживает, – Дирк игриво подмигнул, – и расширяет возможности.

– А что за «Откровения» такие?

– Когда я работаю по ночам, всегда их слушаю. Они идут от полуночи до четырёх утра. И у неё такой голос! Она такая опытная, отвечает на все вопросы. Вчера один малый спросил, как ему заставить свою девушку сделать ему минет. Так знаешь, что она ему сказала? Прочитала целую лекцию о пользе спермы! Якобы это благотворно сказывается на внешнем виде девушке: кожа гладкая, медленней стареет и всё такое… В общем, всё равно что витамины, – голос сорвался в смех.

Рон пострелял глазами по сторонам: никто Дирка не слышал? Скорчил невинную гримасу, кивнул.

– Да, это очень интересно. То есть там ведутся разговоры о сексе?

– О взаимоотношениях Адама и Евы, и секс в том числе, – важно поправил Дирк, вздёрнув указательный палец.

– Не знаю… Ты уверен, что хочешь поехать?

– Не вижу смысла отказываться от такого подарка! – воскликнул Дирк, округлив глаза.

Рон грыз ноготь на большом пальце: как всегда, когда его одолевали сомнения или волнение.

– К незнакомке, на ночь, за город… Ненормально все это. Тем более сейчас, когда в Нью-Йорке подскочил процент пропавших без вести.

– Брось. Я не первый и не последний. Она каждые две недели проводит викторину.



Алексей Карелин

Отредактировано: 12.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться