Байт 6. Наследник Утренней Зари. Проект "Земля".

Глава 2

II

«Самонадеянность - подруга неопытности».

Пьер Буаст.

Антон.

Мальта.

Без Черты и Аксиньи в доме стало как-то неуютно. Пончик так и не пришел в себя. Я положил брата на любимый им диван и укрыл пледом. Он вроде бы и спал, и в то же время, все мы каким-то седьмым чувством понимаем, где обычный сон, а где такой, откуда можно и не вернуться. Его забытье мне казалось именно таким.

Как помочь, как выдернуть его из тех далей, в которых он потерялся, я не знал, и Всеслав похоже, тоже. Буквально через час после возвращения, перекусив на скорую руку, тот ушел в «Мир» проведать Серегу, встретиться с ребятами из его боевой «добровольческой» роты, повидаться с Абигором и оценить скорость сворачивания местной виртуальности. Как он сказал: «Пришло время молча раздавать долги и с любовью разбрасывать камни».

Я подумал, - к чему это? Если он имел в виду текст из книги Екклесиаста, примерно в диапазоне 3:1-8, то, судя по всему, взял левые строки глав. Дальше, следуя той же логике, соответственно, получается, - ждет нас время насаждать, убивать, разрушать, плакать, сетовать, искать и раздирать. А напоследок, – наступит время войны.

Печальная перспектива. Но разве это время уже не пришло? Причем очень давно! Еще когда Каин не помирился с братом? Оно и не уходило никуда. Мое такое мнение.

Возможно, Всеслав и не думал об этом совсем, просто так ляпнул но, как же все в тему! Этим мы и занимаемся, к этому мы и готовимся каждый день, надеясь, что и в правых строках дуальной парадигмы: «Всему свое время, и время всякой вещи под небом», тоже содержится железобетонная истина, - нерушимый фундамент светлой надежды, и когда-то придет время врачевать, строить, смеяться и плясать. И придет время миру. Или «Миру»?

Да, - и когда-то, наступит время умирать. Ну, уж, конечно, не без этого…

Что-то меня снова куда-то не туда понесло.

Пончик, наверное, порадовался бы внезапному появлению у меня зачатков логического мышления. Или наоборот, поржал от души. Над зачатками…

После тренировок в «Капле Пустоты» и долгих медитаций, со мною теперь часто такое приключается. И это не обычные, присущие мне раньше сомнения, не самокопания, - те покинули меня после памятного разговора с Землей в подземелье горы Кифхойзер, когда я впервые почувствовал свое единение с мирозданием. И не заумь хвастливая. Скорее – пришло время попытаться объять необъятное. Я воспринимаю эти внезапно возникающие мысли именно так. Объять духом все мироздание, или полностью раствориться в нем, оставаясь при этом самим собой.

Что, нагнал я тоски? Ничего, не сомневайтесь! Настанет час, вы тоже вдохнете эту окрыляющую легкость. Растворитесь в подобном чувстве и не станете меня судить слишком строго, навешивая нелицеприятные ярлыки.

Перед уходом, Всеслав посоветовал воспользоваться проявившимися способностями и попытаться найти Черту, пока он будет занят. В том, что она жива и находится где-то на Земле, он не сомневался, доверяя дракону безоговорочно. Если тот сказал «жива», значит, так и есть! Я очень надеялся, что он прав, хотя как так может быть, не понятно. Однако заморачиваться поисками здравого смысла в событиях последних сумасшедших дней, как я понял, совершенно бесполезно. Приму за аксиому.

По поводу оставшейся до моего перерождения в вампира недели, я тоже старался пока не думать. Черта живет же с этим как-то? Найду сначала ее, - может быть, подскажет, как выкрутиться.

«Прозрение дали» у меня поднялось до максимальной «десятки». Вот его и попробую заюзать. Во все уголки планеты, конечно, заглядывать времени нет, но по возможным местам возрождения Черточки пробежаться надо. А я знаю их не очень много. Как впрочем, и о самой вампирессе. Только сейчас подумал о том, что на меня словно какое-то затмение находит, когда она рядом. Здесь Черта? Вот и замечательно! Вся же ее предыдущая жизнь, с кем и что было у нее до меня, как-то совершенно не интересно.

- А вдруг, у нее не одна сотня скелетов в шкафу? – с обеспокоенной подозрительностью поинтересовалась паранойя. – И мы будем следующим?

- Да и пофиг! – беспечно ответил кто-то незнакомый в моей голове. Не батин ли «авось» в ней себе новое место жительства облюбовал? А я уже было обрадовался, что более цельным и самодостаточным стал с подачи матушки – Земли. Фигвам!

Ксюша, чтобы меня не отвлекать своим расстроенным видом, посоветовала заняться медитацией на улице в беседке, а сама вместе со Шштелльсси осталась дежурить возле Пончика. Саламандра, не долго думая, забралась на диван и, обвив кота хвостом, мордой уткнулась в его шею, изредка вздыхая.

Ладно, пора заняться делом.

Сел в «позу лотоса». Не зря азиаты используют ее в своих практиках. Концентрация происходит намного быстрее, энергетические потоки стабилизируются, и даже ничтожно малое количество маны, все еще присутствующее на Земле и разлитое вокруг, получается успешно поглощать и конденсировать. А расход ее на «Прозрении» напрямую зависит от «дали».

С чего начать? Где может быть ее точка привязки? В Сохачеве, где она родилась? Бред, конечно! Если отныне все мы будем воскресать в роддомах, где появились на свет, - такой бардак начнется! Тем не менее, некоторая логика в этом есть. Да и все равно, поиск начинать откуда-то надо!

Через мгновенье я, словно зависнув над Землей на воздушном шаре, наблюдал раскинувшиеся внизу поля, серые нитки автомагистралей и похожий сверху на расчерченную линиями улиц серую белку - летягу, вытянувшийся вдоль петляющей на северо-восток Бзуры, небольшой городок Сохачев. Стоило только подумать о роддоме, контекстное меню любезно откликнулось, поставив маркер на левом берегу реки, подписав: "District Hospital" in Sochaczew.



Андрей Вичурин

Отредактировано: 28.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться