Байт 4. Проклятие Первого Десмода

Размер шрифта: - +

Глава 11

XI

«Когда Бог хочет сделать вам подарок, он заворачивает

его в проблему. И чем больше подарок, тем в большую

проблему он его заворачивает».

Брайан Трейси.

Всеслав.

Земля 2043.

Как и обещал Шшлемхх Аинн, стоило мне шагнуть в свою реальность, Ксюша тут же пришла в себя. Я аккуратно опустил ее с плеча на пол и теперь она недоуменно крутила головой, пытаясь понять, как мы оказались в квартире Антона, если еще мгновение назад она сидела у зеркала в своей комнате дядиного дворца.

Пока она соображала, я прошел в спальню и положил кристалл с Ассахтой в тумбочку у изголовья Антошиной кровати. Дракон наказал надежно ее припрятать, но кроме этой квартиры в этом времени других мест у меня нет. Появится Антон, может быть, определим осколок Ксюшиного мира в банковскую ячейку. А сейчас у меня есть и другие дела.

Есть… Да, есть хочется! Неимоверно! Видимо, перестройка тела еще не закончилась.

- Ксюшенька! – крикнул я через дверь, стягивая пропыленную одежду, при перемещении принявшую свой первоначальный вид, и надевая спортивный костюм. – Сделай чего-нибудь перекусить, пожа-алуйста!

Она, пока не задавая вопросов, ушла на кухню, а я отправился в душ, попутно забросив грязное белье в стиральную машину.

Пока отмывался от мельчайшей оранжевой пыли, размышлял. Теперь я точно знал, как вызволить Пончика из ловушки в которую он угодил. Решение оказалось простым и монументальным, впрочем, как и все вокруг нас. Потому как степень сложности любого вопроса, прямо пропорциональна ширине нашего угла зрения на проблему, помноженного на объем знаний, доступный на данном конкретном уровне нашего развития.

Я вышел из ванной и направился к балкону, где возле двери мы с Антоном оставляли окаменевшую саламандру. Там ее не оказалось. Живая и здоровая она обнаружилась на кухне, откуда уже вкусно пахло чем-то жареным. Ясное дело! Не только мне есть охота!

- Шштелльсси! – обратился я к ней, решив не откладывать дело в долгий ящик. – Мне нужна твоя помощь, чтобы освободить Пончика…

Она оторвалась от миски с листьями салата и кусочками пармезана и, перестав жевать, посмотрела мне укоризненно в глаза. Мол, и поесть спокойно не дадут неугомонные соседи!

- Да, прямо сейчас! – утвердительно ответил я на ее немой вопрос. – Очень надо!

Шштелльсси молча подошла, ткнулась каменным носом в мою ногу чуть выше колена, и вернулась обратно к прерванной трапезе, осуждающе на меня поглядывая. А я вышел в зал, с интересом наблюдая, как начинают пропадать части моего тела.

Через десяток секунд я исчез окончательно, походил по комнате туда – сюда, в зеркало заглянул. Прикольное умение! Мне бы в детстве такое! Повеселились бы с Серегой от души! Хотя, это он больше хотел стать «человеком – невидимкой», а я просто волшебную палочку хотел – стукнул по машине одним концом, она и превратилась в модельку в масштабе 1:43. Стукнул другим, - обратно нормальный автомобиль! Только боюсь, что с его невидимостью, что с моей волшебной палочкой, дорога нам была бы одна – как в той песне, «по Большому Сибирскому тракту».

- Ссессалахх! Все готово! – позвала из кухни Ксюша. – Иди, а то остывает!

Я с сожалением проявился обратно. Вместе с даром переданным саламандрой, пришло и знание, как им пользоваться.

Ксюша молчала, ожидая пока я поем, а я с удовольствием уминал приготовленное ею блюдо – конвертики из тонкого лаваша, обжаренные на яйце с молоком, внутри которых в расплавленном твердом сыре стыдливо пряталась копченая колбаса, и запивал горячим кофе из большой чашки.

- Кроме этого в холодильнике ничего не было, - извиняющимся тоном сообщила Ксюша. – Только яйца. А они – еда одиноких людей, и холостяков.

- Так я и ефть холофтяк! – с набитым ртом подтвердил я. – Не одинокий, конечно, но…

- Думаю, это не на долго! – сделала предположение она, присаживаясь напротив. – Так, что же там произошло?

Молодец девочка! Выдержка королевская! Впрочем, она и есть принцесса, правда теперь уже без земель и подданных… Но, это ничего не меняет! Тем более, это не навсегда.

- Тут такое дело… - я отхлебнул кофе. Мне не хотелось ее расстраивать, тем не менее, она должна знать правду. Это был ее мир. – Братьев твоих Шшлемхх Аинн забрал к себе. Сказал, что с ними все будет в порядке! А дядя, вместе с тем, что осталось от Ассахты, в тумбочке в спальне лежит…

- Как, в тумбочке? – поразилась она.

Чтобы долго не объяснять, я пошел и принес кристалл.

- Дракон поместил все, что осталось от твоего мира сюда! – я аккуратно положил кварц в ее протянутые ладошки. – Там и столица и жители, и дядя твой…

Ксюша осторожно поднесла его к наполненным слезами глазам, пытаясь вглядеться внутрь темно – прозрачного раухтопаза, словно действительно надеялась разглядеть в его глубине Массишшима.

- Ничего у меня не осталось! – с болью в голосе произнесла она, возвращая кристалл. – Проклятые шпринги! Они забрали у меня все, чем я дорожила!

Мне захотелось погладить ее по голове, успокаивая, сказать что-нибудь ласковое и подбадривающее, но что-то мешало. Какой-то недавно появившийся во мне стопор, наглухо заблокировавший во мне сопереживание, жалость, а возможно и еще много чего. Просто я пока не обратил на это внимания.

«Демиург не подвержен влиянию чувств», - высветилось яркой вспышкой в моей голове, после которой еще некоторое время перед глазами плавали черные пятна. Выглядело это как вывеска из пылающих букв на фоне разбегающихся галактик, надежно фиксируемая живыми золотыми цепями космических связей, тянущихся от множества звезд.



Андрей Вичурин

Отредактировано: 10.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться